Corriere della Sera: Раньери Гуэрра, что значит сосуществовать с этим вирусом?

Раньери Гуэрра: Значит искать способ постепенной адаптации к новому микроорганизму в надежде, что со временем он станет менее агрессивным. К сожалению, это очень неудобный гость, и он не уступит.

Заместитель директора Всемирной организации здравоохранения, входящий в состав научно-технического комитета, не скрывает своих опасений.

- Какие существуют неизвестные?

— Он [коронавирус] очень стабилен в своей структуре, а следовательно, не склонен к изменениям. Он агрессивен, распространяется с невероятной скоростью и сталкивается с огромным диапазоном населения, восприимчивого к заражению. Мы не знаем, какой ущерб он нанес на данный момент, и поэтому будет проведено исследование с быстрым серологическим тестированием, которое предоставит новые элементы для оценки. Результаты будут в конце мая. На основании китайского опыта мы знаем, что в 80-85% случаев Sars-CoV-2 протекал бессимптомно. В Италии у нас нет таких цифр. До сих пор подсчеты велись исключительно на основе сделанных тестов.

- Чем он так страшен?

— Мы только сейчас начинаем понимать, как он действует. Мы прошли путь от гипотезы о тяжело протекающем гриппе к совершенно иной действительности. Вирус атакует всю систему целиком, а не только легкие, добирается до сосудистого эндотелия, что служит причиной серьезных неврологических патологий, и атакует он избирательно в зависимости от возраста и пола. Мы не имеем понятия, какие еще последствия он может повлечь за собой и узнаём об этом день за днем. Это монстр.

- Если вы так многого не знаете, как же можно прогнозировать его развитие, используя математические модели?

- Это уникальный инструмент. Знания появляются постепенно, модели совершенствуются, и теперь, после первоначальных расхождений, постепенно появляется единогласие всех международных исследований, действующих, однако, на основе произвольного знаменателя. Подлинный знаменатель станет результатом серологического исследования, которое даст этим моделям привязку к действительности. Нам станет известен подлинный уровень летальности и почему в Ломбардии он настолько высок.

- В Ломбардии что-то осталось незамеченным?

— Во-первых: Ломбардия — жертва, а не вредитель, давайте перестанем подвергать ее нападкам, она нуждается во всяческой помощи и поддержке. Во-вторых: вероятно, недостает намного более точного исследования генетики этого вируса. Сейчас у нас есть возможность воссоздать путем секвенирования его филогенетическое древо, то есть путь его попадания в Италию, кто был его носителем, как он распространился. Важно понять сроки. Я надеюсь, что, когда мы протестируем 150 тысяч человек, то сможем проследить его передвижения.

- Германия и Франция после первоначального соблазна выхода из карантина пошли на попятную.

— Было бы важно добиться хоть минимальной слаженности в ЕС, выйти из карантина, когда вирус обладает столь обширным распространением, означало бы подвергнуть риску другие страны, потому что, сколько ни закрывай, сохраняется трансграничное передвижение, которое остановить невозможно. Эпидемия в Германии немедленно вернулась в более активное русло, что было неизбежно. В Италии у нас наметилась хорошая тенденция, но не следует предпринимать рискованных шагов.

- Франция приостановила матчи премьер-лиги. А у нас министр Спадафора (Spadafora) дает повод для надежды.

— Это все маневры, но я не знаю, сколько времени потребуется, чтобы снять ограничения с чемпионата, возможно, достаточно будет обезопасить спортсменов с помощью протокола, но перед этим мы посмотрим, как будет развиваться эпидемия в следующем месяце. Инкубационный период от момента введения карантина до 18 мая позволит понять нам, спровоцирует ли первое возобновление деятельности новый взлет заболеваемости. Я понимаю нетерпеливое стремление вернуться к обычной жизни. Но еще нельзя. Есть третий лишний.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.