Проведя 14 дней в квартире и наблюдая жизнь из окна, я ожидал увидеть на московских улицах какие-то постапокалиптические сцены. «Все нормально, никаких проблем», — бросает мне доставщик еды, когда я спрашиваю, не страшно ли ему от того, что на мне маска.

Выйдя первый раз прогуляться по московским улицам по прошествии месяца (15 дней отпуска и две недели самоизоляции из-за того, что вернулся из Испании), я особых перемен не обнаружил. Люди снуют туда-сюда, спешат на работу. Бородатый старик, который всю зиму продает домотканые шерстяные носки в парке, по-прежнему сидит на своем месте, киоски все также открыты для тех, кто предпочитает бумажные издания, а около метро стоят такси, причем водители не в машине, а рядом с ней, что-то обсуждают.

В Москве и раньше можно было увидеть людей в масках, у которых либо уже был насморк, либо они боялись его подхватить. Но после новостей из Европы я ожидал увидеть их в большем количестве.

Совсем другое дело в метро. Сотрудники носят маски, натянутые чуть ли не до глаз. У женщин-сотрудниц на руках защитные перчатки. Людей стало меньше. По подсчетам мэрии, на 30%. Вхожу в вагон, и одна женщина в страхе отдаляется, увидев, что я в маске. И правильно делает. Остальные, похоже, не отдают себе отчета в том, что на всех нас надвигается.

Согласно официальным данным, количество заболевших инфекцией Covid-19, значительно меньше, чем в Западной Европе. Наверное, этим можно объяснить спокойствие людей. Некоторые местные СМИ и социальные сети настроены скептически по отношению к этим данным. Анастасия Васильева, личный врач-офтальмолог оппозиционного политика Алексея Навального и глава профсоюза «Альянс врачей», обвинила власти в сокрытии истинных данных, заявив, что зачастую вместо диагноза «коронавирус» ставится диагноз «пневмония» или «респираторное заболевание».

Однако, как отметила представитель ВОЗ в России Мелита Вуйнович, именно эта страна одной из первых стала предпринимать реальные меры в этой области, еще даже до того, как ВОЗ объявила 11 марта о том, что мир столкнулся с пандемией. 30 января Россия закрыла границу с Китаем по всей ее протяженности (4.200 километров). Железнодорожное сообщение было прекращено 3 февраля, а через несколько дней китайским гражданам был запрещен въезд в страну. «Россия начала проводить исследования коронавируса в конце января», — подчеркнула Вуйнович.

Но российская политика этим не ограничивается. Важнейшим событием является внесение изменений в Конституцию, которые позволят президенту Владимиру Путину вновь выставить свою кандидатуру на выборах 2024 года, несмотря на то, что к этому моменту он завершит свой второй президентский срок подряд. После одобрения Федеральным собранием и законодательными собраниями субъектов Федерации, 22 апреля поправки будут вынесены на всеобщее голосование. Было предложено, чтобы в Москве голосование длилось несколько дней и осуществлялось через интернет. Вопрос на данный момент остается открытым.

Кризис коронавируса развивается в России по своим законам. Исчезли даже очереди в аптеках, люди перестали скупать туалетную бумагу и гречку. Об всем этом я узнал из новостей и от своей тещи. Поставщики оказались на уровне, и через несколько дней полки магазинов снова стали полными.

Районные супермаркеты работают в обычном режиме. Особо хочется отметить гипермаркет «Гагаринский». Весь персонал в масках. Их здесь, наверное, даже больше, чем на улице. Среди клиентов много людей пожилого возраста, так называемой группы риска.

Недавно власти Москвы рекомендовали людям старше 65 лет не покидать свои дома в течение 20 дней, до 14 апреля. На помощь им придут группы добровольцев. Московская мэрия создала службу под названием «Мы вместе», которая доставляет пожилым людям продукты и лекарства, а также оказывает иную помощь.

Мэр Сергей Собянин также сообщил о предоставлении социальной помощи в размере 4 тысяч рублей людям пожилого возраста. Данная мера не распространяется на руководителей предприятий и лиц, чье присутствие на своих рабочих местах является жизненно необходимым. В эту категорию входит и сам президент Путин, которому исполняется 67 лет.

Москва готовится к разным сценариям развития событий. Полиция разрабатывает мероприятия на случай необходимости ограничения въезда или вообще закрыть въезд, хотя правительство заверило, что в данный момент в этом нет необходимости. Ряд больниц готовы работать только по противодействию пандемии, а до конца месяца откроются девять новых лабораторий.

Думаю, что после самоизоляции моя семья заслужила такую роскошь — поесть чего-то вкусненького. Я отправляюсь в кондитерский отдел супермаркета одной из международных сетей, которую мы раньше всегда критиковали. Народу не битком, но в очереди мне все-таки постоять пришлось. Но тут я немного расстроился: ни у кого из работников маски не было.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.