Вернадский приобщается к организации УАН (Украинская академия наук). При этом условием его участия в этом процессе было сохранение своего российского, а не украинского гражданства: «Я не буду гражданином Украинского гетманства, я буду участвовать в культурной работе на Украине как академик Российской Академии наук — в роли делового эксперта». Очевидно, Вернадский не верил в надежность положения украинской державы, как и большинство.

Отношение Вернадского к гетману эволюционировало под влиянием обстоятельств. Оценку самого гетмана и его политического курса через много лет после падения украинской державы ученый выразил следующим образом: «Гетманство это было фикцией — реальное его значение оказалось жизнью от акта до акта — это была эфемерная власть в очень ограниченной форме. Ничего общего не было между ней и гетманством Украины с XVI и до начала XVIII в., Кроме имени…». То есть Вернадский не увидел никаких национальных черт в государстве Скоропадского, хотя эта оценка была сделана аж в 1943 году.

После падения украинской державы 16 декабря Вернадский записал в своем дневнике: «Сейчас в широких кругах ожидания большевизма, новой смуты; кроме немногих широкие круги не верят в прочность создаваемого и считают все движение предвестником большевизма «. То есть приход к власти директории УНР Вернадский воспринимал как непродолжительное неустойчивое явление, усматривая в ней псевдонациональную форму социального протеста.

Противоречиво отношение Вернадского и к отдельным составляющим украинского вопроса. Ученый благосклонно воспринимал украинский язык, общаясь со своей дочерью во время прогулок именно на украинском. И продолжая размышления, говорил, что возрождение украинского языка является чрезвычайно позитивным явлением. Вернадский делал акцент на российско-украинском единстве «как залоге воссоединения единой, великой, неделимой России». Россия должна учитывать интересы Украины, однако Вернадский отвергал намерения создания украинского самостоятельного государства. Он выступал за существование Украины в пределах демократической федеративной России.

Закономерно, что так же негативно оценивал Вернадский и влияние международного фактора на украинское национальное движение и утверждение независимости Украины. Российские великодержавные круги уже давно придерживались взглядов на украинское национальное движение как на искусственное, конъюнктурно поддерживаемое Германией и Австро-Венгрией для ослабления России за счет внутренних распрей. Особенно такой взгляд на украинство получил распространение в годы Первой мировой войны, а затем, с Брестским миром, его сторонники получили дополнительные аргументы. Кризис Российского государства, неспособность решить внутренние проблемы, социальная напряженность, недовольство населения центральной властью как факторы роста национальных движений во внимание российскими политиками и интеллигенцией не принимались. Вернадский был человеком широкого кругозора. Он часто на страницах дневника размышляет о международной политике. При этом опирается не на достоверные данные, а на слухи.

Осенью 1919-го ученый часто говорит о неискренней роли союзников в геополитике, обвиняет их в поддержке независимости Украины. 5 октября 1919 он записал: «Но в целом, несомненно, и основы нашего представления о самостоятельной Украине могут быть не вполне понятны благодаря неясности представлений о ее мировом положении…. Может ли она не считаться с международными действиями? Выступят или нет эти влияния против разгрома Петлюры?» Вернадский подозревает страны Антанты в намерениях ослабить Великую Россию, сформировать буферные государства между большевистской Россией и Европой.

Положение украинских государственных сил в 1919 году было сложным. Изнурительная борьба в феврале-июле вселяла мало надежд на успешное завершение украинской революции. Поражения украинских войск сужали круг сторонников украинского национального движения, в том числе в среде российской интеллигенции. На фоне побед Вооруженных сил Юга России украинское дело казалось проигранным. Не симпатизировал УНР и Вернадский. Он писал 26 сентября 1919 году: «Очевидно, сейчас вместе с поляками идет попытка покончить с Петлюрой. Я считаю этот ход политически правильным, но боюсь, что участие поляков куплено дорогой ценой». Далее он аналогично без сочувствия констатировал ликвидацию Украинского фронта, несмотря на то, что это было антибольшевистское движение и таким образом Белое движение проигрывало стратегически. Движение Петлюры ассоциировалось у него с бандитизмом.

5 октября 1919 году Вернадский сделал в своем дневнике запись, которая раскрывает его актуальное понимание украинского вопроса: «Решение украинского вопроса, с одной стороны, в правильной международной среднеевропейской политике, в скорейшем решении аграрного вопроса и в создании тесногой связи украинской и российской культур». Что ученый имел в виду? «Правильная международная среднеевропейская политика» означала отказ союзников России по Антанте от создания Украины как буферного государства, такие намерения подозревал Вернадский. Однако известно, что Антанта не поддерживала независимость Украины, а стремилась лишь использовать и антибольшевистский потенциал украинского национального движения, в частности «петлюровщины».

