Нынешний период с 3 миллионами сидящих в изоляции людей из-за пандемии явно не способствует встречам. Тем не менее у населения района Московречье-Сабурово на юго-востоке Москвы есть и другие проблемы. «Мы не несознательные и не революционеры, мы просто не хотим умереть. Больше всего нас пугает не коронавирус!» — говорит Анна Д., одна из местных жителей, которые собрались перед бывшим заводом полиметаллов. Она не хочет называть свою фамилию и уже подумывает о том, чтобы продать квартиру и переехать.

У других, более смелых активистов, регулярно возникают проблемы с полицией. «Я — одна из самых активных в соцсетях, — рассказывает 58-летняя пенсионерка Татьяна Копничева. — Каждый раз, когда меня вызывают в полицию, у меня спрашивают, кто занимается нашей организацией и финансированием. Им и в голову не может прийти, что мы сами решили защитить наше здоровье и здоровье наших детей». Сама она не собирается уезжать, хотя бы ради того, чтобы остаться рядом с отцом, инвалидом и бывшим чернобыльским «ликвидатором».

Задержание активистов

Не все активисты, которые пришли зафиксировать ущерб, носят маски, однако все их лица мрачны. Последние дни оказались непростыми: 18 марта было принято решение о начале работ, которого здесь так опасались. Как обычно несколько сот жителей попытались противодействовать этому, преградив путь экскаваторам.

Ситуация еще не дошла до того, что было с аэропортом Норм-Дам-де-Ланд во Франции, но полиция приняла жесткие меры. 20 марта два десятка активистов были задержаны и провели всю ночь под замком. Конфисковали и служивший их штабом микроавтобус. За это время рабочие окружили площадку забором. Теперь два лагеря бросают друг на друга злобные взгляды, но на другом берегу уже начали появляться опоры нового моста.

Вызвавший такой раздор проект был объявлен московской мэрией в начале 2018 года для разгрузки дорог 12-миллионого мегаполиса: речь идет о сети кольцевых магистралей примерно в 15 км от центра.

В квартале Москворечье-Сабурово возникла проблема: «юго-восточная диагональ» должна пройти через территорию бывшего завода полиметаллов. Этот промышленный объект работал с содержащими торий и уран веществами и до 1970-х годов выбрасывал радиоактивные отходы на берег Москвы-реки. Миллионы тонн этого мусора покрыты слоем земли и даже не занесены на карты.

Высокий радиационный фон

Андрей Ожаровский был одним из первых, кто стали бить тревогу. Его оружием стали диплом физика-ядерщика и селфи с дозиметром в руках. Прямо под бывшим заводом радиационный фон достигает недопустимого уровня: до 60 мкзв/ч при норме в 0,15-0,3.

Мэрия говорит, что работы будут вестись в 50 метрах от самых опасных участков, но даже там показатели вдвое выше установленных по закону норм для строительства (0,6). «Даже при таких показателях это опасно, — считает Ожаровский. — Работа экскаваторов будет месяцами поднимать пыль, а первые дома находятся на расстоянии всего 200 метров. Кроме того, отходы могут скатиться по склону и попасть в реку».

На фоне протестов мэр Сергей Собянин открыл диалог в начале 2020 года. Власти утверждают, что за объектом будет вести наблюдение специализированное предприятие, которое сможет при необходимости извлечь радиоактивные отходы. «Общественные собрания проводились еще в 2019 году, но мэрия заполняла залы статистами, чтобы не дать нам попасть туда», — вспоминает Сергей Власов, местный депутат от Партии перемен (ей может грозить запрет), которая ведет борьбу вместе с горсткой представителей Компартии.

Фальсификация документов

Кроме того, он говорит о фальсификации документов. В частности это касается замера самого высокого показателя радиационного фона (61,4 мкзв/ч), который был проведен властями в присутствие активистов. В переданных на рассмотрение местных депутатов документах эта цифра превратилась в 6,14… «Мы боремся с политической властью, а также большими финансовыми интересами, — утверждает коммунист Дмитрий Сараев. — Огромный договор на строительство достался предприятию Аркадия Ротенберга, старого друга Владимира Путина. Мы не просим от них чего-то невыполнимого: перенести строительство на 2 км».

Бунт района Москворечье-Сабурово, который местные СМИ представляют в карикатурном свете как истерический альянс коммунистов и сторонников Навального (адвокат и оппозиционер), многое говорит о нынешних общественных движениях в России. Речь идет об объединении людей, которые мало интересуются политикой, но организуются на основании жизненно важных вопросов, прежде всего, экологических. Эти точечные протесты набирают силу в последние годы, в частности среди жителей крайнего севера, которые не хотят, чтобы к ним вывозили мусор из Москвы.

«Мы знали, что государство не уважает граждан, особенно бедных, но мы были не готовы к тому, что подобное может произойти в Москве, прямо под нашими окнами, — добавляет Анна Д. — Учитывая, что сейчас все внимание обращено на коронавирус, нам будет еще сложнее быть услышанными. И они воспользуются этим…»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.