Почти всем импонируют исторические аналогии, хотя все понимают, что они неточны и не предназначены для прогнозов. Но ведь приятно, когда твоими «предшественниками» были Юлий Цезарь или Александр Великий. Амбициозные украинские политики читают Макиавелли и пытаются примерить на себя сладкое бремя власти. Но ведь существует много других биографий (смешанных, как и положено, со сказками и домыслами). Они менее популярны, но больше подходят к конкретным реалиям времени.

В 1830 году «волей народа королем французов» стал Луи Филипп — родственник Бурбонов, который до этого служил в революционной армии. Но на этом его противоречивость не заканчивалась, пресса писала, что он вел буржуазный образ жизни во времена монархической Реставрации. Эдакий нонконформист-бунтарь. Да и сама формулировка «король волей народа» звучало необычно. Как и то, что он стал королем в результате революции. И хотя сам себя Луи Филипп называл «королем-гражданином», популярнее были бы утверждения вроде «король-буржуа» или «король биржевиков и банкиров».

Для своего времени, он поставил высокую планку: дружил с банкирами, а не с аристократами, отказался от многих привычных церемоний. Отдавал предпочтение обычной шляпе и зонту, такой себе вариант «кортежи прочь, поеду на велосипеде» XIX века.

Сначала это панибратство и отказ от пышных ритуалов и монархических атрибутов воспринимались положительно. Как и общение со всякими банкирами. Надо понимать, что банкиры в то время не считались респектабельными государственниками, как сейчас. Их статус можно скорее сравнить с высокооплачиваемыми актерами и медиа-менеджерами, когда деньги и связи есть, а пиетета нет.

То же самое, медленно, но неуклонно, произошло и с образом «демократического, молодого и современного» Луи Филиппа — аристократы воспринимали его как паяца, народ — как богача, банкиры — как себе подобного. А когда, как утверждали злые языки, банкир Ротшильд прилюдно сделал монарху замечание за опоздание, стало поздно что-то менять. Поэтому в 1848 году, во время беспорядков в Париже, Луи Филипп согласился на смену правительственного кабинета, но этот шаг восприняли как слабость. Отречение от трона произошло быстро, даже без назначения преемника.

Биография другого известного француза — Жозефа Фуше, тоже заставляет вспомнить о ком-то из современного мира. Во время Великой французской революции он принадлежал сначала к умеренному лагерю, затем переметнулся к радикальному, жестоко подавлял контрреволюционные мятежи в провинции и голосовал за казнь короля. Вовремя принял участие в перевороте в пользу других умеренных и, кажется, даже тогда нашел, наконец, себя: во времена Директории стал министром полиции. Впоследствии, так же вовремя, поддержал переворот Наполеона Бонапарта, и поэтому остался министром полиции, дополнительно создав систему политической разведки и шпионажа.

Наполеон через несколько лет министерство ликвидировал, но незаменимый Жозеф Фуше и впредь неформально выполнял роль начальника тайной полиции, даже раскрывал антинаполеоновские заговоры. Когда министерство восстановили, Фуше получил титул герцога. После чего решил принять участие в заговоре против Наполеона, но был разоблачен и отправлен в отставку.

После краха Наполеона Фуше оказался горячим сторонником Бурбонов, во время «Ста дней» Наполеона — снова стал его министром. После второго отречения Наполеона занимался подготовкой второй реставрации Бурбонов, уже как глава исполнительной комиссии временного правительства.

Снова стал министром полиции, но под давлением роялистов «цареубийцу» понизили до посла в Дрездене. И только после того, как был принят закон об изгнании «цареубийц» из страны, Жозеф Фуше потерял государственную должность и принял австрийское подданство.

Кроме королей и министров, были в истории и фигуры меньшего масштаба, но от того не менее интересные. Например, правители Флоренции из семьи Медичи. Обогатившись на финансовых операциях, они не могли считаться (даже в Италии тех времен) «эталонными» аристократами. Банковское дело, хоть и приносило большие доходы, считалось недостойным занятием, что-то как сейчас изготавливать сигареты или алкоголь. Поэтому они всячески поддерживали искусство. Очень популярное дело, как футбол. Лоренцо Медичи даже создал и поддерживал учебные мастерские для молодых художников.

Сходство всех персонажей с украинскими современниками, конечно, чистое совпадение и плод фантазии.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.