Владимир Иванович Вернадский — ученый с мировым именем, жил на рубеже эпох. В конце ноября 1917 г. начался украинский период жизни ученого. «На юг России» Вернадский был командирован физико-математическим отделением РАН 22 ноября 1917 года. Вернуться назад он должен был 1 января 1918 г. Таким образом, участие Вернадского в общественно-политической жизни Украины во время революции стало для него несколько вынужденным явлением.

Он вынужден был бежать от потенциальной угрозы, переехав в Украину, на Полтавщину, где находился в относительном покое. Проявляя свой активный характер, ученый приобщается к работе местных научных организаций и продолжает заниматься политикой как член Партии конституционных демократов. Украинская революция не впечатляет В. И. Вернадского, поэтому он боится яркого национального элемента в деятельности УЦР, его пугает «самостоятельность» и приход немцев, которые были хозяевами ситуации в Украине. Ход Украинской революции в конце 1917-го начале 1918 гг. не импонировал В. И. Вернадскому, однако главное для него — он нашел здесь спасение от большевистских преследований и террора.

Политическое мировоззрение Вернадского, безусловно, базировалось на либеральных идеях конституционно-демократической партии, в рядах которой он состоял. На съездах партии шли острые дискуссии по украинскому вопросу, и главным было то, что идея украинской государственности не находила поддержки. Считалось, что Украина может существовать только в пределах России.

Украинский вопрос в годы Первой мировой войны был актуализирован наступлением русской армии и захватом Восточной Галиции. Преследование там украинских деятелей, обвиняемых в антироссийской агитации, возмутило некоторых русских интеллигентов. Вернадский оценил эти актуальные события в статье «Украинский вопрос и русское общество» (1915). Он выступил за снятие ограничений с печати на украинском языке, за прекращение преследований украинских деятелей. По его мнению, противодействие национально-культурному развитию украинцев вредит Российскому государству, подпитывая центробежные тенденции: «При отказе от традиционной политики самое широкое развитие украинской культуры вполне совместимо с государственным единством России, даже при соответствующих стремлении украинский реформах внутреннего устройства. Продолжение же противоукраинской политики сохраняет в государственном организме язву бесправия и произвола, парализует всякий успех прогрессивных начал не менее, чем сохранение печально известной полосы оседлости». В. И. Вернадский решение украинского вопроса видел не в воздействии украинской интеллигенции, чей голос, по мнению ученого, не являлся убедительным для власти, а во влиянии российских ученых и выдающихся представителей российского общества. Опасность для России В. И. Вернадский видел не в украинском движении как таковом, а в предвзятой трактовке его как «вредного и к тому же наносного явления». В. И. Вернадский считал, что Россия должна сохранить культурное и политическое влияние на украинское движение.

Предлагаемые в этой статье шаги для нормализации отношений с украинской интеллигенцией в частности заключались в увеличении научных и публицистических статей на украинскую тематику и тому подобное. Статья Вернадского была написана в кадетском духе, включая в том числе подозрения на политизацию украинского национального движения как немецкую интригу.

То есть еще до начала Украинской революции Вернадский четко сформулировал свое отношение к украинскому вопросу. Опираясь как на свое непосредственное знакомство с Полтавщиной и украинские корни, так и на свой научный багаж, он видел предвзятое отношение к украинскому движению, преувеличение его угрозы, несправедливое преследование восточных галичан и др. Его решение ученый относил к удовлетворению национально-культурных требований. За годы революции, несмотря на пребывание в Украине и более близкое знакомство с украинскими политическими кругами, его оценки украинства и перспектив Украины не изменились. Будучи членом кадетской партии, ученый отстаивал свои убеждения относительно единой, неделимой России.

Владимир Иванович был представителем течения центра кадетской партии, а его отношение к украинскому движению базировалось, в частности, на поддержке идеи культурного самоопределения украинцев. Начало 1917 г. ознаменовалось революционными потрясениями в Российской империи. Дискредитированная династия Романовых в лице царя Николая II потеряла власть. Вернадский был среди тех, кто подписал телеграмму царю с предложением передать государственный руль в руки Временного комитета Государственной думы. То есть ученый, как и большинство российских политиков и интеллигенции, приветствовал этот шаг, поддерживал его, усматривая в нем путь к демократической России, решение внутренних проблем и продолжение Первой мировой войны.

Эхом революционных событий в Петрограде стала Украинская революция. Была образована УЦР — первая представительская организация Украинской новейшей эпохи во главе с Грушевским. Рада постепенно завоевала доверие и поддержку украинского населения, превратившись в представителя общенациональных интересов украинского народа. В своем І Универсале от 10 июня 1917 г. Украинская Центральная рада заявила: «… отныне сами будем строить свою жизнь». В Петрограде местная революционная демократия враждебно встретила это намерение украинцев самостоятельно обрести автономию. Летом 1917 г. Вернадский находился на Полтавщине, где воочию видел ход революции в низах, в селах. Видел ученый и слабую поросль украинского, чувствовал проблемы, опасался перспектив.

