За семь суток ареста Павел Палейчик смог выйти на воздух всего один раз, когда 9 мая его и сокамерника выпустили на улицу поработать. «С лопатой траву от асфальта отбивали. Но хоть подышал свежим воздухом полчаса», — рассказывает он спустя несколько дней после выхода на свободу.

Палейчик работает фельдшером скорой помощи в Лиде. В конце апреля он пришел на встречу горожан с гомельским блогером Сергеем Тихановским, во время которой открыто высказался на камеру о сложной ситуации врачей в Беларуси. Свое выступление он начал словами: «Страх, что творится!» и рассказал о длинных сменах, нехватке машин и водителей скорой, отсутствии средств индивидуальной защиты.

За это участие в «несанкционированном мероприятии» Палейчика и задержали. До того, как услышал приговор, Палейчик не верил, что попадет в изолятор. Думал, обойдется штрафом или выговором. Но не жалеет, потому что хотел рассказать, что «происходит на самом деле».

Кроме Палейчика, накануне и после Дня Победы в Беларуси были задержаны, вызваны в милицию или привлечены к административной ответственности около 120 человек, сообщает лишенный аккредитации в Беларуси правозащитный центр «Весна».

Задержанные принимали участие в акциях протеста или, как их называют — «встречах» — с блогером Тихановским, которые прошли в нескольких белорусских городах. Тихановский стал популярным благодаря своему YouTube каналу «Страна для жизни», куда он приглашает высказаться простых людей. И они жалуются: на низкие зарплаты и пенсии, на плохие дороги, на разваленные колхозы. Говорят, что Лукашенко — не их президент.

Особый социальный контракт

Сегодня к недовольству по поводу бедности и бесхозяйственности добавилось и недовольство отсутствием мер по борьбе с коронавирусом. Особую роль сыграли и циничные высказывания президента в отношении погибших от сovid-19. Говоря о первой официальной жертве — заслуженном артисте Беларуси Викторе Дашкевиче, Лукашенко назвал его «бедолагой», который «не выдержал». По поводу смерти еще одного пациента в Витебской области президент заявил, что он якобы говорил с губернатором региона, и по его словам, мужчина умер из-за лишнего веса. «А как можно жить со 135 килограммами веса?» — процитировал Лукашенко губернатора.

«Налицо расхождение ожиданий народа и линии власти», — считает Вадим Можейко, аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS).

«Если раньше под безопасностью скрывался тезис о том, что нет войны и разгула преступности, то в условиях пандемии оказалось, что есть еще одно измерение безопасности — это безопасность для здоровья и жизни. И коронавирус показывает, что этот компонент вымывается из сегодняшнего договора народа с властью», — говорит Можейко.

74% белорусов поддерживают запрет всех массовых мероприятий

Большинство людей против «коронавирусного» курса власти, о чем говорят социологические исследования BEROC и SATIO. 74% белорусов поддерживают запрет всех массовых мероприятий, а 71% хотят лучшего информирования о вопросах, связанных с распространением пандемии. Но хоть страх, что белорусская система здравоохранения не справится с вирусом, и высок, уменьшения своих зарплат белорусы боятся еще больше.

В начале мая Наталья, работница сферы продаж в Минске, получила электронное письмо с новыми условиями трудового договора. Ей предложили согласиться на снижение зарплаты в два раза, иначе — увольнение. Наталья попросила не называть свою фамилию, но у редакции есть документы, подтверждающие изменение зарплаты работодателем.

Это — не единственный случай. Еще одно исследование говорит, что экономическое самочувствие белорусов снизилось до рекордно низких показателей за два последних десятилетия.

Эти страхи, видимо, разделяет и Лукашенко. «Да меня люди на вилы поднимут», — говорит он о введении карантина, имея в виду, что локдаун навредит экономике еще больше. А в этом ведь и заключается специфический социальный контракт, который существует в Беларуси: власть обеспечивает минимальные потребности людей в обмен на их отказ от политических и гражданских свобод.

Резать хвост по частям

В ситуации кризиса свою часть договора руководству страны исполнить будет очевидно сложнее. С другой стороны, как говорит политический обозреватель и основатель консалтингового агентства Sense Analytics Артем Шрайбман, в последние годы государство последовательно снижает свою долю в социальном контракте. Это и повышение пенсионного возраста, и отмена льгот для различных категорий граждан, и повышение цен на коммуналку и бензин. Но, как считает Шрайбман, «белорусские власти научились отрезать хвост небольшими частями, чтобы не шокировать людей».

