• Прошлым летом по подозрению в попытке сбыта наркотиков арестовали занимающегося журналистскими расследованиями россиянина Ивана Голунова.
  • Этот случай привлек много внимания, коллеги и общественность организовали Голунову невиданную по своим масштабам кампанию поддержки, после чего его оправдали и отпустили. Сейчас вместо него под арестом сидят задержавшие его полицейские.
  • Иван Голунов рассказал нам о своем освобождении как об исключительном случае во времена, когда все больше журналистов арестовывают и приговаривают к наказанию за их работу.

«Да, это действительно очень обширная тема — как изменилась жизнь с прошлого лета», — говорит Иван Голунов.

Из соображений безопасности он сейчас не может свободно перемещаться по стране и городу. Его журналистская работа для новостного сайта «Медуза» сильно пострадала из-за судебного процесса, который привел к тому, что Ивана Голунова, ставшего публичной личностью, стали везде узнавать. Ему это совсем не нравится.

«Теперь мне приходится сто раз подумать, прежде чем опубликовать что-то в Инстаграме, подумать о том, как это воспримут. Люди обращаются ко мне за помощью, люди ждут, что я буду высказываться по разным вопросам».

Иван Голунов тщательно обдумывает свои ответы. Он просит время поразмышлять, зажигает сигарету, вздыхает. Он сейчас в своей квартире в Москве, а я в студии в Стокгольме. Мы разговариваем по Скайпу.

Когда его в июне прошлого года задержала полиция в центре Москвы, первой его мыслью было, что это ошибка. Но когда сотрудники наркоконтроля в машине по дороге в участок начали расспрашивать Ивана Голунова о его журналистской работе, о конференции, посвященной журналистским расследованиям, на которой он недавно был, он понял, что все-таки дело именно в нем и в его профессии.

В рюкзаке Ивана полиция нашла пакет с наркотиками, о котором он до задержания и понятия не имел. Вскоре полиция также предоставила фотографии, на которых якобы была изображена квартира Ивана Голунова, где, по словам правоохранительных органов, размещалась целая нарколаборатория.

Через двое суток после ареста Ивана Голунова привели в зал суда и поместили на скамью подсудимых за решетку, где он должен был ждать решения судьи по поводу его заключения под стражу. Так совпало, что во время ареста на Голунове была футболка с надписью «Редакция требует крови…» Это выглядело как идея, а к тому времени российское журналистское сообщество и многие представители общественности уже горячо встали на защиту Ивана.

Иван Голунов был известен своими расследованиями и репортажами, считался талантливым журналистом и, к тому же, приятным коллегой. Незадолго до задержания он написал о грязной похоронной индустрии Москвы, и были основания предположить, что именно из-за этого кто-то из влиятельных бизнесменов заказал его арест — чтобы наказать его за репортаж. У суда, чтобы его поддержать, собралось много людей, которые выкрикивали лозунги про свободу.

«Несмотря на то, что в тот день было очень жарко, сотрудники суда закрыли все окна, но выкрики в зале все равно было слышно», — рассказывает Иван Голунов, у которого до сих пор выступают на глазах слезы, когда он вспоминает об этой мощной поддержке.

«Я в России с таким раньше никогда не сталкивался».

Когда судья объявил, что Ивана Голунова вместо тюрьмы препроводят под домашний арест, с улицы донеслись крики ликования.

Через день три крупнейшие российские газеты выпустили номера с одинаковыми передовицами с надписью «Я/Мы Иван Голунов», демонстрируя невиданную доселе солидарность. У этого текста есть также второй смысл: если это случится с Иваном Голуновым, то может случиться и со всеми остальными российскими журналистами.

Вскоре с Ивана Голунова полностью сняли все подозрения, и сейчас вместо этого идет судебный процесс над лицами, его арестовавшими. Это уникальный поворот в истории российской суда, где большинство процессов обычно заканчиваются обвинительными приговорами. И это очень хорошо, но Иван Голунов говорит, что он не удовлетворится, пока перед судом также не предстанет тот человек (или люди), которые заказали его арест.

Сейчас в Москве уже новое лето, проходящее под знаком коронавируса, поправок в конституцию, дающих президенту Путину возможность оставаться у власти до 2036 года, и очередных судебных процессов против журналистов.

В июле Светлану Прокопьеву приговорили к штрафу за статью, написанную ею о нашумевшем взрыве у здания службы безопасности в Архангельске. Защита сочла такое наказание победой, поскольку прокурор требовал шести лет тюремного заключения по статье оправдание терроризма.

Уже несколько недель находится под арестом бывший журналист Иван Сафронов, которого заподозрили в государственной измене после того, как он написал несколько статей о российском экспорте оружия. Что касается конкретных обвинений, то тут известно очень мало, но сам Сафронов свою вину отрицает.

Такие правозащитные организации, как Human Rights Watch, говорят о новой волне преследований в отношении и так уже находящегося под большим давлением российского журналистского сообщества. Они, очевидно, предпринимаются с целью запугать, заставить молчать и принудить СМИ к самоцензуре.

Иван Голунов предпочитает рассматривать каждый случай в отдельности, но говорит, что события последнего времени все-таки поднимают много вопросов по поводу свободы прессы в России. В то же время он в своих поездках с лекциями по России замечает, что его случай поддерживает многих молодых людей и их убеждает в важности для России независимой журналистики, и что многие сейчас действительно хотят, чтобы она была.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.