Когда Александр Гинзбург ввел себе свою вакцину против коронавируса, он ее не протестировал даже на обезьянах. С того момента прошло четыре месяца, микробиолог и директор государственного Национального исследовательского центра имени Гамалеи чувствует себе прекрасно. По его словам, около сотни его сотрудников добровольно подвергли себя вакцинации. Все живы и здоровы.

Гинзбург работает над так называемой векторной вакциной, в которой генный материал вируса Sars-CoV-2 вводится в безобидный вирус-носитель, это должно способствовать выработке антител и иммунитета у человека. О том, что вводить себе находящееся в стадии разработки вещество безрассудно, 68-летний ученый даже слышать не желает. «Я хочу защитить себя и своих сотрудников». Как он утверждает, его вакцина надежная и действенная. Ведь он уже однажды разработал эффективную вакцину.

Российское правительство стремится как можно быстрее допустить вакцину Гинзбурга к применению в медицинской практике. В министерстве здравоохранения говорят о том, что решение об этом ожидается со дня на день. Когда вакцина будет одобрена, то первыми будут привиты врачи и учителя. Пока неясно, будет ли вакцинация у них добровольной.

Пример России показывает, что всемирная гонка в разработке вакцины против covid-19 все убыстряется, подогреваемая помимо прочего такими автократическими странами, как Россия и Китай, не очень щепетильные в соблюдении медицинских и этических норм. Для Москвы и Пекина прорыв в исследованиях будет означать, что они смогут быстрее, чем соперники, защитить свое население и открыть экономики. Вакцина принесет не только прогресс в борьбе с вирусом, но и влияние, авторитет и деньги, потому что остальной мир захочет вакцину купить.

Однако преждевременное введение не до конца протестированной вакцины в медицинский оборот может иметь крайне негативные последствия. Как говорит индийский эпидемиолог Чандракант Лахария, политики должны осознавать, что речь идет не только о быстрой разработке вакцины. Нужно еще убедить общественность в ее безопасности. Если позже выясниться, что она имеет негативные побочные эффекты, то «утратится доверие не только к этой вакцине, но и ко всем другим вакцинам, разработанным в мире».

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в настоящее время лаборатории в двенадцати государствах разработали 27 вакцин-кандидатов, проходящих в настоящее время тестирование. В том числе в Великобритании, Японии, Германии, Южной Корее и США. Но клинические испытания начаты также в России, Китае и Индии — в трех тщеславных странах с развивающимися экономиками, где правят националистически настроенные вожди, а надзорные ведомства не слишком дотошные.

Сейчас Россия, где коронавирусом инфицировано 865 тысяч человек, находится на четвертом месте в мире среди затронутых пандемией стран. Путин жаждет прорыва. Как сообщают из правительственных кругов России, на сегодняшний день более 20 правительств в Азии, Латинской Америке и Ближнем Востоке заявили о своем интересе к российской вакцине. В Москве уже мечтают о повторении «момента спутника», когда в 1957 Советский Союз первым успешно запустил искусственный спутник Земли в космос, обогнав Америку.

Но некоторые эпидемиологи, например, Василий Власов из московской Высшей школы экономики, предостерегают от преждевременной эйфории. По его словам, победные реляции из Кремля напоминают «пропаганду советских времен». Власов критикует то, что правительство понижает правовые барьеры: Москва хочет в сентябре или октябре начать массовое производство вакцины, хотя клинические испытания еще не дошли до решающей третьей фазы. «Этим самым Россия нарушает общепринятые международные правила», — говорит Власов.

Согласно установкам ВОЗ каждая новая вакцина должна быть испытана в лабораториях и на животных, прежде чем начнутся тесты на человеке. В первой фазе клинических испытаний вакцина вводится только нескольким испытуемым, во второй фазе — десяткам и сотням испытуемых, и, наконец, на третьей фазе — десяткам тысяч. Каждая фаза обязательна для оценки безопасности нового средства и его эффективности.

Кроме того, участие в испытаниях должно быть добровольным. Как правило, испытуемым возмещают понесенные убытки, но какого-то щедрого вознаграждения они не получают. Все важные данные должны быть опубликованы, чтобы учреждения и другие ученые были в курсе дела.

Судя по всему, НИС имени Гамалеи нарушил многие из этих установок. До сих пор практически не было опубликовано никаких научных данных. В первой и второй фазе испытаний участвовало лишь 76 испытуемых, половина из которых были военнослужащими. Другая половина — гражданские, каждый из которых получил по 100 тысяч рублей, то есть в пересчете около 1 тысячи 200 евро. Это соответствует приблизительно трем среднемесячным заработкам. О «приятном бонусе» говорит Анна Куткина, одна из добровольных испытуемых. Она хочет вложить деньги в приобретение дома в деревне, о чем мечтает уже давно.

Но изо всех сил стараются не только русские. В Индии тоже жаждут поторопить события. Фармацевтическая промышленность страны — самый большой в мире производитель вакцин. Однако большинство из них разработано за границей. Чисто индийских разработок немного. Премьер-министр Нарендра Моди (Narendra Modi) хочет это положение изменить. Как минимум семь индийских фармацевтических фирм работают сейчас над вакциной против covid-19. Дальше других продвинулась компания Bharat Biotech, создавшая средством под названием Covaxin.

