Москва - Была середина марта, и в России было зарегистрировано только 114 случаев инфицирования коронавирусом COVID-19, но президент Владимир Путин хотел сделать широкий жест: обеспечить дополнительные выплаты медицинским работникам, «которые… с честью выполняют свой профессиональный долг».

Но шли недели, и число заразившихся в России в условиях пандемии превысило 250 тысяч человек, затем — 350 тысяч, а теперь их уже более 370 тысяч, что является третьим по величине количеством подтвержденных случаев заболевания в мире после США и Бразилии.

Медицинские работники умирали сотнями — по неофициальным подсчетам медиков, их количество составляет 308. Многие из тех, кто продолжал работать, получили давно обещанные доплаты лишь недавно. Некоторые, например, хирурги, даже зарабатывали меньше, потому что уровень оплаты за работу с пациентами, инфицированными коронавирусом COVID-19, был ниже, чем их зарплата до пандемии.

Проблемы с выполнением путинского обещания о выплате надбавок возникли не только из-за «бюрократической кутерьмы». Дело во властной вертикали, когда подчиненные боятся действовать. Все это также помогает понять некоторые важные истины, связанные с немалыми усилиями, которые прилагает Россия, чтобы справиться с пандемией, в то время как страны Запада в Европе начинают отменять карантинные меры.

Путинская централизованная структура власти не может справиться с кризисом в одиночку. Значительную часть обязанностей Путин возложил на региональных чиновников, которые боялись привлечь внимание к местным проблемам и навлечь на себя гнев Москвы.

По мнению аналитиков, возможно, что одним из способов оставаться «в тени» является занижение числа случаев заболевания или смерти. В случае с обещанными Путиным надбавками инстинкт региональных лидеров (укоренившийся на протяжении десятилетий) сводился к сокращению выплат до минимума — из боязни неприятностей со стороны Москвы, если они потратят слишком много или заплатят людям, не имеющим права на эти дополнительные выплаты.

Некоторые региональные чиновники даже подсчитали минуты, которые медицинские работники провели, работая с инфицированными пациентами.

«Для Путина это очень неудобное положение — говорит Татьяна Становая, руководитель программы R. Politik, сотрудник московского политического аналитического центра. — Более того, он оказывается зависимым от губернаторов регионов. Путин требует что-то сделать, а правительство не в состоянии осуществить это так, как Путин планировал».

«Защита» статистики смертности

Россия в условиях пандемии вынуждена обороняться на многих фронтах, в том числе и в том, что касается официальной статистики, свидетельствующей о необычайно низком уровне смертности. Власти решительно отрицают обвинения в манипулировании статистикой, утверждая, что низкий уровень смертности в России является признаком эффективной работы правительства. Но не исключено, что причиной этого является используемый в России консервативный метод подсчета.

Инфицированные пациенты, которые умирают в больницах, подвергаются вскрытию. В случае отсутствия признаков легочной инфекции, в качестве причины смерти указываются другие причины.

Но статистика заболеваемости и смертности в регионах не вызывает доверия, говорит Становая.
«Например, на Кавказе с этим полная неразбериха, — добавила она. — Данные, которые они предоставляют, подобно фальшивке, ничего общего с действительностью не имеют. В других регионах к статистике и к этим тестам относятся не очень аккуратно».

Однако напряжения, которое испытывает российская система здравоохранения, никто не скрывает.

Светлана Мунирова, хирург с 20-летним стажем, которая работает в Покровской больнице в Санкт-Петербурге, была шокирована, когда узнала, что в результате того, что ее направили лечить пациентов с коронавирусом COVID-19, ее апрельская зарплата сократилась с 50 336 рублей до 43 996 рублей.

Свои надбавки она получила только в середине мая, сказала она в интервью, но ее основная зарплата (теперь) ниже, поскольку врач-инфекционист получает меньше, чем хирург.
В прошлом месяце кардиохирург из той же больницы в интервью изданию «Новая газета» сказал, что обычно ему платят зарплату, эквивалентную 1158 долларам в месяц, но в апреле он получил вдвое меньше, потому что лечил пациентов, инфицированных COVID-19.

