Переправившиеся в XVI веке через Атлантический океан испанцы были меньшинством на огромном континенте площадью более 40 миллионов квадратных километров. Покорить империи инков и ацтеков, которые располагали миллионами подготовленных воинов, европейцам удалось лишь благодаря продвигаемой Короной (то есть испанской империей) политике смешанных браков.

Во времена независимости население Новой Испании, прародителя современной Мексики, состояло на 50% из коренного населения и на 20% из метисов (отпрысков смешанных браков европейцев и индейцев). Как ни парадоксально, даже после того, как конкистадоры покинули эти земли, процент коренного населения неизменно падает. Согласно опросу, проведенному в 2015 году Национальным институтом статистики и географии Мексики, только 23% мексиканцев считают себя коренными индейцами или их потомками.

Сожительство

Смешение завоевателей с коренным населением началось с самого прибытия европейцев на континент. Привыкшие жить среди христиан, мусульман и иудеев испанцы не относились предвзято к женщинам коренного населения, многие из которых вступали в подобные отношения по принуждению.

По словам Христофора Колумба, разрушение основанного во время его первого путешествия укрепленного поселения Ла-Навидад было связано с привычкой кастильцев сожительствовать с несколькими («до четырех») женщинами, которых они выбирали по своему усмотрению. Многие капитаны женились на дочерях местных жителей с целью наследования земли и работников.

Тем не менее, было также и много женщин, которые искренне влюбились в диковинных для них испанских мужчин. На протяжении многих лет такие смешенные пары считались нормой. Одна из дочерей императора ацтеков Монтесумы была крещена и названа испанцами Исабель Монтесума. Она вступала в отношения с тремя испанцами, от которых родила шесть законных детей, а также не признанную дочь самого Эрнана Кортеса — Леонор Кортес Монтесума.

Первенцем завоевателя Мексики был горячо любимый сын Мартин Кортес, которого родила его переводчица Малинче. Кортес приложил все силы, чтобы его сын Мартин был признан его законным ребенком согласно булле Римского Папы Климента VII в 1528 году, а также следил за тем, чтобы права его сына всегда соблюдались.

Заядлый холостяк, завоеватель Перу Франсиско Писарро решил жениться в перуанском городе Кахамарке на сводной сестре императора Атауальпы — индианке Инес Вайлас Юпанки, став примером для своих соотечественников. Был выдвинут новый лозунг для коренного перуанского населения — племени инков: Новый Перу будут населять метисы, либо Перу не будет вовсе. Когда испанцы заключили Атауальпу в тюрьму, Инес Вайлас Юпанки, крещенная этим именем в честь сестры Писарро, была отдана Писарро в жены.

Инка Гарсиласо

Писарро женился по обычаю инков, и в декабре 1534 года у него родилась первая дочь, Франциска Писарро Юпанки. В конце следующего года Инес родила ему еще одного сына, Гонсало, который умер в 1544 году. Позже император Испании и Священной Римской империи Карл Пятый признал их обоих законными детьми Писарро.

Согласно летописям, Писарро относился к своей первой индейской жене с полной сердечностью, а отношения их были прочными — как по политическим, так и по сердечным причинам. Мария дель Кармен Мартин Рубио в своей книге «Неизвестный человек», посвященной Писарро, писала, что мать Инес помогла подавить восстание инков в Лиме, которые хотели вновь поставить под свой контроль все завоеванные Писарро территории.

По неизвестным причинам брак распался, и вскоре они вступили в новые браки: Франциско с другой принцессой инков Анджелиной Юпанки (сестрой Атауальпы), а Инес с красивым завоевателем по имени Франсиско де Ампуэро (в этот раз брак был заключен по христианскому обычаю).

Еще одним известным примером смешения кровей является Инка Гарсиласо де ла Вега. Рожденный в перуанской столице Куско, он унаследовал это имя от родителей: завоевателя из Эстремадуры Себастьяна Гарсиласо де ла Вега и принцессы империи инков — Исабель Чимпу Окло. Однако политическая карьера отца не позволяла ему заключить законный брак с матерью Инки Гарсиласо.

Инка Гарсиласо прошел военную службу, путешествовал по Испании и всю оставшуюся жизнь блестяще писал о странах своих родителей. Его литературные труды также являются доказательством благотворности смешанных браков, тогда впервые ставших межконтинентальными.

Одним из первых выдающихся завоевателей, женившихся на туземках, был Алонсо де Охеда, известный тем, что дал имя Венесуэле, а также своими путешествиями с Колумбом в Америку. Во время экспедиции весной 1499 года на берегу озера Маракайбо исследователь из Куэнки встретил туземную женщину по имени Гуарича, которую он назвал испанским именем Исабель. Поначалу он планировал взять женщину на службу, но настойчивость влюбленной в хозяина туземки побудила его жениться на ней и завести троих детей.

Испанскому двору, где высоко ценилась красота индейских женщин, Охеда представил ее как свою полноправную жену. Последние пять лет жизни Охеда жил взаперти во францисканском монастыре в Санто-Доминго и отказывался видеться с женой. Однако несмотря на эту неприятность, любовь Исабели к нему не угасла: согласно летописям, она была найдена мертвой на могиле Охеды через несколько дней после его смерти.

Законы для продвижения браков

По словам британского историка Хью Томаса, уже в начале XVI века половина поселенцев из испанского региона Кастилия были женаты на коренных жительницах Латинской Америки. Тем не менее, в то время коренное население было лишено многих прав, а испанский двор признавал отнюдь не все браки. Фрай Бартоломе де лас Касас критиковал существующую систему браков, в которых жен часто называли «служанками». Поэтому король Фердинанд Католик утвердил в 1514 году королевский сертификат, узаконивавший любой брак между кастильскими мужчинами и коренными женщинами.

Таким образом, Короной была узаконена проводившаяся годами работа по евангелизации населения. Уже в 1503 году королева Изабелла потребовала от важного в первые годы европейского присутствия в Америке губернатора Николаса Овандо поспособствовать заключению смешанных браков, «являющихся законными и желательными, поскольку индейцы являются свободными вассалами испанской короны».

Следует помнить, что межрасовые браки в США были признаны законными во всех штатах лишь в 1967 году, когда Верховный суд счел неконституционными «антиметисационные» законы, которые все еще действовали в некоторых штатах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.