Еще в 2011 году автомобилисты перекрыли столичный проспект, протестуя против значительного подорожания цен на бензин: в течение нескольких месяцев топливо в Беларуси дорожало каждую неделю, но всего на одну копейку. Так менее ощутимо — решило государство.

«На полный демонтаж социального государства Лукашенко не пойдет»

Вспомним и горячую весну 2017 года, когда принятие декрета № 3 о предупреждении социального иждивенчества вызвало волну «тунеядских» протестов, которая прокатилась по регионам, далеко за пределами столицы. Кто бы мог подумать, что на стихийные митинги в Бобруйске и Орше выйдет больше тысячи человек. Тогда не было позитивной повестки и обтекаемых разговоров. Люди скандировали, не церемонясь: «Нет декрету № 3. Лукашенко, уходи!».

В результате протестов Лукашенко отменил знаменитый «тунеядский» декрет. Но в итоге ему на смену пришел новый, по которому длительно неработающие должны по полному тарифу платить за жилищно-коммунальные услуги. Это, а также аресты участников протеста и наложенные на них штрафы, подействовало: выступлений против нового декрета не было.

Но даже в кризис Лукашенко сделает все возможное — привлечет внешние кредиты или пожертвует очередными госпредприятиями — но оставит какие-то социальные бенефиты народу, считает Шрайбман.

«На полный демонтаж социального государства Лукашенко не пойдет. Потому что тогда он даже своей системе не сможет объяснить, почему он нужен», — говорит политический аналитик.

Поднимут ли Лукашенко на вилы?

2017 год показал, что помимо городского протеста в стране усиливается другой — низовой социальный. На встречи с Тихановским выходит разношерстная, разноплановая публика, которая знает, против кого выступает. Она бедна и хочет перемен. Она устала от власти и лично от Лукашенко. Это недовольство назревало годами.

Президентские выборы, которые грядут в Беларуси в этом году, могут стать дополнительным поводом для усиления протестных настроений. К выборам хочется перемен и улучшения ситуации. Правда, здесь власти пойдут по тому сценарию, который они показали в начале мая: усиление репрессий и закручивание гаек, считает политолог Катерина Шматина, стипендиатка Rethink.CEE в German Marshall Fund.

«У нашего режима достаточно менеджмента и влияния, чтобы с этими протестами справиться. Мы видели и раньше, что у Лукашенко достаточно инструментов, чтобы это недовольство контролировать», — говорит Шматина.

При этом жить лучше и веселей не станет. Так, МВФ прогнозирует, что в 2020 году из-за кризиса, связанного с коронавирусом, произойдет сокращение белорусской экономики на 6%, Всемирный банк ожидает падение на 4%. На это накладываются спад экономической активности в стране и падение цен на нефть. Продавать продукцию в традиционные, закрытые на карантин рынки сбыта станет сложнее. А это недополученная валюта и проблемы с выплатами внешнего долга и кредитов. Вопрос не в том, что будет плохо, а в том, насколько плохо.

Но совсем необязательно, что экономическое недовольство будет сконцентрировано на Лукашенко. Ведь если мощнейшие экономики мира картинно споткнулись и уже подсчитывают ущерб, то что говорить о Беларуси. Тем более, что страна границ не закрывала и производство не останавливала. Винить нужно других, не нас.

Волонтеры помогают медикам

Если Лукашенко и выбрал свой особый путь, то часть общества пошла по другому. Несмотря на антипанические сюжеты в СМИ, многие носят медицинские маски и стали ездить в транспорте значительно реже. Минчанин Илья Войстратенко, который лежал в больнице с сovid-19, описал в своем дневнике: «Было очень странно читать официальную статистику о четырех смертях от коронавируса в стране за сутки, когда только с одного этажа одного отделения одной больницы за день вывезли троих». Информацию о том, что он видел, как вывозили тела из его больницы, Войстратенко подтвердил openDemocracy, но подчеркнул, что не берется оценивать правдивость статистики Минздрава.

