Кризисы часто раскрывают истинный характер людей. Например, у нас в Америке врачи, медсестры и прочие специалисты здравоохранения вышли далеко за пределы своих служебных обязанностей и по велению сердца ведут борьбу с пандемией COVID-19. То же самое делают благотворительные фонды, церкви и другие религиозные организации, многие из которых добровольно передали свои помещения под медицинские центры и лаборатории для проверок на коронавирус, а также занимаются раздачей продовольствия и медицинских средств нуждающимся.

Естественно, никто из них не занимается дискриминацией по расовым или религиозным признакам; все они без разбора помогают нуждающимся.

Но есть еще и мусульманский мир. И там COVID-19 раскрывает истинную природу ислама.

Возьмем в качестве примера закят. Это понятие часто, но ошибочно переводится как «благотворительность». Но как и во всем, что связано с исламом, здесь присутствует дискриминация и последовательное деление целого на две части: на «нас» (мусульман) и на «них» (неверных).

Как обычно, самые яркие прецеденты создает Пакистан. Название этой страны переводится как «земля чистых» [то есть, мусульман]. Вот сообщение от 30 марта:

Одна неправительственная организация в Карачи отказала в продовольственной помощи бедным индуистам и христианам, которые, как и мусульмане, страдают от коронавируса…. Международный благотворительный фонд Сайлани работает в районе Коранги с 1999 года, занимаясь раздачей помощи и еды бездомным и сезонным рабочим. Два дня назад эта благотворительная организация отказалась выдавать талоны на продовольствие немусульманам, заявив, что на них имеют право только мусульмане. Причиной стало то, что закят (один из пяти столпов ислама), предусматривающий пожертвования нуждающимся, предназначен только для мусульман. Один христианин рассказал, как он умолял дать ему пищу, но все было напрасно. 54-летний христианин из Коранги Фарук Масих (Farooq Masih) сказал, что в прошлую субботу член фонда Сайлани Абид Кадри (Abid Qadri) вместе с другими людьми из этой неправительственной организации раздавал в своем районе продовольственные талоны. Но подойдя к христианским домам, они просто прошли мимо.

Но может быть, Международный благотворительный фонд Сайлани является исключением со своим «радикализмом»? Последние сообщения указывают на то, что это не так. «Несколько дней назад через громкоговорители мечети в квартале Шер-Шах в городе Лахор прозвучало объявление с приглашением к гражданам забрать государственную продовольственную помощь, — сообщил один пастор из Лахора. — Когда на распределительный пункт явились христиане и предъявили свои удостоверения личности, работники предложили им покинуть очередь, заявив, что продовольствие только для мусульман». Этот пастор получил множество телефонных звонков от своих прихожан, и все они рассказали о том, как им отказали в продовольственной помощи. «Христиане часто сталкиваются с ненавистью и дискриминацией на религиозной почве, — заявила одна 50-летняя христианка. — Но мы даже не думали, что большинство населения будет вести себя столь предвзято в трудное время эпидемии COVID-19».

Такое «предвзятое поведение» отвратительно, но это совершенно в духе ислама. На самом деле, все это напоминает другой случай, когда Барак Обама сказал: «В США из-за правил благотворительности мусульманам стало труднее исполнять свой религиозный долг. Поэтому я твердо намерен работать с американскими мусульманами, добиваясь того, чтобы они могли вносить и получать закят». В то время (в 2009 году) я написал статью под названием «Темная сторона закята». Вот очень уместный отрывок из нее:

Этимологически закят связан с понятием «чистоты». Он предусматривает передачу части богатства человека указанным получателям. Но проблема в том, кто имеет право на получение этой обязательной «благотворительности». Большинство школ мусульманского правоведения согласны с тем, что возможных категорий получателей должно быть восемь. Одна из них — это люди, «идущие по пути Аллаха и ведущие джихад». То есть, это джихадисты, также известные как «террористы». Еще более показательной исламской чертой закята является то, что мусульманам запрещено раздавать пожертвования немусульманам (то есть, подавляющему большинству американских неверных). Следовательно, работающие на американской земле «благотворительные» мусульманские организации, это не просто эквивалент, скажем, Армии Спасения, как называют христианскую благотворительную организацию, «деятельность которой распространяется на всех, независимо от возраста, пола, расы и вероисповедования». В исламе вероисповедование является важнейшим критерием для получения пожертвований, не говоря уже об обеспечении социального равенства.

Сделав такие основанные на фактах заявления, я оказался втянутым в спор с «Аль-Джазирой» и подвергся критике со стороны ряда ведущих средств массовой информации. Последние особенно настаивали на проецировании своих культурных норм на ислам, заявляя, что быть благотворительным — значит быть недискриминационным. Кэти Линн Гроссман (Cathy Lynn Grossman) из «Ю-Эс-Эй Тудей» (USA Today), написала целых три статьи, в которых приводит доводы против моей позиции.

Приятно осознавать, что ответ, который я дал Гроссман десять лет назад, совершенно уместен и применим и сегодня, что доказывают вышеупомянутые инциденты:

Руководствующимся благими намерениями американцам следовало бы прекратить толковать многовековые мусульманские догмы, такие как джихад и закят, в соответствии со своей собственной, западной гносеологией, и вместо этого обратиться к стандартным определениям ислама основного направления, изложенным авторитетными школами права. В конце концов, именно так поступают мусульмане.

Да, именно так поступают мусульмане даже во времена глобальной пандемии.

Повторю, COVID-19 показывает, что мы хороши исключительно в меру своих представлений, включая представления о ближнем, независимо от расы и религии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.