Страны Восточной Азии борются с пандемией Covid-19 успешней, чем США и Европа, хотя эта вспышка началась в Китае, с которым остальные восточноазиатские страны имеют очень тесные торговые и туристические связи. США и Европа должны как можно скорее научиться восточноазиатским подходам, которые ещё могут спасти огромное число жизней на Западе и в других регионах мира.

Важной исходной точкой для сравнения является количество подтверждённых случаев заражения и смертей от Covid-19 в пересчёте на миллион жителей страны (эти данные, по состоянию на 7 апреля, приведены в первой колонке сопровождающей статью таблицы). Кажется, что эти два региона оказались в двух разных мирах. Европа и США охвачены пандемией: число подтверждённых случаев на миллион варьируется от 814 в Великобритании до 3036 в Испании, а число умерших на миллион варьируется от 24 до 300. В странах Восточной Азии количество подтверждённых случаев на миллион колеблется от трёх во Вьетнаме до 253 в Сингапуре, а умерших — от 0 до четырёх.

Страны Восточной Азии не занимаются систематическим занижением числа заражений или смертей относительно западных стран. В обоих регионах была протестирована примерно одинаковая доля населения (это показано в третьей колонке таблицы).

Очень важно, что причиной различий между двумя регионами не являются более жёсткие меры экономического карантина в Восточной Азии. Google недавно опубликовал очень интересные данные о снижении активности в различных отраслях экономики. Данные Google о розничном секторе показаны в четвёртой колонке таблицы. Нарушение нормальной жизни (сравнивается состояние на конец марта с линией отсчёта 3 января — 6 февраля) в Восточной Азии выглядит менее сильным.

Разница в медицинской и экономической статистике стран Запада и Восточной Азии объясняется тремя ключевыми различиями в подходах этих регионов. Прежде всего, восточноазиатские страны были намного лучше подготовлены к вспышке новой болезни. Эпидемия SARS в 2003 году стала для них пробуждающим звонком, а периодические вспышки лихорадки денге в некоторых странах Восточной Азии усилили этот сигнал. В Европе и США эпидемии SARS, Эболы, Зики и лихорадки денге вызывали тревогу, но они казались очень далёкими, абстрактными и в основном (за исключением SARS) «тропическими». Благодаря лучшей осведомлённости об эпидемиях, страны Восточной Азии подняли намного более высокий уровень национальной тревоги, когда Китай впервые публично сообщил о необычных случаях пневмонии в Ухане 31 декабря 2019 года.

С точки зрения эпидемического контроля, для сдерживания болезни критически важны ранние действия. Уже в начале января большинство китайских соседей стали ограничивать пассажирские связи с Китаем и срочно приступили к тестированию и отслеживанию цепочек заражения. Китай и другие страны использовали новые цифровые технологии для мониторинга распространения болезни.

Западные страны не были столь же внимательными к новому коронавирусу, когда он впервые появился. Американские Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) контактировали с китайскими коллегами 3 января, а первый американский случай был подтверждён 20 января. Однако лишь 31 января президент США Дональд Трамп объявил об ограничении пассажирских связей с Китаем. Но даже тогда эти критически важные ограничения не воспринимались всерьёз. По последним данным, с тех пор как стало известно о вспышке, в США из Китая прибыли 430 тысяч человек, в том числе около 40 тысяч уже после так называемого запрета Трампа на въезд из Китая. Кроме того, население Восточной Азии лучше осведомлено о том, какие меры предосторожности нужно соблюдать. Медицинские маски широко используются как минимум со времён эпидемии SARS. А западные власти, напротив, говорили населению, что носить лицевые маски не надо. Отчасти они делали это, чтобы обеспечить ограниченным запасам защитных масок медработников, а отчасти потому, что они сами не понимали всей пользы масок в сокращении количества новых случаев заражения. Частью повседневной жизни населения Восточной Азии являются также антисептики для рук, физическое дистанцирование и менее частые рукопожатия.

Наконец, восточноазиатские власти радикально усилили мощности по скринингу симптомов болезни в те моменты, когда люди передвигаются в общественных зонах, в офисах и в других местах скопления. На многих предприятиях существует рутинная процедура проверки температуры у всех сотрудников, когда они приходят на работу. Мониторинг температуры ведётся также в транзитных центрах, таких как аэропорты и железнодорожные вокзалы. Подобная практика в США и Европе до сих пор фактически отсутствует.

Из всех стран Восточной Азии в Китае эпидемия оказалась наиболее суровой и, в каком-то смысле, наиболее поучительной для США и Европы. В отличие от соседних государств, Китай столкнулся с полномасштабной эпидемией, длившейся несколько недель — с середины декабря до середины января. Когда 23 января Китай ввёл в Ухане карантин, в провинции Хубэй, где расположен этот город, было зарегистрировано уже 375 подтверждённых случаев и, наверное, было намного больше неподтверждённых случаев (симптоматические, но непроверенные случаи, либо асимптоматические). Кроме того, вирус уже начал распространяться по территории страны, где было подтверждено ещё 196 случаев заражения. На этом этапе Китай перешёл к радикальным мерам. Он запретил любые поездки и передвижение в общественных местах; быстро внедрил онлайн-системы для отслеживания частных лиц и соблюдения ими карантинного порядка; занялся активным тестированием и массовым мониторингом симптомов. Все эти меры были, несомненно, очень радикальными и подвергались широкой критике. Но при этом они оказались невероятно эффективными. Китай поставил полноценную, быстро распространявшуюся эпидемию под контроль всего за несколько недель — а это подвиг, который многие эксперты считали невозможным.

Многие сейчас задаются вопросом, может ли сработать подобный строгий контроль в США и вообще, насколько он приемлем. Тем не менее, Америка обязана учиться урокам успеха Китая и восточноазиатских стран в целом. Как убедительно сказал директор Национальных институтов здравоохранения Фрэнсис Коллинз, «мы должны прямо сейчас использовать подходы, которые большинство людей назовёт слишком радикальными, потому что, если они этого не скажут, эти подходы будут недостаточными».

Европа и США до сих пор не сумели поставить эпидемию под контроль, и эта трагедия усугубляется дефицитом необходимых для спасения жизни аппаратов искусственного дыхания, а также гибелью медицинских работников, которым не хватает элементарных защитных средств. Чрезвычайные действия систем здравоохранения должны сыграть решающую роль в остановке пандемии Covid-19, прежде чем она уничтожит огромное количество людей на Западе и во всём мире. На Западе правильный подход означает, что мы должны научиться всему, чему только можем, у Восточной Азии, причём как можно скорее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.