Пантей родился в Черновцах, является воспитанником местной «Буковины». За эту команду Юрий какое-то время выступал в Первой лиге. Пока в 2015-м году не переехал в аннексированный Россией Крым, где выступал три года в местном чемпионате — за «Бахчисарай» и «Крым-теплицу». В начале 2019-го года украинский защитник перешел в «Славию» из Мозыря, за которую играет до сих пор.

«Мозырь — не Лас-Вегас, чтобы там люди где-то сильно развлекались. Нет такого, чтобы вау»

Трибунв: Вам не страшно играть в футбол во время пандемии коронавируса?

Юрий Пантей: Пока не столкнешься с этим, то не страшно. Слышу от людей, что кто-то болеет, но сам не видел. Поэтому не страшно. Я же футболист — мне сказали, что нужно работать. Просто играем и не обращаем внимание. Стараемся придерживаться каких-то минимальных норм защиты — маски, антисептики. Чтобы предостеречь, прежде всего, свою семью. Здесь паники у людей нет. Хотя случаи коронавируса встречались.

— Читал историю о вашем форварде Мельникове, у которого тест на коронавирус показал отрицательный результат. Не испугались, когда у него появились симптомы?

— Не так все было. К Мельникову в гости пришел один футболист из «Руха» (львовский клуб — прим. перев). У него была температура, вызвали врачей, проверяли на все. Ничего не обнаружили. Мы же все люди — кто-то кашляет, у кого-то температура. Но коронавирус пока ни у кого из футболистов зафиксирован не был.

— Многие фанаты белорусских клубов бойкотируют матчи 3-го тура чемпионата. Это минимизирует риски?

— Сомневаюсь. Если уже начинать бороться с этим вирусом, то надо делать так, как в Европе или Китае. Не только матчи отменять, но и чтобы в магазины никто не ходил. Например, на футбол люди не пойдут, но все встретятся в супермаркете. Поэтому здесь нет разницы. Наоборот — если сидеть на свежем воздухе, то не будет никакой проблемы. Только матчи запрещать нет смысла. Тогда надо, чтобы люди вообще никуда не ходили и находились дома, пробыли там какое-то время. Не представляю, как конкретно бороться. Надо, чтобы власть уже смотрела.

— Ваш быт в клубе изменился после того, как началась история с коронавирусом?

— Ничего не изменилось. Все на нормальном человеческом уровне. Такого не было, чтобы кто-то приходил на тренировку с температурой или кашлем. Все предостерегаемся от этого. Все серьезные люди — чаще моем руки.

— Для меня было шоком, что «Славия» обыграла БАТЭ (2:1). Это вы такие сильные или БАТЭ такой слабый?

— Не говорил бы, что кто-то сильный или слабый. Это же игра. До начала матча у букмекерской конторы всегда есть фаворит и аутсайдер. Когда выходим на поле, табло показывает 0:0. И играть надо так, чтобы выиграть. В тот день мы выложились на все сто процентов, все получилось. В «Славии» все едины. Если сражаемся, то все вместе. Если отбираем, то все вместе. Если атакуем, то все вместе. Есть такое выражение: «Кто-то играет на рояле, а кто-то его носит». У нас такого нет. Всего добиваемся лишь командой.

— Вы постоянно при подаче с углового крутите в створ ворот. Хотите повторить шедевры Рекобы?

— Всегда стараюсь закрутить в плоскость — а вдруг кто-то чирканет или продолжит подачу. Но не факт того, что получится прямо забить.

— Вы чувствуете, что чемпионат Белоруссии смотрят во многих странах?

— Что-то бы изменилось, если бы на стадионе было 20-30 тысяч. Тогда бы что-то почувствовал, чувствовал бы иначе. А так — выходим на поле при том же количестве людей, что и всегда. Ты играешь для тех, кто приходит на трибуны. А то, что камеры передают картинку другим людям, не чувствуешь.

