Внешняя сторона всегда играла центральную роль в фигурном катании. Культура этого вида спорта требует, чтобы спортсмены улыбались, несмотря на боль и ошибки. В зоне «слез и поцелуев», где фигуристы ждут своих оценок, редко можно увидеть открытую демонстрацию искренних эмоций. Даже если судьи несправедливо оценивают выступление, фигуристы будут посылать воздушные поцелуи на камеру и махать рукой толпе. Фигуристы могут испытывать ужасную досаду и раздражение, но они никогда этого не покажут, предпочитая страдать молча. Этот вид спорта требует, чтобы вы похоронили свои истинные эмоции глубоко внутри себя.

 

«Это порочный круг, когда вы живете внутри пузыря, — говорит Киира Корпи (Kiira Korpi), двукратная участница Олимпийских игр из Финляндии, которая сейчас учится на психолога в Новой школе на Манхэттене и борется за права детей. — Вы просто не понимаете, насколько нездоровыми или токсичными являются некоторые культурные нормы».

На прошлой неделе в Монреале должен был состояться чемпионат мира по фигурному катанию, но пандемия Covid-19 помешала этому. Хотя и непреднамеренно, но это, возможно, изменило и ситуацию в женском фигурном катании.

 

Если бы не произошло никакого чуда, на чемпионате за первые места, скорее всего, боролись бы три российские девушки-подростка: 16-летняя Алена Косторная, 15-летняя Анна Щербакова и 15-летняя Александра Трусова. Это трио произвело революцию в фигурном катании. Они дебютировали во взрослом фигурном катании только в прошлом году и сразу же произ

вели фурор, попав во множество заголовков. В финале Гран-при в декабре прошлого года Косторная завоевала золото, а Щербакова и Трусова — серебряную и бронзовую медали. Через месяц они повторили этот трюк на чемпионате Европы, а их соперницы остались ошеломлены их превосходством.

 

Что делает их такими результативными? Что ж, благодаря своим замечательным прыжкам они получают максимальные баллы за технику исполнения. И Трусова, и Щербакова уже овладели «святым Граалем» фигурного катания: они исполняют четверные прыжки, которые до недавнего времени были неслыханным подвигом для женщин — это четыре полных вращения в воздухе. 

 

Однако есть здесь и тревожные моменты. Во-первых, что именно мы сейчас наблюдаем: соревнования по фигурному катанию среди женщин или соревнования по прыжкам среди девочек? Во-вторых — и это гораздо важнее, — какова цена такого успеха — физическая, эмоциональная и психологическая — для этой группы неокрепших, развивающихся детей?

«Худший аспект этого заключается в том, что большую часть времени в фигурном катании, гимнастике и, возможно, в некоторых других видах спорта ты растешь внутри культуры, которая очень авторитарна, — объясняет Корпи. — Ты растешь в уверенности, что, если ты получил травму, это следствие твоей слабости. Или если твое тело или психологическое состояние ломаются, это тоже следствие твоей слабости. Но почему ломается тело подростка?» 

«Очевидно, у спортсмена есть масса обязательств, но мы никогда по-настоящему не задавались вопросом о том, нет ли каких-то проблем с нашими тренерами? Не было ли у нас слишком много чрезмерных тренировок? Я слышала от врачей о 12-летних подростках в Америке, Финляндии и Швеции — я уверена, что в России это случается еще раньше, — которые приходят в клиники со стрессовыми переломами и такими состояниями, которые не должны возникать в этом возрасте. Это указывает на то, что тренировок было слишком много. И как можно с этим справиться в таком юном возрасте?»

Все три юные российские фигуристки тренируются у одного тренера — Этери Тутберидзе, которая воспитала множество талантливых фигуристок. Она спорная фигура, хотя о ней мало что известно, что необычно для сообщества фигуристов, где все друг друга очень хорошо знают. Она прославилась как тренер в 2014 году, когда 15-летняя девушка в красном платье по имени Юлия Липницкая произвела фурор в Сочи и сыграла решающую роль в том, чтобы российская сборная завоевала олимпийское золото в командном зачете. Она стала звездой. Через месяц она заняла второе место на чемпионате мира по фигурному катанию, но ее очень быстро списали, когда ее тело начало развиваться. К концу 2016 года со спортом было покончено. Истощенная и разочарованная, через год она рассказала о своей длительной битве с анорексией. «Меня больше не тянет над лед», — призналась она.

К тому времени Тутберидзе уже двинулась дальше и привела другое юное дарование, Евгению Медведеву, к европейским и мировым титулам. Но на Олимпийских играх 2018 года Медведеву в битве за первое место опередила ее партнерша по тренировкам, 15-летняя Алина Загитова, которая на три года младше нее. У Тутберидзе появилась новая фаворитка, и через несколько месяцев Медведева совершила неожиданный и беспрецедентный шаг. Она вообще уехала из России, решив продолжить свою карьеру в фигурном катании в Канаде. «Здесь я чувствую себя более взрослой», — сказала Медведева позже в 2018 году.

