Поминальная служба 23 августа

На национальном кладбище Тидоригафути в Токио похоронено около 370 тысяч японцев, которые погибли во время Второй мировой войны. 

Каждый год 23 августа на нем проходит поминальная служба по японским интернированным в Сибири. В этот день началась ссылка японцев по секретному приказу советского диктатора Сталина. 

Интернирование длилось до 1956 года. Общее количество японских военнопленных составило 600 тысяч человек. Во время заключения скончалось 60 тысяч. Более того, это происходило уже после окончания Второй мировой войны. Правительство Японии не смогло вернуть своих подданных, несмотря на окончание войны. Японцы должны помнить об этом и зафиксировать это в истории. 

В течение последних десяти лет я принимаю участие в каждой церемонии. Тем не менее японские СМИ практически не обращают внимания на это мероприятие. Региональные власти также не проводят панихид, как в случае с Битвой за Окинаву и атомной бомбардировкой Хиросимы и Нагасаки. 

Поэтому поминальная служба 23 августа — это важная церемония, повествующая о трагедии интернирования. С 2003 года более 100 человек ежегодно посещают эту встречу, которую по собственной инициативе организуют бывшие заключенные, родственники погибших и сочувствующие. 

Между тем в этом мавзолее были захоронены останки иностранцев. Велика вероятность, что это останки русских. 

Об этой ошибке Министерства здравоохранения, труда и благосостояния Японии я писал в прошлой статье. Выяснилось, что из останков, собранных в девяти местах захоронений в России, 597 с очень малой вероятностью являются японцами. 

336 из них похоронены на кладбище Тидоригафути. Кроме того, результаты повторных тестов показали, что останки 460 человек принадлежат иностранцам, и я расскажу об этом ниже. Почему же разразился такой скандал?

Об ошибке в июле прошлого года сообщил телеканал NHK. 

В октябре 2019 года Министерство здравоохранения, труда и благосостояния Японии сформировало исследовательскую команду, состоящую из пяти адвокатов. Эта команда опросила сотрудников министерства, которые собирали останки в период с 2005 по 2019 год и проводили тесты ДНК, а также изучила соответствующие материалы. Отчет был опубликован 23 декабря 2019 года. 

Специалист по ДНК указал на возможность того, что останки не принадлежат японцам, однако со стороны сотрудников министерства здравоохранения труда и благосостояния не последовало никакой реакции. На основе этого отчета я попытаюсь рассмотреть произошедшее недоразумение. 

Причина, по которой министерство здравоохранения труда и благосостояния ничего не делало

Министерство здравоохранения труда и благосостояния поручило анализ останков 12 университетам, которые проводили тест ДНК. Результаты рассматривает «Комиссия по определению ДНК». Исследования, начавшиеся в 2003 году, проводились с целью определения личностей: из останков брались образцы ДНК и сравнивались с образцами предполагаемых родственников. 

То есть расовая принадлежность, например, японец это или нет, не устанавливалась. В России останки начали собирать в 1991 году. С ростом количества образцов стали выявлять и расовую принадлежность с помощью ДНК-тестов. В результате ученые начали говорить о том, что они могут принадлежать не японцам.

Если это правда, то это серьезный вопрос. 

То есть, возможно, что в Японию были привезены останки иностранцев, которые обнаружили в России. Возникает необходимость повторного тестирования. Результаты надо будет передавать правительству России. К этому начинанию проявляют большой интерес родственники погибших японцев. Необходимо официально заявить о возможной путанице.

Тем не менее японское министерство ничего не предприняло, несмотря на замечания со стороны ученых. 

В отчете указывается причина бездействия. 

Например, в 2012 году «Комиссия по определению ДНК» представила отчет, в котором говорилось, что большая часть останков не принадлежит японцам. Сотрудник министерства так прокомментировал ситуацию: «Главная задача комиссии состояла в сравнении образцов ДНК погибших и родственников. Если совпадений не было, то мы больше не предпринимали никаких шагов, поэтому мыслей о возврате останков даже не возникало». 

Я толкую ситуацию так: цель состоит в сравнении ДНК останков с родственниками; если совпадения нет, то на этом наша работа заканчивается. 

Это было сделано сознательно?

В отчете написана еще одна удивительная вещь: «Помощник из министерства здравоохранения труда и благосостояния, входивший в состав комиссии, даже не помнит о том, что речь шла о возможной принадлежности останков русским. По его словам, ему не удалось вспомнить даже после прочтения стенограммы заседания. То есть он вообще не осознавал, что такая проблема существует». 

