Цветастые шторы и голубое стеганое одеяло — вот личное пространство Хосуэ Переса (Josué Pérez). Давно развеялись мечты молодого кубинца: устроиться на работу в Москве, жить в общей квартире с несколькими коллегами и отправлять деньги семье. Его тело покрыто сыпью. Когда в январе Хосуэ Перес уезжал из Гаваны, потому что соотечественник пообещал, что поможет устроиться в Москве, он и подумать не мог, что вскоре будет жить среди мусора в квартире на окраине города вместе с девятью кубинцами. Мечты, которые обошлись ему в две тысячи долларов, исчезли, как и соотечественник. Он начал работать нелегально, получал время от времени несколько тысяч, однако сейчас из-за коронавируса работу приостановили. Без работы нет и бесплатного жилья, а день оплаты за эту ужасную квартиру приближается. Хосуэ возмущается: «Приехал в Россию в поисках лучшей жизни, а в итоге прошу прислать мне деньги с Кубы, с Кубы!»

По данным российской пограничной службы, каждый год Россию в качестве туристов посещают 25 тысяч кубинцев. Благодаря соглашению исторических союзников, Москвы и Гаваны, кубинцам не нужна виза, они могут находиться в России до 90 дней, просто в гостях, не работая. Многие, как и Хосуэ Перес, приехали в Москву, чтобы остаться. Другие за билет до Москвы и документы, благодаря которым они теоретически смогут уехать в Испанию или Италию, отдали по 5–7 тысяч долларов мафии и торговцам людьми. Однако эти документы бесполезны, так как Россия не входит в Шенгенскую зону, поэтому кубинцы никак не смогут пересечь границу с ЕС законно. Сейчас Москва погрузилась в самоизоляцию и экономическую спячку, из-за пандемии коронавируса стало известно об иммиграции и незаконной работе многих кубинцев, жертв мафии, щупальца которой протягиваются из Москвы до Гаваны и обратно.

Юниор Кастро (Yunior Castro) и Антонио (Antonio) отдали 1,5 тысячи долларов посреднику, о котором они узнали от других кубинцев. За эти деньги они получили билет Гавана — Москва, жилье на первый месяц и работу на стройке. «Они тебе говорят, что рабочие места покупаются, обещают, что потом будешь получать зарплату каждый месяц», — объясняет кубинец Кастро, который приехал в Москву в декабре. На Кубе он работал в прачечной на курорте. В Москве работает с Антонио, живут в квартире с пятью кубинцами. Каждый день по 12 часов они строят офисное здание, работают без выходных. Из двух комнат в более просторной, несмотря на наличие кровати, они устроили гостиную. «Мы выбрали Россию, потому что сюда легко добраться. Мы не понимали, чем здесь рискуем, мы уязвимы, потому что не знаем язык и обычаи, нас могут эксплуатировать. Сейчас мы хотим найти только одно — средства к существованию», — жалуется Антонио, держа руки в карманах. Еще недавно он работал программистом на фабрике по производству белой керамики в Ольгине.

Подобные истории не редкость. Билет в Москву с Кубы стоит дороже, поэтому многие используют помощь посредника, который отправляет билет из-за границы, обещает проживание, работу, предлагает решить бюрократические проблемы за чуть большую сумму. Как правило, кубинский посредник предоставляет дешевую рабочую силу российским, армянским, азербайджанским или сербским нелегальным подрядчикам, которые занимаются строительством в столице. Всегда без трудового договора, страхования и гарантии оплаты. Если всё идет по договоренности, работник получает зарплату, как правило, около 300 евро в месяц, от посредника, который удерживает комиссию, которая, вероятно, по размеру чуть меньше самой зарплаты.

«Эту систему давно используют для граждан Центральной Азии, например, Кыргызстана, Таджикистана или Узбекистана. Сейчас такое происходит и с кубинцами, потому что они более уязвимы, не знают ни языка, ни системы, у них меньше поддержки. Многие полны надежд или наслушались пустых обещаний, что рано или поздно всё образуется. Другие пытаются собрать недостающие деньги, чтобы оплатить документы для поездки в Европу, некоторым удается уехать в Сербию, а там они уже ждут», — объясняет юрист Уильямс Эррера (Williams Herrera), который сейчас, будучи на пенсии, предоставляет соотечественникам бесплатную юридическую помощь.