Теперь о Загитовой — действующей олимпийской чемпионке и чемпионке мира. Ей все еще 17 лет, но в декабре она заявила, что уходит из фигурного катания на неопределенный срок. А за месяц до этого она призналась, что ей трудно не отставать о своих более юных конкуренток, вместе с которыми она все еще тренируется в Москве. Больше всего беспокоит то, что, по ее словам, она даже подумать не может о том, чтобы попытаться исполнить четверной прыжок, пока она не сбросит вес.

«Для начала мне нужно много всего для этого сделать, подготовиться и физически, и морально. Как минимум три килограмма сбросить, это обязательно. Если не больше. Нужно максимально снизить риск травмы», — сказала она.

 

Это и есть краеугольный камень споров вокруг феномена прыжков в женском фигурном катании и триумфа так называемых «русских куколок» — особенности женского тела.

 

Половое созревание может кардинальным образом изменить то, как выступает фигуристка. Девушки становятся выше и тяжелее, и это ожидаемо. Самое главное — это естественно. Но в некоторых кругах сообщества фигурного катания это ра

ссматривается как нежелательное развитие событий, которое пагубно сказывается на таких навыках, как четверной прыжок. Физические изменения влекут за собой необходимость корректировать технику. И порой тренерам не хватает интереса и терпения, чтобы этим заниматься. Вместо этого они просто находят более молодого фигуриста, который способен показать нужные результаты. Кого-то в предпубертатном возрасте и с меньшим весом. То есть существует вполне реальная вероятность того, что фигуристки, стоящие на пороге полового созревания, по-настоящему боятся пубертата. А в обществе, где образ тела и дискуссии вокруг него являются такой горячей темой, в фигурном катании, очевидно, наметилась чрезвычайно тревожная тенденция.

 

«Это опасно, — утверждает Корпи. — Ме никогда никто не объяснял, чем может грозить отсутствие месячных. Считалось, что их отсутствие — это хорошо. Никто не объяснял, к каким симптомам это может привести, к каким психологическим проблемам, никто на рассказывал о стрессовых переломах, которые могут произойти из-за того, что вам просто не хватает сил и ваша гормональная система не работает как нужно. Нам необходимо громко осудить это сообщество за то, что оно транслирует такие нездоровые сигналы. Это требование всегда ограничивать себя в еде, всегда терять вес и, несмотря ни на что, ограничивать и ограничивать себя во всем. Такого рода установки вызывают очень сильную тревогу».

«Я знаю множество спортсменов, которые физически и эмоционально сломлены, потому что системе все равно, сколько людей будут списаны со счетов, пока есть те, кто демонстрирует блестящие результаты. Но тревожит то, что те, кому удается демонстрировать результаты, остаются на вершине всего несколько лет, а затем они тоже ломаются. Они становятся "слишком старыми" и уже не могут продолжать карьеру».

Корпи питает научный интерес к вопросу о жестоком обращении с детьми, и она утверждает, что такое обращение широко распространено в фигурном катании.

«Можно часто наблюдать эмоциональное насилие в процессе тренировок и в действиях тренеров, — рассказала Корпи. — Возможно, в фигурном катании особенно часто встречаются примеры насилия над детьми из-за специфики того, как развивался этот вид спорта, как мы оцениваем эти невероятные прыжки и насколько проще исполнять эти прыжки, если у тебя тело ребенка. Таким образом, чем больше вы можете выжать из своего тела, тем лучше. Тренер — это человек, который держит в руках ключ от вашего успеха. Но если тренер допускает слишком много эмоционального насилия, это может иметь катастрофические последствия. Именно поэтому такую модель часто сравнивают с насилием в отношениях между родителями и детьми».

Некоторые называют все это чрезмерной реакцией. Они говорят, что фигурное катание всегда порождало исключительные молодые таланты. И стоит отметить, что такие тренеры, как Тутберидзе, работают в соответствии с правилами возрастных ограничений, принятыми Международным союзом конькобежцев. В конце концов ее задача — растить чемпионов, и она, несомненно, убеждена, что все остальное — независимо от моральной стороны дела — не должно касаться тренера.

 

«В фигурном катании были звезды-дети — Тара Липински (Tara Lipinski), Мишель Кван (Michelle Kwan), Сара Хьюз (Sarah Hughes), — но их не вытеснили из спорта, потому что они не могли идти в ногу с техническими требованиями», — отметила Корпи.

 

Из-за переноса чемпионата мира три российские фигуристки, вполне вероятно, не смогут снова соревноваться до конца года. К тому времени их тела могут сильно измениться, и Тутберидзе, возможно, уже успеет переключиться на свой следующий проект.

«Я не думаю, что детская фабрика Этери — самая большая проблема в фигурном катании, — добавила Корпи. — Проблема заключается в больной культуре, которая была создана. Фабрика Этери является признаком этого бесчеловечного направления и культуры, которую принимает наш вид спорта. Она не причина. Есть много других тренеров, которые работают так же, как и она, и множество федераций, которые поддерживают такой тип тренерства.

Таким образом, кажется, что фигурное катание теперь должно принять решение: сохранить свой фасад или начать задавать себе сложные вопросы. 

«Для многих это перестало быть интересным, — сказала Корпи. — Многим хочется видеть на льду эмоционально зрелых женщин, а не девочек. Очень трудно — в том числе и мне — наблюдать за некоторыми из этих очень и очень юных звездных детей. Потому что невозможно не думать о том, что стоит за такими выступлениями и успехом».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.