— Милевский — топ?

— Конечно. Столько лет держаться на хорошем уровне — это топ. Даже сейчас, не смотря на его возраст, он молодец. Почти все атаки строятся через него, он направляет игру «Динамо» (Брест). Если у Милевского что-то не получается, то у команды начинаются проблемы. Если он разрезает, отдает, обыгрывает, тогда «Динамо» добивается результата. Будем стараться удивить эту команду в субботу.

— Что за город Мозырь? Что там крутого?

— Красивый зеленый белорусский город. Не очень большой. Рядом есть завод нефтеперерабатывающий — наш спонсор. Там работает большинство населения города. Это не Лас-Вегас, чтобы там люди где-то сильно развлекались. Нет такого, чтобы вау. Люди просто работают, живут, радуются тому, что есть. С семьей прогуляться, куда-то с собачкой выйти. Большего не надо.

— В чем для вас самая существенная разница между Украиной и Белоруссией?

— Я бы не сказал, что в чем-то большая колоссальная разница. Мы как один народ. Хоть Украина, хоть Белоруссия, хоть Россия. Нам легко вместе общаться и жить. И футбол у нас примерно одинаковый. На Украине, пожалуй, он немного жестче — больше подкатов, борьбы. Наша команда старается играть в комбинационный футбол без длинных забросов. Со средней и короткой передачами.

«Два раза хотел вернуться на Украину, но мне говорили: „Не получится, потому что ты играл в Крыму‟»

— Голайдо в интервью Tribuna.com говорил о том, что вы чуть ли не единственный человек, который после чемпионата Крыма смогли попасть на профессиональный уровень. Как это удалось?

— В «Славию» попал через знакомого. Я не знал, что можно поехать в Белоруссию. «Славия» искала левого защитника, знакомый об этом знал, позвонил мне, предложил. На тот момент я ушел из «Крым-теплицы», и как раз подыскивал команду. Попался такой вариант, поехал на две недели на сборы, они посмотрели на меня и предложили контракт. Так и остался.

— Могли подумать, что еще будете играть в высшей лиге?

— Это такая мечта была — поиграть на уровне высшей лиги. Когда постоянно думаешь об этом, то каждый день идешь к этому. Она материализуется. Если опускаешь руки, перестаешь двигаться к цели, то никогда там не будешь. Я никогда не останавливался. Так и сложилось, слава богу.

— Вы переехали в Крым из Черновцов. Какие обстоятельства побудили к этому?

— У меня жена крымчанка. Тогда играл за «Буковину» в первой лиге, мы шли на вылет. Там были большие финансовые проблемы — мы играли без денег вообще. А у меня появилась семья. Надо было что-то искать, чтобы зарабатывать. Мы решили, что поедем в Крым. Думали, что там появятся какие-то перспективы, — на Украине не было ничего. Поехали — там нашлась команда, предложили деньги.

— Вы ехали туда искать другую работу или все-таки играть в футбол?

— Нет, я не ехал в какую-то команду. Чисто для себя поддерживал физическую форму, играл с местными в футзале, «дыр-дыр», а через полгода организовали лигу и перешел в «Бахчисарай».

— Выходит, всегда занимались только футболом?

— Когда был студентом, то работал тренером. У меня были периоды без клуба, но занимался на любительском уровне — на область, на район, любительский чемпионат Украины. Этим можно реально зарабатывать на жизнь. На Украине много мест, когда в области можно заработать больше, чем во второй лиге. Люди думают: «Для чего мне эта профессиональная лига? Лучше пойду кое-что заработаю. Есть семья, хочется кушать, для детей что-то купить»

— Большая ли разница между чемпионатом Крыма и украинской первой лигой?

