По крайней мере, такова высказываемая неформально официальная позиция, о которой сообщают независимые СМИ. Официальные информационные каналы никогда не передают плохие новости любого рода, будь то стихийные бедствия, экономические кризисы или угроза здоровью населения, хотя все эти проблемы в настоящее время сотрясают страну.

Пример Таджикистана указывает на то, что всплеск вызванных пневмонией госпитализаций убедительно свидетельствует о наличии в Туркмении коронавируса. Однако правительство упорно утверждает, что в стране не было зарегистрировано ни одного случая covid-19.

Базирующийся в Амстердаме веб-сайт Turkmenistan.news сообщил 15 июня, что в областной больнице Туркменабата — города, расположенного на границе с Узбекистаном, — лежат как минимум 34 пациента с острой пневмонией. Как пишет издание со ссылкой на неназванные источники, «ранее так много больных пневмонией, находящихся под наблюдением в одно и то же время, не было».

Радио Азатлык сообщило несколькими днями ранее, 11 июня, что работницу туркменабатской больницы изолировали с подозрениями на covid-19.

Возможно, главным очагом коронавируса является Ашхабад. Азатлык написал 10 июня со ссылкой на своих корреспондентов, что «столичная инфекционная больница переполнена пациентами с острой пневмонией». «По мнению врачей, уже нет сомнений в том, что это коронавирус. Но не разрешают делать тесты и вообще говорить о коронавирусе. Врачи предупреждают, чтобы особенно берегли пожилых людей, чтобы они не ходили никуда», — сообщил корреспондент вещателя.

Азатлык также сообщил о летальных случаях, в том числе в городе Дашогуз, который также расположен вблизи границы с Узбекистаном. Однако установить правдивость таких утверждений в Туркмении — этакой информационной черной дыре — практически невозможно.

По состоянию на 16 июня все еще нет никаких признаков прибытия технической миссии Всемирной организации здравоохранения, переговоры о визите которой ведутся с апреля. Расположенное в Вене издание «Хроника Туркменистана» сообщило 10 июня, что власти вовсю готовят «потемкинские деревни» в виде хорошо оборудованных медицинских учреждений.

Между тем Гурбангулы Бердымухамедов, в рамках предпринятого им в этом месяце тура по стране, посетил Дашогузский велаят (область). Цель тура — показать на фоне сбора урожая пшеницы, что президент все контролирует лично.

Ранее, 9 июня, он заглянул на поле фермера-арендатора Бердымурата Нармедова в Лебапском велаяте. Явно ошеломленный визитом такого гостя фермер, естественно, поблагодарил Бердымухамедова за поддержку и сказал, что рассчитывает собрать от 40 до 45 центнеров зерна с гектара. Нармедов добавил, что его семья выращивает пшеницу на участке в 20 гектаров. Подтекст этой сцены, в которой благосклонный президент консультирует своего трудолюбивого полевого работника, — стать примером для производителей по всей стране.

Но глава государства не зацикливается на одной пшенице. Бердымухамедова также оценил, как выращиваются овощи на соседней ферме «Тебиги экин дайхан», которая, по сути, является колхозом советского образца. План по сдаче государству продовольственных культур, к счастью, не слишком высокий, хотя фермеры вполне могут с этим не согласиться (естественно, не открыто). На ферме президенту сказали, что собираются получить примерно по 20 тонн картофеля с каждого из своих 370 гектаров. К слову, средняя урожайность картошки в соседнем Узбекистане в 2020 году составила 23 тонны с гектара.

Правительство трубит о приобретении высокотехнологичной сельскохозяйственной техники у мировых брендов, таких как John Deere, New Holland, Claas, Case IH и Минский тракторный завод, как ключа к выполнению заявленных целей. Конечная цель, как напомнил президент шествовавшим за ним и внимательно слушавшим его миньонам, — обеспечить Туркмению «самодостаточность в производстве сельскохозяйственной продукции».

Схожие сцены разыгрались и в Марыйском велаяте. Во время посещения области 10 июня Бердымухамедов был одет в клетчатую рубашку немного другого цвета, но говорил он (и заслушивал) по сути то же самое. Затем 15 июня он отправился в Дашогузский велаят.

Кстати, Марыйский и Лебапский велаяты пострадали на прошлой неделе от разрушительных наводнений, но это не попало в новостные сводки государственных СМИ. Азатлык сообщил со ссылкой на корреспондента в Марыйском велаяте, что из-за переполнения Каракумского канала в селении под названием Нычка затопило до 60 домов. Как видно на опубликованном в YouTube 12 июня видео, в одном из селений проселочные дороги превратились в быстрые потоки бурой воды. Обращения за помощью в устранении ущерба, очевидно, остались без внимания.

Как отметили в недавно опубликованном информационном документе организации «Туркменская инициатива по правам человека» (ТИПЧ) и «Международное партнерство по правам человека» (МППЧ), информация о подобных бедствиях систематически скрывается. Когда простые граждане поделились видео и фотографиями последствий ураганов, которые обрушились на Лебапский и Марыйский велаяты в конце апреля, со своими знакомыми контакты за границей, реакция властей не заставила себя ждать. «ТИПЧ стало известно, что более 60 человек были задержаны на этих основаниях в городе Туркменабат. Большинство задержанных были освобождены после допроса и предупреждены о том, что будут „привлечены к ответственности‟, если снова совершат нечто подобное», — отмечается в документе.

Благодаря России на этой неделе мир узнал немного больше о финансовом положении в Туркмении, когда 10 июня посол Москвы в Ашхабаде Александр Блохин сказал, что Газпром заплатил 300 миллионов долларов за природный газ, приобретенный в Туркмении в 2019 году. На основании данных, предоставленных самим Газпромом, «Хроника» подсчитала, что газ был куплен по очень скромной цене в 76 долларов за тысячу кубометров. В соответствии с пятилетним соглашением, подписанным в июле 2019 года, Газпром намерен приобретать у Туркмении 5,5 миллиарда кубометров газа в год.

Туркмено-российские связи — как [полосатый] матрац, но, похоже, сейчас они переживают белую полосу. В частности, пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков подтвердил 10 июня, что Бердымухамедов обещал приехать на отложенные на 24 июня торжества в честь Дня Победы. Это небольшой жест, но он является значимым для лидера, который часто отказывается присутствовать на таких больших сходках, где ему неизбежно будет отведена лишь второстепенная роль.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.