Один младший сержант заявлял: «Всех евреев надо отравить газом». Он спрашивал товарища, «преследуют ли еще черных» в Нойштадте. Его уволили из бундесвера.

Одному ефрейтору пришлось уйти, после того, как в его вещах нашли фотографию человека в форме СС, контрафактный автомат, множество шоковых патронов и другие боеприпасы.

Один военный успел сам отозвать свое заявление об обязательствах, прежде чем его уволили. Ранее он нарисовал ручкой свастику на тыльной стороне левой руки девушки-товарища.

На 33 страницах документа министерства обороны описаны все правоэкстремистские инциденты в бундесвере за прошлый год. Служба военной контрразведки сообщила о 600 подозреваемых, что на 100 больше, чем в октябре прошлого года.

В мае в Саксонии был задержан солдат элитного отряда специального назначения (KSK), который закопал в своем саду нацистскую атрибутику, оружие, боеприпасы и взрывчатку. Спустя некоторое время следователи обнаружили у ультраправого резервиста в Нижней Саксонии списки с номерами мобильных телефонов 17 политиков и других известных людей. В списках были и домашние адреса некоторых знаменитостей.

Почему у бундесвера такие проблемы с правыми экстремистами? Потому что, будучи крупной организацией с 265 тысячами солдат и гражданских, он не может оставаться в стороне от общественных явлений. Не помогут ни собеседования, ни проверки безопасности. Когда в обществе нарастают радикализация и готовность к насилию, рано или поздно это дойдет и до вооруженных сил.

Правый экстремизм и терроризм — крупнейшая угроза безопасности Германии, предостерегает президент Ведомства по защите конституции Томас Хальденванг (Thomas Haldenwang). Почему эти явления должно обойти бундесвер?

Кроме того, есть одна особенность. Строгая иерархия, обилие оружия и принцип приказа и подчинения делают армию привлекательной для определенных кругов. Открытым ультраправым тяжело преодолеть порог для входа. Это хорошая новость. Плохая же состоит в том, что некоторые солдаты радикализируются уже на службе и тогда становятся особо опасными, потому что умеют обращаться с оружием, чтобы в случае угрозы суметь защитить свободу и демократию.

Прежде всего под угрозой оказываются боевые группы. Они считают себя частью сообщества, в котором лояльность важнее всего остального. В отличие от боевых пилотов или подводников, они ищут признание исключительно внутри, а не снаружи. Это делает такие соединения особенно подверженным экстремизму. И это опасно, потому что именно они — эксперты по максимальному применению силы.

Распространение правого экстремизма в бундесвере можно сравнить с пандемией коронавируса. Большая часть солдат держат дистанцию, но есть и «коричневые» очаги, где некоторые солдаты не менее «заразны», чем сотрудники мясокомбината Tönnies (намек на массовое заражение covid-19 сотрудников скотобойни Tönnies в Германии — прим. ред.). Их необходимо держать под контролем всеми средствами.

Особо опасный очаг расположен в городке Кальв в Шварцвальде, где размещаются солдаты элитного подразделения специального назначения (KSK). Министр обороны Аннегрет Крамп-Карренбауэр (Annegret Kramp-Karrenbauer, ХДС) избежала ошибки своей предшественницы Урсулы фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) и после ряда правоэкстремистских инцидентов в подразделении не поставила тут же под подозрение весь бундесвер. Она собирается расчистить Кальв «железной метлой» и уже заявила о глубоких изменениях.

Как и в компании Tönnies в Восточной Вестфалии, высокое число отдельных случаев в подразделении специального назначения указывает на существование систематических причин. Сейчас каждый тайный боец полностью изолирован от остального соединения. Свежего воздуха не хватает. Однажды просочившись, правоэкстремистский зародыш может активно и беспрепятственно распространяться в этом биотопе. К тому же защитные силы недоразвиты. Слишком много внимания уделялось боевым навыкам, и слишком мало — верности конституции и этически-моральному воспитанию. Кажется, Крамп-Карренбауэр поняла это, пусть и поздно.

Но с наведением порядка в городке Кальв эта проблема не решится. В отличие от пандемии коронавируса, ни коллективный иммунитет, ни вакцина не защитят бундесвер навсегда. Поможет только одно — постоянная демократическая бдительность.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.