Возможно, в Японию привезли останки иностранцев вместе с останками японцев. Но несмотря на замечания специалистов, в министерстве не придали этому важного значения. 

«Мы понимали, что это серьезная проблема, и нам следовало обсудить меры в отношении нее. Ничего не было сделано, и это говорит о проблемах в организованности структуры, а также о невнимательности», — так заключается в отчете, и это совершенно естественно. 

Можно ли здесь говорит об уважении к останкам людей, которых по ошибке привезли в Японию? Что чувствуют родственники погибших японцев? Это свидетельствует о том, что сотрудники министерства даже не думали об этом. 

Прочитав этот абзац, мне пришла в голову следующая мысль. 

«Вряд ли сотрудник министерства не подумал об этом. Скорее всего, он понял, что это серьезная ошибка, и надо что-то предпринять, но по каким-то причинам так ничего и не сделал. Он осознал, что критика будет еще сильнее, если выяснится, что он понимал ситуацию, но ничего не исправил, поэтому придумал такие отговорки, что „это не пришло в голову" и „не помню"». 

Если причина заключается в невнимательности, то тогда, возможно, злого умысла у него не было. Вместе с тем этот отчет заставляет задуматься о том, что ошибка была скрыта намеренно. 

Например, «на нескольких встречах „Комиссии по определению ДНК" ответственное лицо заявило об отсутствии ошибки, поскольку в Сибири местные эксперты подтвердили, что останки принадлежат японцам, однако определение характеристик останков не входило в первоначальный план, поэтому таких исследований не проводилось, и это означает, что объяснение основывалось на ложной предпосылке». 

Этот абзац крайне важен. 

Определение характеристик останков — это работа, в ходе которой антрополог изучает форму костей и определяет расовую принадлежность. Японские ученые заявили о вероятности того, что останки не принадлежат японцам, однако сотрудник министерства заявил, что российский антропологи подтвердили, что это японцы, поэтому ошибки быть не может. 

Комментируя замечание ученых о вероятности того, что останки не принадлежат японцам, сотрудник министерства возразил, что это не соответствует действительности, и закрыл вопрос. Возможно, злого умысла у него не было, и это простое недоразумение. Тем не менее нельзя отрицать возможность осознанной лжи. 

Так мы ничего не узнаем об ошибках властей

В этом отчете также говорится об ошибке, связанной с останками, собранными на Филиппинах. 

Подозрения всплыли в 2010 году. По поручению Министерства здравоохранения, труда и благосостояния Японии некоммерческая организация собрала останки, однако ученые отметили, что среди них есть филиппинцы. В результате проверки в октябре 2011 года министерство заявило, что все возвращенные останки принадлежат японским солдатам. 

Тем не менее это также не соответствовало действительности. 

Специалисты, принимавшие участие в тестировании, в ходе заседания в июне 2011 года подчеркнули, что останки десяти тел точно не принадлежат японцам. Они потребовали от министерства опубликовать этот отчет. Тем не менее в министерстве заявили, что этот вопрос не поднимался и что участники обсудили дальнейшие планы, и совещание завершилось. 

В ходе заседания, прошедшего в октябре того же года, один из ученых предупредил, что протестированные им останки японцам не принадлежат. Более того, ученые жестко потребовали вернуть останки семьям и включить в официальный отчет факт ошибки. Этот абзац передает волю и чувство долга ученых. 

Сотрудник министерства написал в отчете следующее: «Есть полная стенография заседания „Комиссии по определению ДНК", поэтому, если поступит требование раскрыть информацию, это будет сделано. Ученые и сотрудник министерства поднимали эту тему несколько раз, а затем речь зашла о последующих планах, после чего совещание завершилось».

Родственники людей, погибших в ходе боевых действий на Филиппинах, заинтересованы в обнаружении останков. По ошибке из Филиппин были привезены останки не японцев, поэтому об этом необходимо обязательно сообщать официально. 

Это — совершенно естественное замечание. Сотрудник говорит, что информация будет предоставлена по требованию, однако среди японцев мало тех, кому придет в голову это сделать.

Нельзя сказать, что это абсолютное сокрытие, но это весьма близко к нему. Прочитав этот абзац, я подумал: «Да, именно вот так мы ничего не узнаем об ошибках властей». 

Дальнейшие задачи, о которых говорится в отчете

Есть неприятные обстоятельства, связанные с тем, что в министерстве здравоохранения прослушали замечания ученых о том, что останки могут не принадлежать японцам. 