5 июля из Полтавы Вернадский написал жене письмо в Петроград, оценивая «украинское движение» с опаской: «Украинское движение еще в начале своего развития — огромные сложности и трудности у него впереди…». Ученый опасался национально-патриотической ориентации УЦР. Политизация украинского национального движения была негативно воспринята в России. Вернадский негативно оценивал Деятельность УЦР. Он критиковал ее за легкомыслие, слабость, непродуманность действий и недальновидность. Однако вскоре сам оказался под защитой ее власти.

После Октябрьского переворота многие представители политических партий (которые теперь объявлялись в России вне закона) и либеральной интеллигенции оказались на территории Украины. Этот процесс начался в конце 1917 г., а в украинском государстве приобрел широких масштабов. Представители Партии конституционных демократов также мигрировали сюда. Среди них был и Вернадский, у него собственный дом на Полтавщине, которую любил и куда приезжал почти каждый год. Здесь он не только жил, но и активно занимался общественной и организационной деятельностью. В Украине происходили его многочисленные встречи, в частности с главой кадетской партии Милюковым.

Однако как человек широко образованный, ученый, политик и организатор, Вернадский при этом имел собственный взгляд на национальный вопрос близкой ему Украина. Находясь в бурном революционном эпицентре в Петрограде, но следя за политической жизнью на Украине, Вернадский 17 ноября 1917 высказался так: «Ясно, что Украинская рада очень ловко ведет дело, как политик, все больше и больше увеличивая свое значение — однако реальная деловая сторона очень неудачная, например, организация свободного казачества, защита сахарных плантаций и др. Декрет ее о земле, вероятно, ошибка». Речь шла о ІІІ Универсале УЦР, в котором отменялось право собственности на землю. Для Вернадского такие действия Центральной рады были неприемлемы, поскольку противоречили его мировоззрению. Негативно оценивал ученый и Брестский мирный договор, принесший Украине защиту от большевистского произвола. Несмотря на спокойствие, которое получили граждане, р Вернадский писал, что договор был заключен ужасно со стороны Рады: «Украина даром должна отдать огромные запасы (до 1 сентября) — 60 миллионов пудов зерна, 2 тысячи 400 вагонов яиц, свиней и т. д.». Выводом для Вернадского стала мысль о том, что «Рада очень непрочная».

По нашему мнению, Вернадского беспокоила не только экономическая эксплуатация Украины, но и политические и психологические последствия этого договора. Украина получала международное признание своей независимости, то есть становился свершившимся факт распада России, которая теряла мировое величие. К тому же многими российскими великодержавным политиками Брестский договор воспринимался как позор и унижение России.

Ученый рассуждал о будущем: «Мысли невольно останавливаются на ближайшем будущем. С Украиной будет сложно, вряд ли выполнимое задание. Создать государство, не опираясь ни на кого. Создать армию и восстановить старую традицию? Однако это совсем ненадежно».

Возвращение Центральной рады не привело к изменению ее деятельности, она так и не смогла начать работать эффективно. Поэтому через месяц, 22 апреля 1918 года, Вернадский вновь дал негативную оценку деятельности Центральной рады на страницах своего дневника: «Рада производит очень гнетущее впечатление — бестолковые, невежественные… Она пользуется полным отсутствием авторитета и среди ее служащих, и среди населения».

27 апреля 1918 года в письме к Василенко из Полтавы Вернадский сделал окончательный вывод о деятельности Центральной рады: «Вообще можно сказать, что Украинская рада только и действует ради декларации. В целом, она и ничего не делает, и направляет сюда Бог знает кого»… «Вероятно, самостоятельная Украина вскоре превратится в оккупированную Украину», — заканчивает письмо ученый. По его мнению, никаких реальных действий и решительных шагов такой шаткий орган не мог сделать. Поэтому падение УЦР было встречено положительно многими силами. Интересно, что те робкие и осторожные шаги УЦР относительно украинизации Вернадский называл «шовинистическим украинством», хотя вскоре сам присоединился к широкому внедрению украинского языка в жизни, культуре и науке.

Приход к власти на Украине Скоропадского Вернадский встретил в Полтаве. Оценка гетманата Скоропадского ученым сначала была скорее оптимистичной: «Я думаю, что этот переворот для страны все же лучше. Рада в значительной степени из фальшивых предателей и социалистических бездарей. Ее, кажется, никто не жалеет». Фигура самого Скоропадского импонировала ученому: «Скоропадский производит впечатление светского генерала с большим тактом и умением держать себя».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.