— Уровень примерно одинаковый. В Крыму много футболистов, которые играли даже в УПЛ. Первый чемпионат Крыма был достаточно интересным и веселым — у многих футболистов «Севастополя» и «Таврии» были известные имена. Сейчас многие закончили, но приезжают футболисты из материковой России. А какого они уровня, зависит от клуба и его финансов. Если есть деньги, то туда мог бы кто-то поехать. Но проблема в том, что чемпионат не имеет статуса. Поэтому туда ехать не хотят. Хотя там хорошие условия, базы отличные, все осталось.

— Были ли у вас сомнения, прежде, чем поехать туда?

— На тот момент у меня не было возможности заработать на жизнь. Поэтому не думал об этом. Так же не думал, что найду команду и буду зарабатывать на жизнь футболом. Искал какую-то другую работу. Но потом организовали чемпионат, нормальные деньги и не пришлось заканчивать с футболом.

— В чемпионате Крыма было много политических лозунгов?

— Видел разве что сборную Крыма — ее пропаганда была один или два раза. Это был политический ход. А команды и футболисты играют только для того, чтобы выиграть чемпионат и получить какую-то заработную плату. И все — про политику молчат.

Разочарованы были один раз. Говорю сейчас о местных, о крымчанах. Они надеялись, что УЕФА приедет и предоставит какую-то поддержку — хотя бы статус чемпионата. На Украине их мало кто возьмет — даже не знаю, какие команды готовы на такое. А в Россию тоже еще не пускают. Они не могут поехать ни туда, ни сюда. А так — там есть хорошие футболисты, которые легко могли бы играть в украинской первой лиге.

— Реально ли выжить на зарплату крымской команды?

— Там зарплаты от 20 до 50 тысяч российских рублей. Но еще есть премии за победы. Этих денег достаточно, чтобы не только самому жить, но и содержать семью. Мне хватало, чтобы спокойно жить, чтобы ни в чем себе не отказывать.

— Играют местные?

— Например, в «Бахчисарае» было только двое или трое местных. А преимущественно — со всего Крыма. Из легионеров был только я и Тарас Червонецкий, но он играл там недолго.

— Есть команды, в которых существуют финансовые проблемы?

— Там постоянно какие-то проблемы, у какой-то из команд. Стабильные команды — «Крым-теплица» и «Севастополь». У них не было проблем. А так — у любой команды возникали проблемы. В «Бахчисарае» постоянно были задержки по зарплате, но в конце все нормально получилось. Не знаю, есть ли у клубов помощь от государства или речь идет о спонсорах. В «Крым-теплице» точно частный предприниматель. У него все нормально с бизнесом. Он финансировал команду еще когда она на Украине играла, финансирует и сейчас.

— Вам приходилось пользоваться российским паспортом?

— Даже никогда не говорилось о нем. Просто позволили украинцам играть. Был период, когда было много украинцев, и предлагали сделать какой-то лимит. Но ничего не сделали — и украинцы, и россияне могут играть там без проблем.

— «Верес» расторг контракт с Сергеем Чеботаревым, когда узнал, что он принимал участие в чемпионате Крыма. Почему украинские футболисты должны стесняться и скрывать информацию о том, что играли там?

— Это проблема клубов и их президентов. Я их не понимаю. А самим футболистам нечего стыдиться. Они ищут способ заработать себе на жизнь. Они нашли клуб в Крыму, потому что в тот же «Верес» их раньше не принимали. Так что им делать? Очень много клубов исчезает, а футболистов меньше не становится.

Вот у меня родной брат сейчас играет в «Буковине» — там небольшие деньги. Он просто хочет играть в футбол. Хотя, если это профессиональная лига, то она должна предоставить ему возможность заработать на нормальную жизнь. Чтобы нормально питаться, как спортсмен. А не так, чтобы доживать свои дни, ждать ту зарплату и молиться, чтобы ее дали вовремя. Потому что нечего есть.

Дикая ситуация была с Сикорским. Не понимаю этого — человек просто путешествует. Какая разница — в России или Америке? Он же не бегает с агитацией. А его выгнали из команды. Я бы в такую команду никогда бы не хотел поехать.

