В путешествиях по Ладоге и российской Карелии 57-летняя Мари Яннела (Mari Jannela) понимает печаль эвакуированных финнов, которым пришлось покинуть свой дом и такое многообразие природы.

«Если бы Карелия по-прежнему входила в состав Финляндии, деревни и старые бревенчатые здания сохранились бы, мусора было бы меньше. Но тогда, вероятно, нетронутые леса Ладоги были бы вырублены, и берега были бы застроены», — рассуждает Мари Яннела.

Из Сортавалы — в «Карельское море» и к Валааму

«Когда я спускаю каяк на воду у острова Хавус, к югу от Сортавалы, то всегда мысленно проверяю снаряжение. С собой должно быть достаточно еды, воды и теплой одежды.

Поскольку средняя глубина в северной части озера превышает 100 метров, даже в середине лета вода будет холодной, а камни на берегу будут прохладными. Ветер может быть ледяным.

Ладогу называют „Карельским морем" не зря — озеро очень большое. До последних войн северные части Ладоги и православный Валаамский монастырь относились к Финляндии.

Когда отходишь подальше от берега, удары весел начинают успокаивать ум. Дома на берегу встречаются все реже, и с каждым гребком спокойствие природы заполняет душу все больше.

Природа в окрестностях Валаамского монастыря

Обычно мы идем в компании от двух до шести человек. Большое озеро может быть непредсказуемым, и это требует от путешественника уравновешенности, хорошей физической формы и навыка работать веслами, который приходит с опытом. В каждое мое путешествии по Ладоге со мной идет Пекка Поухула (Pekka Pouhula), который хорошо ориентируется в местных водоемах. Это с ним я отправилась на каяке к Валааму впервые — в июле 2014 года».

«На закате можно почувствовать скоротечность времени»

«По России замечательно путешествовать, но нужно хорошо подготовиться. В первый раз у меня было достаточно проблем с организацией похода, визовыми вопросами, пересечением границы с каяками и автомобилями, таможенным контролем…

Теперь отправиться в путешествие по Ладоге стало для меня привычным делом. До станции Ниирала от моего дома в городе Лиекса — 160 километров. От Нииралы до Сортавалы еще 60 километров дороги.

Мы часто встаем на воду уже под вечер. В северной части Ладоги очень разнообразная природа. Большая часть примерно 500 островов озера находится на территории, которая раньше принадлежала Финляндии. В другой части озера есть симпатичные островки, ледниковые валуны и песчаные пляжи в бухточках.

В ветреную погоду при проходе между островами и в заливах путешественник может столкнуться с опасными перекрестными волнами.

Мне нравится идти ночью, когда можно насладиться спокойствием заходящего солнца. Полыхающий закат может охватить всю линию горизонта.

По небу словно пролетают светлячки: облака преломляют последние лучи света, который скоро утонет в „море".

На закате можно ощутить скоротечность времени и тоску — прямо как в валаамских иконах».

«На Ладоге нужно постоянно проверять небо»

«В первый день мы обычно проходим немного, около десяти километров. Так тело „просыпается" и перестраивается. Мы ищем остров недалеко от берега, чтобы высадиться и разбить лагерь.

Мы готовим еду со свежими овощами, купленными на рынке в Сортавале, и отдыхаем. Иногда мы спим на туристических ковриках прямо под открытым небом, иногда устанавливаем палатки и отдыхаем до самого утра.

Ладожское озеро в Нижне-Свирском государственном заповеднике в Ленинградской области

Прежде чем отправиться в путь от прибрежных островов, мы дожидаемся подходящей погоды, учитывая три разных прогноза. И даже если все прогнозы обещают штиль, на Ладоге все время надо проверять небо. На спине тоже должны быть глаза! Густой туман может опуститься неожиданно.

Главным условием для отправки остается ветер. Для прохода по открытому озеру скорость ветра должна быть меньше восьми метров в секунду, а лучше — гораздо меньше».

«Остров с православным монастырем успокаивает и помогает прислушаться к себе»

«Просторы Ладоги невероятно красивы. Среди этой синевы порой перестаешь понимать, где кончается озеро и начинается небо. Время останавливается.

На крохотных островках можно увидеть группу отдыхающих краснокнижных ладожских нерп. Иногда они подплывают прямо к каяку и наблюдают за путешественниками из-за волн — смотрят на нас большими глазами, полными любопытства.

По мере приближения к Валаамскому архипелагу на берегах островов начинают появляться раскачиваемые ветром изогнутые сосны, зеленые вековые леса, пышные рощи и песчаные берега. Здесь глубина Ладоги может достигать больше 200 метров.

За лесом на горизонте появляется силуэт 71-метровой колокольни. Рядом поднимаются роскошные синие купола собора. Манящий вид.

В последние годы я отправляюсь в водный поход на Валаам каждое лето, иногда даже дважды за лето. Остров с православным монастырем успокаивает и помогает прислушаться к себе. Поездка на остров с каждым разом трогает все сильнее».

Водный поход к Валааму — своего рода паломничество

«Птицы Валаамского архипелага поют нежно и громко. На широких полях растут самые разные цветы. Порхают бабочки в поиске пыльцы.

В такой красоте все чувства обостряются. На Валааме есть очень чистые, красивые и изящные места.

Церковные песнопения звучат громко и отражаются эхом благодаря акустике и форме храмов. Дым ладана напоминает молитву, восходящую к Богу.

Иконы поражают своим богатством и разнообразием цветов. Взгляд начинает бродить по иконам и останавливаться на говорящих деталях образов.

Чувственные переживания на Валааме усиливает пересечение открытой Ладоги, которое не всегда проходит легко. Это своего рода паломничество.

© фото предоставлено пресс-службой Валаамского монастыря
Фотофиксация мироточения Казанской иконы Божией Матери во Всехсвятском скиту Валаамского монастыря

Когда мы шли к Валааму по Ладоге летом 2016 года, позади нас вдруг вырос большой военный корабль. Нас не прогоняли, но какое-то время корабль шел за нами. Когда мы высаживались в главном порту, военный дал нам команду поскорее перенести тяжелые каяки к ближайшему лесу. Поднимая высокие волны, в порт примчалась колонна громадных белых яхт.

В тот раз мы делили Валаамский архипелаг с президентом Владимиром Путиным и его свитой. У него есть на архипелаге своя вилла, которая постепенно разрастается новыми красивыми масштабными постройками».

«Ладога научила меня смирению. Главная смелость на воде — понимать границы своих возможностей.

В прошлом году наш второй байдарочный поход за лето закончился уже на третий день — у меня начался ирит (воспаление радужной оболочки глаза, прим. перев.). Едва знакомая с нами русская супружеская пара ночью перевезла на своем катамаране нас с другом и наши каяки с острова Хонкасало на остров Хавус.

Когда мы ехали к офтальмологу в Йоэнсуу, я была очень благодарна этому русскому альтруизму и гостеприимству.

И хотя наш водный поход закончился раньше времени, очень хотелось вернуться. Я впервые ощутила это желание именно на Ладоге.

Я больше не такой бесстрашный человек, живущий моментом, как раньше. Возраст вносит свои коррективы. Жизнь научила меня неторопливости».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.