Властям Кубы известно об этой проблеме. Как утверждает консул Кубы в Москве Эдуардо Эскандель (Eduardo Escandell), иногда они оказывают юридическую помощь тем, кто решился сообщить о случаях трудовой эксплуатации. Кубинский юридический консультант в России Марио Каррасана (Mario Carrazana) отмечает, что за помощью обращаются крайне редко. Большинство боится преследования или депортации. Поэтому они молчат и ищут другой вариант. И всё по новой.

Мадлен де ла Каридад (Madelaine de la Caridad) устроилась уборщицей в супермаркете. На Кубе она работала медсестрой, решила продать то немногое, что у нее было, и уехать с острова с 15-летней дочерью Сабели (Shabely). Сама купила билет, а вот квартиру, где собиралась жить, нашла через посредника, который, как и многие другие, занимается сдачей в аренду жилья для кубинцев по всей Москве. В квартире, где предполагалось, что они будут жить вдвоем, на самом деле у них была только кровать. Там проживали еще десять мужчин. «Ушла быстро из квартиры с неизвестными людьми, со мной ведь дочь», — рассказывает Мадлен. Сейчас она живет в трехкомнатной маленькой квартире с подругой Юрис Лади (Yuris Lady) и восемью кубинцами. Как объясняет Марко Антонио Эррера (Marco Antonio Herrera), все занимаются уборкой. Работают по 12 часов каждый день, получают около 25 тысяч рублей, чуть больше минимальной заработной платы в Москве (20 тысяч рублей). Однако работают намного больше часов, чем предусмотрено законодательством. «И за это мы еще платим…», — сетует Клара Элси Фелипе (Clara Elsi Felipe) в коридоре с желтыми стенами, на одной из которых висит яркий плакат с изображением озера.

Найти место работы бесплатно не получается. Судя по различным обсуждениям в сети, с которыми ознакомились журналисты нашей газеты, чтобы найти работу, кубинцы вынуждены заплатить посреднику три тысячи рублей. Каждый раз, когда не выходят на работу, платят так называемый штраф, три тысячи. Иногда за первый месяц как испытательный срок не платят зарплату. Как объясняет адвокат Марио Каррасана, такая мошенническая схема напоминает работу мафий, которые контролируют строительные работы, и подобные нарушения случаются постоянно.

Сейчас из-за пандемии закрыты рынки «Люблино» и «Садовод» на юго-востоке Москвы, их часто посещают кубинцы, так называемые посредники или агенты, которые пытаются найти дешевую рабочую силу. Хорошо известно, если ищешь работу, нужно просто туда пойти. Однако большинство знает, что платят не всегда. «Нас просто обманывают. Ты знаешь, понимаешь, что людей обманывают, надеешься, что тебя это обойдет стороной», — рассказывает безутешный Хосуэ Перес. «На Кубе работал в ресторанном бизнесе, нацеленном на туристов, всё было очень плохо, из-за вируса было бы еще хуже. Если ничего не изменится, будем вынуждены искать способ вернуться. Сытым там не будешь, но и не умрешь с голоду, всегда сосед поделится хлебом, чашкой риса. Здесь всё иначе», — объясняет Хосуэ.

Мадлен Кастильо (Madelaine Castillo) и ее муж Леодон (Leodón) возвращение на остров даже не рассматривают. Чтобы поехать в Россию, они продали домик под Гаваной, а теперь из-за затишья в работе и режима самоизоляции потратили небольшие сбережения, которые остались после оплаты услуг посредника, билетов и предполагаемых процедур. Они приехали в ноябре с мамой Мадлен Нильдой Паулой (Nilda Paula) и двумя детьми, Паулой (Paula) 12 лет и Педро (Pedro) 3 лет. С тех пор девочка не ходит в школу. «Как ей учиться без документов и знания русского», — задается вопросом Кастильо.

До коронавируса дети оставались с бабушкой, а Леодон и Мадлен работали. Он — на стройке. Она работала уборщицей, пока не забеременела, сейчас Мадлен на седьмом месяце, уже много недель она не наблюдалась у врача. «О зарплате речь не идет», — рассказывает Леодон. Теперь без доходов нет денег заплатить за квартиру, получают самые необходимые продукты благодаря фонду «Дом Доброты», который их привозит тем, кто действительно нуждается. «Больно осознавать, что завтра детям будет нечего есть», — сетует Кастильо.