— Понимали, что не вернетесь в украинский чемпионат?

— Не думал, ибо не знал, что буду играть в Крыму. Просто хотел работать на какой-то работе. Когда родился ребенок, то уже не думал о будущем. Думаешь о семье, что надо приносить какие-то деньги домой, надо покупать продукты каждый день, чтобы все могли нормально питаться. Когда уже там начал играть, то думал вернуться. Были случаи, когда хотел вернуться на Украину, но мне говорили: «Не получится, потому что ты играл в Крыму». Не хочу говорить, какие это были клубы.

— Как доказать, что украинец Юрий Пантей — просто футболист, который играл в Крыму и имеет такое же право играть на Украине?

— Не знаю. Два раза пробовал вернуться на Украину, но заочно говорили, что не стоит пробовать — все равно не возьмут. Мне уже 28, серьезный возраст, поэтому напрашиваться не хочу. Могу играть и в Белоруссии. Если бы позвали на Украину, то где-то бы задумался — это моя страна. Было бы интересно поиграть там последние годы карьеры. Благодарен «Славии» — они дают мне возможность зарабатывать и содержать семью.

— Почему и когда футболистам надо ехать, чтобы участвовать в чемпионате Крыма?

— Причин никаких нет. Разве что пришлось бы там жить, чтобы не ездить туда-сюда. А если бы у меня получилось жить в Черновцах, в Тернополе, то нет смысла ехать в Крым. Там такие же заработные платы, как в первой лиге Украины. Если все устраивает, то такие вопросы не возникают. Люди одинаково живут, что в Черновцах, что в Крыму. И здесь, и там обстановка одинаковая.

«Украинца, россиянина и белоруса отличит только речь. А так — мы один народ. Для меня мы все славяне»

— Человек с черновицкой пропиской может спокойно въехать в Крым? У вас никогда не было с этим проблем?

— Никаких. Там люди нормально относятся к любому человеку — неважно, с Запада он или с Востока. Даже встречал там людей, которые разговаривают на украинском языке. К ним нормально относятся, никто никого не притесняет. Так же с женой приезжаю в Черновцы и разговариваем на русском. Те, кто слышат, никогда ничего не говорят. Это какой-то выдуманный миф.

— У вас не было страха ехать туда, учитывая, что произошло в Крыму в 2014-м году, что там царит «русский мир»?

— Не задумывался об этом. Знал только, что там не такая ситуация, как в Донецке или Луганске. Там не было войны, не стреляли. Границу люди пересекали спокойно — следил за этим в интернете. Поэтому таких мыслей не было вообще.

— Не считаю, что кто-то предатель или не предатель. Мы же не продали родную землю. Мы простые смертные люди, которые ничего не решают. Люди просто живут в Крыму. Почему они предатели? Так случилось, что великие люди, власть решила, что должно быть так. Так оно и произошло. А люди живут, как могут. Так же и футболисты. Там есть хорошие игроки, которые могли бы играть на профессиональном уровне. Но складываются разные обстоятельства. Они по сути не могут вернуться на Украину, хотя являются такими же людьми, как все остальные. Нечего к ним так относиться.

— В чем основная разница между жизнью на Украине и в Крыму?

— Да никакой. Одинаково живут и здесь, и там. Что в Черновцах, что в Крыму одинаковая обстановка. Каждый город похож один на другой. Супермаркеты, кафе, продукты. Ничем люди не отличаются. Вот я жил в Алуште, там все приветливые. Ко мне относились очень хорошо. Наоборот даже как-то так — мол, приехал к нам из первой лиги, играл на профессиональном уровне. Футболисты «Бахчисарая» иногда приезжали в Черновцы. Им очень нравилось там.

— В Черновцах — Украина, а в Крыму — сейчас Россия.