В соответствии с отчетом и свидетельствами участников, ученые с самого начала не были преисполнены уверенности. В свою очередь министерство получило соответствующие материалы от российской стороны. Более того, Россия переправляла останки, будучи уверенной в том, что они принадлежат именно японцам. Поэтому, возможно, ничего нельзя поделать с тем, что до определенного этапа в министерстве полагали, что останки должны принадлежать японцам.

Тем не менее увеличилось количество тестов ДНК, накопилось больше данных, и ученые уже с уверенностью заговорили о том, что останки принадлежат иностранцам. На этом этапе надо было сразу предпринимать соответствующие меры. 

В отчете говорится, что министерство здравоохранения поставило перед ответственным ведомством дальнейшие задачи. Например, «постоянный обмен информацией». 

«В ходе совещания замечания ученых не дошли до сотрудника министерства. Если не взаимодействовать тесно и не обмениваться информацией, работы по сбору останков не будут проводиться должным образом. Необходимо заниматься исследованиями и просвещением. Всем сотрудникам важно понимать, что ученые проводят тесты ДНК, желая оправдать надежды родственников, что родственники ждут с нетерпением возврата останков домой, что ошибочная отправка останков в Японию может оскорбить чувства иностранных семей», — говорится в отчете. 

Помимо исследовательской команды из адвокатов, выяснением ошибок также занималась другая группа — Специализированная техническая группа по определению останков погибших на войне, а также способов оценки.

Судмедэксперты и антропологи в количестве десяти человек разделились на две команды — одна проводила тесты ДНК, а вторая занималась сбором. Они провели повторные тесты останков 597 человек, которые были присланы из Сибири и которые, возможно, не принадлежали японцам. Также выяснялись обстоятельства допущенных ошибок. 25 марта этого года были опубликованы результаты. 

Команда, проводившая тесты ДНК сообщила, что семь захоронений из девяти, где были собраны останки 460 человек, не являются японскими. Оставшиеся два захоронения, где были обнаружены 137 человек, являются смешанными — там были похоронены как японцы, так и иностранцы. 

Если честно, то уже предыдущие исследования показали большое количество останков, которые не принадлежат японцам, поэтому новый отчет удивления не вызвал. А вот то, что действительно удивило меня, так это отчет команды, которая занималась сбором. 

Приблизительное заключение, что все это японские военнопленные

Интернирование в Сибири началось летом 1945 года и закончилось зимой 1956 года. Японскому правительству следовало тут же приступить к исследованиям и раскопкам, чтобы собрать останки жертв, однако в условиях холодной войны сделать это было невозможно. 

Как я отметил выше, сбор начался в 1991 году, однако списки захоронений и все другие материалы, которые могли бы пригодиться, в основном были советскими. Поскольку могилы находились на территории СССР, ничего сделать было нельзя. 

В результате того, что Япония опиралась на эти материалы, были допущены такие ошибки. В соответствии с отчетом Россия предоставила материалы, но было не понятно, похоронены ли в тех местах только японцы. 

Другими словами, была вероятность, что в могилах могут находиться останки иностранцев. Более того, останки были обнаружены на глубине 20 — 30 сантиметров, а также на глубине 90 — 100 сантиметров. Это указывает на возможность захоронений в разное время. 

Прочитав это, я вспомнил свой репортаж летом 2008 года из Комсомольска-на-Амуре, где расположены могилы японских военнопленных. В России бывает, что поверх старых могил создают новые. 

Такая разница в глубине может говорить о большом временном промежутке между погребениями. Другими словами, в нижнем слое могут быть могилы японцев, а в верхнем — русских или наоборот. 

Поэтому заключать, что все останки принадлежат японским военнопленным, слишком поверхностно. Тем не менее министерство здравоохранения Японии резюмировало, что это — могилы японцев. Почему?

В отчете сказано: «Основанием для этого послужили материалы о захоронениях российского правительства, которые выглядели весьма убедительно. Тем не менее к материалам прилагалась простая и примерная карта, поэтому было опасно полагаться на эти документы и считать их точными». 

Японское министерство в процессе сбора останков также опрашивало местных российских жителей, и в отчете опасность подобной инициативы также отмечается: «Эта информация указывает только на примерное направление и расстояние, кроме того, опасно полагаться только на свидетельства граждан России». 

Интернирование окончилось зимой 1952 года, однако японцы в основном погибли в период с 1945 по 1946 год. С тех пор прошло более 60 лет. Местных жителей, которые знают время захоронения японцев, практически не осталось. 

В отчете приводятся и более конкретные примеры. ««Бывало, что основанием для определения мест захоронения являлись только свидетельства россиян, некоторые из них указывали на некое „углубление" в земле. „Углубление" может появиться в результате того, что гроб сминается под давлением земли и в почве возникает пустота, которая заполняется землей. Но это никак не подтверждает факт того, что там похоронены японцы».

