Брюссель, Женева — До сих пор, чтобы предотвратить вторую волну заболевания директивные органы полагались на немедикаментозные вмешательства, такие как тестирование, отслеживание контактов и карантин. Между тем, поиск препаратов для лечения covid-19 и профилактических лекарств был сосредоточен на продуктах, которые могли быть в незамедлительном доступе, то есть уже существующие лекарства, которые были разработаны для лечения других заболеваний. Этот подход в целом оказался безуспешным, хотя недавнее рандомизированное клиническое исследование в Соединенном Королевстве показало, что кортикостероид дексаметазона снижает смертность от covid-19 в наиболее тяжелых случаях.

Вакцины, безусловно, будут необходимы для преодоления covid-19. Но, если они станут доступными, потребуется еще немало месяцев для вакцинирования достаточного количества людей, чтобы общества достигли уровня коллективного иммунитета, необходимого для прекращения коронавируса. И эффективность любой вакцины, вероятно, будет варьироваться в зависимости от генетического фона человека, сопутствующих заболеваний и возраста. Кроме того, доступ к вакцине и ее охват могут быть ограничены производственными возможностями, экономическими соображениями и движениями против вакцин среди населения.

Это означает, что мы должны также сосредоточиться на разработке нового оружия, которое может быть непосредственно нацелено на SARS-CoV-2, вирус, вызывающий covid-19. И, помимо противовирусных химических препаратов, идеальными для этой цели могут быть генно-инженерные антитела.

Такие антитела четко приспособлены для нейтрализации белков, которые позволяют вирусу SARS-CoV-2 проникать в клетки человека. Более того, они обеспечивают немедленный иммунитет, что имеет решающее значение не только для сведения к минимуму повреждения органов, но также для защиты медицинских работников и контактов с инфицированным человеком.

Концепция этого типа иммунотерапии была впервые применена во Франции и Германии более ста лет назад, когда антитела, содержащиеся в сыворотке иммунизированных животных, спасли жизни тысяч детей во время эпидемии дифтерии. Тот же принцип лежит в основе текущих клинических испытаний с использованием плазмы выздоравливающих пациентов с covid-19. Но, поскольку не все антитела являются защитными — в действительности, некоторые могут даже усугубить заболевание — исследователи концентрируются на тех, что известны своей антивирусной активностью.

Современная генная инженерия может производить высокоспецифичные гуманизированные антитела. Хотя эти биологические агенты наиболее известны благодаря революционному лечению рака и аутоиммунных заболеваний, уже имеются доказательства их эффективности в качестве антиинфекционных агентов.

Например, антитела к паливизумабу используются для предотвращения респираторно-синцитиальных вирусных инфекций у детей, тогда как другие антитела, как было установлено, предотвращают или лечат сибирскую язву. А другие антитела оказались эффективным в оказании помощи ВИЧ-инфицированным людям, которые устойчивы к стандартному лечению. Совсем недавно было обнаружено, что комбинация антител, которая вскоре должна быть одобрена Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и лекарствами США (FDA), снижает среди пациентов смертность от Эболы.

Regeneron Pharmaceuticals, американская биотехнологическая фирма, которая произвела антитела против Эболы, в настоящее время использует свою запатентованную технологию для разработки коктейля из двух антител против covid-19, который в настоящее время проходит испытания на людях. 7 июля Regeneron Pharmaceuticals объявила, что получила контракт на 450 миллионов долларов на производство и поставку коктейля антител в рамках Operation Warp Speed, разработанной Биомедицинским центром перспективных исследований и разработок (BARDA). Несколько других компаний разрабатывают антитела с помощью государственного финансирования США в рамках партнерства по Ускорению терапевтических вмешательств и вакцинации от covid-19 (ACTIV). В этой инициативе участвуют BARDA, Национальный институт здравоохранения, FDA и Министерство обороны США, а также крупные фармацевтические фирмы и благотворительные организации, такие как Фонд Билла и Мелинды Гейтс.

К сожалению, в настоящее время, терапии антителами уделяется меньше внимания в рамках глобального ответа Европейской комиссии на коронавирус. Эти усилия, которые комиссия разработала в сотрудничестве с другими правительственными, корпоративными и благотворительными организациями, направлены на поддержку Программы ускорения доступа к инструментарию борьбы с covid-19 (ACTIV), которую Всемирная организация здравоохранения и другие глобальные партнеры запустили в апреле. Но исследовательский центр Economist Intelligence Unit информирует о том, что партнерство под названием «Ускорение терапевтических вмешательств и вакцинации от covid-19», один из организаторов ACTIV, до сих пор инвестировало лишь 59 миллионов долларов, в основном в клинические испытания, в которых изучаются потенциальные преимущества перенацеленных лекарств.

Прежде чем генно-инженерные антитела смогут присоединиться к борьбе с covid-19 еще предстоит решить некоторые проблемы. К этим проблемам относятся повышение стабильности антител в естественных условиях для оптимизации количества требуемых доз и снижения производственных затрат, чтобы сделать терапию экономически жизнеспособной.

Финансирующие организации сейчас должны инвестировать больше ресурсов для преодоления этих сохраняющихся препятствий. Награды потенциально огромны: лечение антителами, которое не только быстро контролирует репликацию вируса у пациентов с covid-19, но, возможно, также предотвращает от заражения уязвимых лиц.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.