— На улицах никто не кричит, что там Россия. Просто гривны изменились на рубли и все. Люди, как жили, так и живут. Не встречается чего-то противоположного.

— Людей делят четко. Кто в Крыму — плохие, кто на Украине — молодцы. Правильно ли так делить или жизнь усложняется?

— Вот ты оставишь свой дом в Крыму и переедешь на Украину? И что там делать? Кому кричать? Где жить? Уверен, что Украина не может расселить все население Крыма. Куда людям ехать? Чего ждать? Если имеешь деньги, то можешь не только на Украину, но и на Гавайи или Мальдивы полететь. Там себе жить. Куда бабушкам или дедушкам ехать? Возле них остаются их дети. Люди там живут и живут, молодцы. Главное, что там не воюют. Главное, чтобы войны не было нигде.

— Принципиально где жить — на Украине или в России?

— Главное, чтобы войны не было. А в какой стране — честное слово, хоть в Африке. Главное, чтобы не стреляли над головой. То, что творится в Донецке и Луганске… Чтобы такого не было.

— Чувствовали уровень российской пропаганды в Крыму?

— Конечно. На телевидении постоянная пропаганда России. Но во всех странах телевидение пропагандирует свою страну. Так же и в Крыму. Телевидение же российское. Например, в Белоруссии ничего такого нет. Это наиболее нейтральная страна по отношению к ситуации между Украиной и Россией.

— Какие наиболее популярные вопросы у людей из Крыма в отношении тех, кто живет на Украине?

— Все спрашивают: «Как там? Все ли хорошо?» Люди в Крыму переживают за всю Украину, за ситуацию в Донецке и Луганске. Никто не спрашивает: «Когда доживете свои дни?» Так же в Черновцах спрашивают о Крыме: «Есть ли что кушать?» В Белоруссии также о Крыме спрашивают. Есть заинтересованность.

— По вашему мнению Крым обижен на Украину, на Россию или на кого-то еще?

— Все успокоилось. Люди себе живут и живут, ни на кого не обижаясь. Сами государства Россия и Украина ссорятся.

— В Крыму люди называют себя русскими или украинцами?

— Не спрашивал там ни у кого. Все они крымчане, а не украинцы или россияне.

— Для вас важно, кто ты: украинец или русский?

— Для меня неважно, какой ты национальности. В «Славии» есть ребята из Ганы. Все их поддерживают, трудно, конечно, существует языковой барьер. Но никакой проблемы нет. Главное быть хорошим человеком.

— Крым был украинским — ты украинец, пришла Россия — стал русским?

— Лично я?

— Да.

— Я украинец. Считаю, что не буду другой национальности. Даже не было мысли в голове представить себя белорусом или россиянином. Я патриот своей страны и мысли о смене гражданства никогда не было.

— Если поставить в один ряд украинца, белоруса и россиянина. Что их отличит между собой?

— Да язык только отличит. А так — мы один народ. Для меня мы все славяне. Почти ничем не отличаемся.

— Вопрос, который всегда задают Александру Усику: чей Крым?

— Усик очень красиво отвечает — божий. Я тоже так бы сказал. Крым принадлежит народу, который там живет. С этим ничего не поделаешь. Крым будет всегда, и там всегда будут жить люди. Главное, чтобы не было войны.

— Россия — агрессор?

— Вообще я противник какой-либо политики — кто Россия, кто Америка, кто Украина. Я далек от этого. Дистанцируюсь от этого, почти никогда не смотрю новости, разве выпадают какие-то рекламные ходы. В политике не поймешь, кто говорит правду, кто лжет, что происходит на самом деле, как развиваются события. Не лезу туда.

— Где планируете жить: в Мозыре, Черновцах или в Крыму?

— Пока не думал об этом. Если пришлось бы поехать в Канаду, то поехал бы и туда. Если появилась бы возможность там зарабатывать, то жил бы там.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.