В темных глубинах Баренцева моря, среди невзорвавшихся бомб и человеческих останков на борту крейсера «Эдинбург» Дуги Мэтсон (Dougie Matheson) заметил несомненный блеск золота.

23-летний водолаз смел рукой ил на полу погреба для боеприпасов, открыл ящик и вытащил оттуда брусок драгоценного металла. Видимость на глубине 250 метров была почти нулевая, однако по весу и на ощупь он понял, что нашел богатство, которое его команда водолазов искала уже несколько недель.

Мэтсон исследовал обломки корабля королевских ВМС, который в 1942 году перевозил 465 слитков русского золота на 45 миллионов фунтов стерлингов, но был потоплен немецкой подлодкой.

В книгах по истории эти утраченные в годы войны сокровища, которые были найдены и подняты наверх в 1981 году, назвали «трофеем века».

Первый слиток нашел не Мэтсон, а другой дайвер, но Дуги называют человеком, отыскавшим основную жилу. Спустя 40 лет после той операции этот шотландец из Аллапула впервые рассказал о памятном для него погружении. «Все было покрыто мазутом. Мрачное, грязное, ужасное место, — сказал он. — Но я вскрыл тот ящик, и золото в нем засверкало как в тот день, когда корабль пошел ко дну». Он улыбается своим воспоминаниям: «Свет от фонаря попал внутрь. Это было чистое, 99,99-процентное русское золото».

За четыре часа он вытащил из погреба 40 брусков золота, примерно по одному миллиону фунтов стерлингов в час. Это было самое большое количество золота, поднятое в ходе экспедиции за одно погружение.

На дно вместе с «Эдинбургом» ушло 90 ящиков золота, а также тела 60 британских моряков, которые погибли, когда двумя торпедами корпус корабля «вскрыло как банку с сардинами».

Опасной операцией руководили правительства Британии и Советского Союза. Водолазы при помощи терморезаков вырезали отверстие в корпусе. Среди обломков было множество неразорвавшихся снарядов, и если бы пламенем затронуло один из них, мог прозвучать роковой взрыв. «Золото валялось там вперемешку с бомбами и боеприпасами», — рассказал Мэтсон.

«Если бы мы своими резаками коснулись снарядов, то это был бы конец всей истории. Там были снарядные ящики, очень похожие на ящики с золотом. Первая пара погружений произвела на нас огромное впечатление. Мы увидели корабль. Ты самостоятельно погружаешься и видишь огромный остов погибшего судна. Смотришь в сторону и видишь нацеленные прямо на тебя корабельные орудия».

Другой ныряльщик, попросивший не называть его имя, рассказал: «Мы вынимали оттуда 500-фунтовые бомбы без освещения, потому что батареи у наших фонарей сели. Мы искали золото на ощупь».

«У Дуги был самый дорогой грузовой пояс за всю историю погружений. Он рассовал по карманам золотые слитки, которые держали его на дне, не давая всплыть».

Дайверы жили в контролируемой среде водолазной капсулы и компрессионной камеры шесть недель, работая на борту крейсера посменно по четыре часа.

Они дышали смесью гелия и кислорода, которая в 23 раза плотнее воздуха, а их костюмы имели такую конструкцию, чтобы сохранять и перерабатывать газ, который обычно уходит из водолазного шлема. На случай отказа системы у каждого за спиной был баллон, дававший им запас воздуха, чтобы добраться до колокола. Он был рассчитан на восемь вдохов, что на такой глубине означало четыре минуты.

На момент завершения операции в обломках корабля оставалось всего 34 слитка. То есть, они подняли золота на 200 миллионов фунтов стерлингов по сегодняшним ценам.

Основную часть получили правительства Британии и Советского Союза, однако кое-что досталось и консорциуму золотоискателей. Мэтсон и компания получили по 27 000 фунтов на брата (сегодня это около 100 000 фунтов).

Но операцию омрачали слухи о том, будто ныряльщики осквернили останки моряков. Мэтсон сказал: «Мы наткнулись только на те останки, которые по ошибке были подняты на поверхность вместе с обломками и мусором».

«Где-то через неделю после того, как мы подняли все золото наверх, кто-то сказал, что мы вставили в череп химический фонарь. Этого не было. Не было абсолютно никакого осквернения останков».

Потоплен по пути в Британию

Крейсер «Эдинбург» водоизмещением 10 600 тонн был построен в Ньюкасле и спущен на воду в 1938 году. Его максимальная скорость достигала 33 узлов.

Корабль получил повреждения в заливе Ферт-оф-Форт, когда немцы в октябре 1939 года атаковали военно-морскую базу Росайт. После службы в Атлантике, Средиземном и Северном морях крейсер получил задание сопровождать арктические конвои, доставлявшие грузы в Советский Союз. 6 апреля 1942 года корабль покинул гавань Скапа-Флоу для сопровождения конвоя PQ14, шедшего в Мурманск. Из 24 судов конвоя 16 были вынуждены вернуться в Исландию из-за льда, а еще один был потоплен немецкой лодкой. «Эдинбург» и остальные семь судов 19 апреля прибыли в Мурманск.

30 апреля крейсер под командованием контр-адмирала Стюарта Бонхема Картера (Stuart Bonham Carter) возвращался в Британию с грузом советского золота, которым Москва расплачивалась за поставки по лендлизу, когда в него попали две торпеды, выпущенные с немецкой субмарины U-456. Экипаж оставил корабль. Два офицера и 56 матросов погибли во время нападения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.