Застряли в Москве, без денег и лекарств

Енифер Леон (Yenifer León) продумала четкий план: поехать в Москву, поработать несколько недель, купить дешевые товары и продать их с наценкой на Кубе. Однако вмешался коронавирус, выросло число зараженных, закрыли границы. Весь ее план рухнул. Сейчас она застряла в Москве без денег, не зная, когда точно сможет вернуться домой. «Счетчик тикает», — отмечает девушка. Енифер Леон 30 лет, у нее ВИЧ, лекарства против ретровирусов, которые принимает 11 лет и привезла с собой в Москву, уже закончились. «Это серьезная проблема», — жалуется Енифер, завязывая белую чалму. Рядом с ней на кровати сидят Ёандра Агуэро (Yoandra Agüero) и Натали Фонсека (Natalie Fonseca), которые вместе снимают квартиру. Они, как и Енифер, страдают от дискриминации: трансгендеры и ВИЧ-инфицированы.

Поездка за товарами в Россию — дело привычное. Многие кубинцы приезжают в Москву, пользуясь тем, что им не нужна виза, в год они могут вывозить домой 120 килограмм товаров на одного человека. Поэтому в Москве на нескольких оптовых рынках создана целая инфраструктура для этого бизнеса. Большинство из 25 тысяч кубинцев, которые приезжают в Россию в качестве туристов, покупают товары на реализацию. В палатках на этих огромных рынках многие ценники уже на испанском языке. В Москве есть хостелы, общежития и квартиры для тех, кто приезжает с этой целью. Покупают запчасти до сих пор популярных на Кубе советских автомобилей, например, «Лады» или «Московича», которые сложно найти, или дорогие товары: обувь, бытовую технику и одежду. Покупают в России, продают на Кубе. Многие кубинцы называют их «челночниками». Кроме того, немало и так называемых «мулов» — тех, кто в обмен на обратный билет или небольшую сумму готов отвезти тяжелые сумки.

Леон планировала поработать в Москве пару месяцев и на эти деньги купить какие-то вещи. В России она уже второй раз. Как рассказывает Леон, первый раз, пару лет назад, подзаработала и вернулась на родину, всё прошло отлично. «В этот раз мне пообещали работу на сборе яблок, но всё оказалось не так, обманули», — жалуется Леон, которая много лет работала преподавателем, пока не ушла в туризм. Фонсека впервые в России. И не только в России, а вообще за границей. Ей 22 года, она давно перестала учиться. Рассказывает, что одноклассники ее дразнили за то, что она — трансгендер. «Родителям это вышло в копеечку, в итоге они согласились, чтобы я уехала на пару месяцев», — рассказывает девушка.

Обе девушки из Матансаса. Они были знакомы и встретились в той маленькой московской квартире, кишащей тараканами, которые не боятся людей. «Не думайте, что все сдают в аренду квартиры трансгендерам», — объясняет Вики Фонсека (Viki Fonseca), еще одна девушка, которая в отличие от соседок хочет найти выход любой ценой, чтобы не пришлось возвращаться на родину. В квартире живут еще шесть человек. Они платили 10 тысяч рублей с человека, чтобы спать на двухъярусной кровати или вместе в одной из двух кроватей. Теперь без средств к существованию снизили оплату до пяти тысяч. «Всё равно нам трудно, мы боимся, что не сможем заплатить», — рассказывает Натали Альманса (Natalie Almansa). Друзья и семья прислали немного денег. «СПИД. Центр» может предоставлять противоретровирусные препараты на неделю, однако время проходит, а страх сохраняется.

Инженер Амет Мигель Кальдерин (Amet Miguel Calderín) рискнул многим, чтобы поехать в Москву. Он открыл кафе в Сьенфуэгосе и со всеми сбережениями отправился в столицу России, чтобы купить всё необходимое для заведения. Амет должен был вернуться в воскресенье, однако рейсы временно отменены, а деньги, которые он так долго копил, заканчиваются. «Это чрезвычайная ситуация, кто-то должен дать нам ответ, но нет, мы застряли здесь и предоставлены самим себе», — сказал Кальдерин, который в настоящее время живет в квартире на юге Москвы вместе с другими соотечественниками.

Консул Эскандель заявляет, что предоставляет информацию и дает советы гражданам, которые связываются с дипломатическим представительством. Сейчас они пытаются оценить, сколько граждан находится в такой ситуации, как Леон, Фонсека или Кальдерин, можно ли согласовать рейс с российскими властями для вылета кубинцев на родину, как это уже было сделано в других странах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.