В начале июля в средства массовой информации попало письмо, посланное директором государственного Индийского совета по медицинским исследованиям (ICMR). В нем содержится указание, что Covaxin «должен быть введен испытуемым не позднее 7 июля». А для всего народа вакцина якобы должна быть готова не позднее 15 августа. Эта дата едва ли выбрана случайно: 15 августа — День независимости Индии.

Индийская академия наук назвала этот план «возмутительным». Фирма-производитель Bharat Biotech сообщила вслед за этим, что допуск вакцины возможен не раньше, чем через пять месяцев. ICMR пошел на попятную. С точки зрения эксперта здравоохранения Лахария, этот случай свидетельствует о том, что контролирующие инструменты в Индии все-таки функционируют. «Возможно ли такие дебаты в России или в Китае?» — спрашивает он.

Но фаворитом в гонке разработчиков вакцин является не Индия, а Китай. Три из шести имеющихся сейчас в мире вакцин-кандидатов, проходящих в настоящее время третью фазу испытаний, разработаны в Китае. Помимо них в этой стадии находятся лишь вакцины британско-шведского концерна AstraZeneca, фирм Biontech из Германии и Moderna из США.

При этом китайцы столкнулись с проблемой, о которой другие страны могут только мечтать: у них нет достаточного количества инфицированных коронавирусом. Ведь эффективность вакцины можно надежно проверить только там, где испытуемые подвергают риску заражения. А из-за строгих карантинных и надзорных мер болезнь в Китае на данный момент практически побеждена. Поэтому компания Sinopharm проводит тесты третьей фазы в Объединенных Арабских Эмиратах, а Sinovac — в Бразилии.

Как утверждает Яньчжун Хуан (Yanzhong Huang), эксперт в области здравоохранения американской аналитической компании Council on Foreign Relations, этим двум и некоторым другим дружественным государствам, таким, как Пакистан и Филиппины, Пекин уже обещал предоставить вакцину. По мнению эксперта, это таит в себе политические риски: так как Китай не контролирует средства массовой информации в упомянутых странах, там могут появиться негативные сообщения о возможных побочных эффектах: «Для Китая это было бы дипломатическим фиаско».

Вдобавок по всему китайские военные с конца июня вводят неизвестному числу солдат вакцину, которая на данный момент прошла лишь вторую фазу испытаний. Вакцина была разработана армейскими учеными вместе с китайской фирмой CanSino.

То, что рассказывает один из участников второй фазы испытаний в фирме CanSino, дает основание предполагать, что там к делу относятся серьезнее, чем в Москве. Во время вспышки эпидемии в Ухане Лао Джи (Lao Ji) на мотороллере развозил продукты питания и медикаменты. Он был в ужасе, прочитав китайский перевод статьи из медицинского журнала Lancet, где описывались нарушения иммунной системы при заражении коронавирусом.

Во время встречи с корреспондентом «Шпигеля» в апреле в Ухане через два дня после инъекции Лео рассказал, что увидел объявление о наборе добровольцев для тестов вакцины на Интернет-портале Weibo. «Я надеюсь, что вакцина будет разработана в самое ближайшее время. Хорошо, что я могу в этом помочь».

Как он рассказал далее, ученые подробно проинформировали его в возможных рисках. За месяц до первой инъекции его тщательно обследовали, он сам рассказал о состоянии своего здоровья и дал обязательство сдать кровь четыре раза в течение полугода. Насколько велика была компенсация, он вспомнить не мог, «но это была небольшая сумма, приблизительно половина моего месячного заработка». Но это не имело для него особого значения.

Хотя Китай и обогнал других в разработке вакцины, он использует в этом деле и методы спецслужб. В июле министерство юстиции США выдвинуло обвинение против двух китайских хакеров, которые якобы искали уязвимые места в сетях биотехнических фирм и других компаний, исследующих вакцины против covid-19. Утверждается, что один из офицеров китайского министерства безопасности руководил их действиями.

Фирма Moderna, изготовитель вакцин, подтвердила, что была информирована ФБР о попытках шпионажа. С этой компаний из Массачусетса правительство Трампа связывает большие надежды. На исследования, связанные с ее вакциной против Covid 19, до сих пор ей был выделен почти один миллиард долларов из федерального бюджета. В конце июля фирма начала тесты третий фазы, первой в США.

Один из трех институтов, с которыми Moderna сотрудничает — Baylor College of Medicine в Хьюстоне. Его пресс-служба сообщила, что колледжу неизвестно, попал ли и Baylor в поле зрения китайцев. Но ничего странного в этом не было бы: службы США в ходе нескольких расследований не исключают, что Китай предпринял попытки медицинского шпионажа в регионе Хьюстона. Помимо прочего это стало одной из причин, почему правительство Трампа в конце июля распорядилось закрыть тамошнее консульство Китая.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.