По нашему мнению, необходимость «скорейшего решения аграрного вопроса» исходило из того, что Украина — это аграрный край, а основную часть населения составляли крестьяне. Центральнорадовськие, большевистские эксперименты в аграрном вопросе, вместе с консервативной политикой Скоропадского, перенесли его в разряд приоритетных, даже больше, чем национальный вопрос. Решение вопроса о земле позволяло усмирить крестьянские протесты, унять тыл, который создавал немало хлопот для Добровольческой армии.

Наконец, создание тесной связи украинской и российской культур имело для Вернадского важное значение потому, что он был убежден в силе культурнических факторов в гармонизации и примирении общества. Уместно здесь будет вспомнить и УАН, которая должна быть фактором завоевания лояльности интеллигенции Украины. Кроме того, как говорилось выше, настоящее украинское национальное движение воспринималось как культурническое, так что решение проблем с преследованием украинского языка должно было способствовать консолидации «малороссов» и «великороссов».

Роль ученого в создании УАН

Важной вехой в жизни Вернадского стали события апреля 1918 года, когда в результате государственного переворота к власти в Украине пришло правительство гетмана Скоропадского, в котором Василенко было предложено сформировать правительство.

3 мая 1918 году Василенко стал министром народного просвещения. Именно с этого момента начинается активная деятельность по созданию УАН. Именно Николай Прокофьевич привлек к сотрудничеству Вернадского. Развитие образования и распространение знаний были важнейшими проблемами для Вернадского. Всю свою жизнь он занимался научно-организационной деятельностью, распространением знаний и тому подобное.

Одобрительно отнесясь к предложению Василенко, Вернадский подчеркнул неприемлемость для него украинского гражданства и желание работать исключительно в качестве эксперта и академика РАН. Вернадский считал, что УАН должна быть построена по образцу РАН, основанной в Санкт-Петербурге, с широким разветвлением научно-исследовательских институтов, лабораторий, музеев, научных библиотек и тому подобное. «На первом месте, прежде всего, должно быть создано, хорошо обставленное отделение украинского языка, литературы и истории и те отделы институтов, которые связаны с практически важными для страны интересами — связанные с изучением продуктивных сил страны…»

В то же время Василенко стоял на позиции, что академия должна быть национальной наподобие Пражской с обязательным украинским языком. Ученый вспоминал: «Разговор с Василенко об Академии наук Украины. Он ее мыслит как национальную, типа Праги». Так, говоря о создании УАН в своей статье в газете «Русский голосъ» от 15 августа 1918 года Вернадский отмечал: «При создании УАН необходимо считаться с тем, что работа УАН кроме своего мирового значения должна удовлетворять важные: 1) национальные 2) государственные, 3) местные жизненные требования».

14 ноября 1918 года гетман Скоропадский утвердил закон об учреждении УАН, ее уставе и штате. Вернадского в ходе прямых тайных выборов единогласно избрали председателем-президентом. На следующий день Вернадский через киевские газеты распространил свое заявление о выходе из кадетской партии и ее Центрального комитета, а также направил заявление в Киевский комитет партии народной свободы. Ученый считал, что «президент Академии не должен принадлежать к какой-либо политической партии на время своего президентства». Однако Вернадский продолжал участвовать в заседаниях ЦК кадетской партии и Национального центра.

С тех. пор УАН начала свое самостоятельное существование как высшая научная организация на Украине. Академия получила в свое владение большую часть земли в окрестностях Киева, где должна была разместить свои научные учреждения, лаборатории, институты и тому подобное.

Следовательно, в период украинской державы Вернадский изменил свое отношение к революционным событиям в Украине. Не одобряя как таковую политизацию украинского национального движения, он считал возможным присоединиться к развертыванию и усилению научно-культурного движения в Украине. На фоне дискуссий в кадетской партии об отношении к украинской державе, Вернадский выступал за поддержку антибольшевистской Украины.

Понимание значения науки, желание способствовать культурному развитию Украины и таким образом усилить украинско-российские связи, чем способствовать консолидации «великой России», взяли верх и Вернадский присоединился к развитию научной сферы Украины и созданию УАН. Он способствовал организации десятков различных комитетов и научно-культурных учреждений Украины.

Непродолжительный период Гетманата Скоропадского имел большое значение для национального возрождения украинского государства. Так что в годы Украинской революции (1917-1921 гг.) Владимир Иванович Вернадский находился в эпицентре общественно-политических трансформаций, работал в условиях разных политических режимов, но, в отличие от других ученых и общественно-политических деятелей, избежал преследований. Несмотря на сложные обстоятельства, он продолжал заниматься делом, которое приносило не конъюнктурные дивиденды, а десятилетиями и столетиями работало и работает во благо человечества. Для ученого наука и ее организационное оформление стало смыслом всей жизни. По мнению Владимира Ивановича Вернадского — «Наука более всего способствует международному пониманию. Ненасильственным и прочным образом она связывает людей и народы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.