«Я не знаю, почему было так сложно заплатить врачам и медикам, несмотря на то, что власти неоднократно давали такое распоряжение, — сказала Мунирова. — Мои рассуждения по этому поводу вряд ли что-то изменят. Вероятно, как и в большинстве случаев, деньги „затерялись" где-то в пути».

На правительственных совещаниях Путин с каждым днем становится все более раздражительным.
"Послушайте меня, послушайте внимательно! Мы договорились — и было четко и ясно сказано, что эти деньги должны быть выплачены за работу с больными с коронавирусной инфекцией, а не за какие-то часы и минуты», — сказал он 15 мая во время видеоконференции с участием представителей министерств здравоохранения и обороны, а также региональных чиновников.

Четыре дня спустя он снова начал сыпать упреками в адрес чиновников. «Еще в марте мы предусмотрели стимулирующие выплаты для них», — выразил свое недовольство Путин во время видеоконференции, и добавил, что «в субъекты Федерации поступило 50,1 миллиарда рублей, то есть, практически все средства».

«Однако, по моей информации, к концу прошлой рабочей недели деньги получили далеко не все, кому они были положены», — раздраженно отметил он.

В понедельник представители органов здравоохранения, наконец, доложили, что все необходимые надбавки были выплачены 153 373 медицинским работникам.

«Постоянная неразбериха»

По словам Татьяны Становой, региональные чиновники трактуют порядок выплаты надбавок так узко, как только могут: губернаторы регионов находятся в сложных условиях, им приходится доказывать, что они эффективно борются с вирусом, поэтому они пытаются свести к минимуму количество зарегистрированных случаев инфицирования.

«Они либо заявляют о большом количестве пациентов, инфицированных COVID-19, и получают больше денег — но в этом случае Кремль может понять это как неудачу в борьбе с этим коронавирусом — либо вам придется уменьшить эти цифры и получать меньше денег», — сказала она.

Одна из проблем заключается в том, что врачам платят за конкретное время, проработанное с пациентами, у которых лабораторно подтверждены случаи коронавирусной инфекции. Но у многих инфицированных пациентов симптомы отсутствуют, к тому же в «20%-30% случаев это… ложные результаты тестирования», сказал в эфире передачи на канале «Эхо Москвы» сопредседатель профсоюза медицинских работников «Действие» Андрей Коновал.
«Постановления (о выплатах) сформулированы расплывчато, и ждите протестов…. В результате идет какая-то постоянная неразбериха, что приводит к еще большему хаосу…. Огромное недовольство медработников сейчас продолжается. Все это вызовет бурю возмущению. Проблема — хаос и недовольство, и протесты будут продолжаться», — сказал он.

В бедной северокавказской республике Дагестан — регионе, испытывающим дефицит аппаратов искусственной вентиляции легких и средств индивидуальной защиты, — министр здравоохранения республики Джамалудин Гаджиибрагимов в интервью местному блогеру Руслану Курбанову признал, что в республике от коронавирусной инфекции умерли более 40 врачей.

У руководства федерального правительства из-за этого возникает путаница и серьезные затруднения, поскольку согласно официальной статистике, во всей республике в результате инфицирования коронавирусом умерло всего 27 человек.

Гаджиибрагимов сказал, что в республике было зарегистрировано 13 697 случаев заболевания COVID-19 и внебольничной пневмонией, хотя официальный показатель заболеваемости COVID-19 составляет всего 3280 случаев.

«Поэтому мы и не доверяем статистике», — сказала Становая.

Во вторник Путин заявил, что Россия прошла пик заболеваемости COVID-19. За период с начала апреля до среды на этой неделе ежедневный прирост количества инфицированных снизился примерно с 18% до 2,3%. В некоторых регионах власти начинают ослаблять режим самоизоляции.
Но существует потенциальная опасность, на которую указывает всплеск новых случаев заболевания в Санкт-Петербурге после майских праздников, когда многие люди пренебрегали правилами изоляции и социального дистанцирования.

Заместитель председателя комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга Андрей Сарана заявил в среду, что в последнее время число госпитализированных пациентов с COVID-19 резко возросло примерно с 200 до 670 человек в день, из-за чего врачи и больницы испытывают «колоссальное напряжение».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.