Врачи же рассказывают о переполненных больницах и возмущаются отсутствием средств защиты. За это их сажают на сутки, увольняют или вызывают в прокуратуру. Родственники больных стали писать в СМИ. Предприниматель и инвестор, соучредитель Tut.by и hoster.by Кирилл Волошин предложил медикам направлять запросы в прокуратуру и пообещал взять на себя все юридические расходы. Действительно, на помощь системе здравоохранения, совершенно не готовой к пандемии, пришел не Минздрав, а волонтеры из инициативы ByCovid19.

Кампания стартовала 26 марта. За первые 45 дней кампании волонтеры с помощью краудфандинга собрали 250 тысяч долларов на закупку необходимого оборудования и средств индивидуальной защиты. За эти деньги волонтеры смогли найти и привезти сотни пульсоксиметров, бесконтактных термометров, концентраторов кислорода. Счет хирургическим маскам здесь ведется на десятки тысяч, а раствор антисептика измеряют в тоннах.

Гражданский активист и координатор кампании ByCovid19 Андрей Стрижак говорит, что для благотворительности со стороны белорусов есть техническая причина — появление новых удобных способов для краудфандинга и упрощение онлайн-платежей. Но в первую очередь — это открытость и подотчетность волонтеров, которые вызывают доверие людей.

«Люди видят результат и отчеты о том, как кампания проводится, поэтому у них появляется больше уверенности в том, что гражданские активисты могут оперировать такими суммами и делать эффективные инициативы», — говорит Стрижак. Активист обещает подробно отчитаться за сбор средств, как он сделал это в 2017 году.

Кроме Стрижака, в команде есть люди, которые вряд ли когда-то работали в одном проекте. Это люди из сферы IT, рекламы, бизнеса, менеджмента, спорта. Есть даже стендап-комик. Сегодня их штаб — столичная галерея современного искусства «Ў», которая предоставила свое помещение для склада. Здесь сортируют препараты и средства защиты. Отсюда их везут в больницы на машине, которую предоставила каршеринговая компания. После каждой такой поездки волонтеры публикуют отчет в социальных сетях.

Чтобы получить помощь, врачи оставляют заявку через специальную форму на сайте инициативы. Таких запросов волонтеры получили сотни — практически от всех медучреждений страны.

Эффекты пандемии

Сотрудничает ByCovid19 и с Минздравом, и с Министерством иностранных дел, но отношения эти «пока только нащупываются», говорит Стрижак. Он считает, что волонтерская инициатива стала для общества «прожектором, который подсвечивает проблемы и ситуацию, которую нужно менять». Во-первых, это бюрократическая система, которая не смогла адаптироваться к кризисной ситуации и упростить процедуру госзакупок необходимого оборудования для больниц. Это и «несменяемость состава», из которой вытекает неспособность чиновников справиться с нагрузками.

В отличие от «точечного» сотрудничества с государством, пандемия принесла масштабное сближение некоммерческих организаций и второго сектора. И активисты видят это как один из уроков для гражданского общества. Еще в середине марта одно из первых обращений к бизнесу и информацию о сборе средств опубликовала благотворительная медиаплатформа «Имена», существующая с 2016 года. Позже этот проект и волонтеры ByCovid19 объединят усилия, а бизнес станет успешно помогать медикам.

Помимо денежных пожертвований есть и другие: поставка стиральных машин в больницы, чтобы врачи не носили костюмы домой, помощь с перевозками, обеспечение средствами гигиены. Десятки ресторанов готовят и привозят горячие обеды медикам и волонтерам. Когда главврач скорой помощи в Минске запретил сотрудникам заезжать в «МакДональдс» за бесплатными обедами — использование служебного транспорта во время работы — ресторан быстрого питания пообещал сам организовать доставку.

У ByCovid19 есть свои координаторы в каждой области, а сотни волонтеров организовываются в регионах. Это еще один эффект пандемии. Катерина Синюк, основательница «Имен», считает, что за эти несколько месяцев белорусы сделали огромный шаг на пути к гражданскому обществу: стали действенны, активны, взяли решение проблем в свои руки. По ее прогнозам, в результате пандемии больше людей будут заниматься благотворительностью и придут в третий сектор.

«Когда люди эффективны, государство вынуждено к ним прислушиваться. У него просто не будет выбора», — говорит Синюк.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.