Благодаря этому отчету выяснилось, что группа из министерства, которая занималась сбором останков, эксгумировала могилы только на основе неточных карт, предоставленных российской стороной, и слов местных жителей. 

Находясь в Сибири, понимаешь, что найти могилы японцев на обширной территории весьма непросто. Кроме того, если нет точных материалов, а свидетельства совершенно ненадежны, неизбежно возникает ситуация, при которой вскрываются могилы россиян или смешанные, где похоронены как японцы, так и русские. 

Но и в этом случае необходимо помнить, что есть возможность принадлежности останков иностранцам. Необходимо учитывать все нюансы. Например, проводить тесты ДНК, а также антропологический анализ по форме костей. 

Между тем в отчете говорится, что в ранние периоды сбора останков эксперты присутствовали не во всех случаях, в связи с чем антропологические анализы не проводились. 

Но даже если они и были, то в заключениях российских экспертов не указаны результаты исследований останков, а также методы тестирования и основания. 

При этом есть возможность, что японская стороны четко не разъясняла экспертам, что именно нужно указать в отчете. Более того, японские эксперты должны были проверить предоставленные заключения. Ничего этого сделано не было, и ответственность за это лежит на Японии. 

Вероятность принадлежности всех 1,28 миллиона останков японцам крайне мала

Если рассмотреть результаты анализа возникшего недоразумения, понимаешь, что главная цель Министерства здравоохранения, труда и благосостояния Японии заключалась в количестве. Японец или нет — это было уже второстепенным делом. Более того, возникают сомнения — а все ли собранные останки принадлежат японцам? 

Во время Второй мировой войны погибло примерно 3,1 миллиона японцев. Из них 2,4 миллиона — за пределами Японии. 

По информации Министерства здравоохранения, труда и благосостояния, всего были собраны останки 1,28 миллиона человек. Предполагалось, что все они принадлежат японцам, однако с учетом допущенной в этот раз ошибки возникают сомнения в достоверности цифры. 

Другими словами, как и в случае с Сибирью и Филиппинами, из других стран также могли привезти останки иностранцев. 

Тесты ДНК погибших на войне начали проводить только с 2003 года. Большая часть останков была собрана до этого. Кроме того, японское правительство собрало менее 400 тысяч, хотя общее количество составляет 1,28 миллиона человек. 

Кто и как устанавливал, что это были именно японцы? Сейчас все уже перепроверить невозможно. Тем не менее я считаю, что вероятность принадлежности всех 1,28 миллиона останков японцам крайне мала. 

Государственный проект сбора останков японцев, погибших на войне, стартовал в 1952 году, когда Япония восстановила независимость. Тем не менее правительство предприняло несколько попыток свернуть эту программу. Для этой деятельности не было юридических оснований. 

В 2016 году группа депутатов из различных партий представила проект закона «О сборе останков жертв войны», и он был принят. Проект позиционируется как «долг государства», он будет активно реализовываться до марта 2025 года, когда исполнится 80-я годовщина окончания Второй мировой. 

Я освещал принятие этого законопроекта. Это стало возможным благодаря энтузиазму депутатов, которые потеряли своих родственников на войне. Отмечается, что сбор останков должен быть завершен к 2025 году. Было гарантировано, что проект не свернут ранее этой даты, и это имеет большое значение. 

Невозможно собрать на обширной территории останки всех погибших на войне. Средства и кадры ограничены. Негативное наследие войны не исчезнет, сколько бы государство ни прилагало усилий. 

Влияние ошибок чиновников, определяющих государственную политику, распространяется на простых людей, которые не имеют к ней отношения, и эти ошибки становится невозможно исправить. Необходимо извлечь из этого уроки и поставить четкую цель сбора останков. 

При этом нужно собрать по возможности максимальное количество останков и вернуть их ожидающим родственникам. В частности, это касается России, где осталось сравнительно много материалов, а также острова Ио и Окинавы, на которые распространяется японский суверенитет. 

После принятия законопроекта прошло четыре года, период активного сбора приближается к экватору. По закону содействие должны оказывать министерство иностранных дел и министерство обороны, региональные власти обязаны предоставлять организационную поддержку. Безусловно, взаимодействие и устранение бюрократических препятствий важны, однако на Министерстве здравоохранения, труда и благосостояния Японии, которое долгое время руководило сбором останков, продолжает лежать большая ответственность. 

Скандал вокруг допущенной ошибки проявил проблемные места этого министерства. Я буду следить за тем, какая будет проведена работа над ошибками.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.