В 1994 году, когда затонула «Эстония», я работал в одной из ведущих мировых компаний, которая готовила грузы к транспортировке по воде, а также занималась аппарелями, люками, судовыми воротами и тому подобным, в том числе носовыми визорами.

Я участвовал в некоторых этапах расследования катастрофы, поскольку с одним из наших сотрудников связалась Комиссия по расследованию крушения, попросив его экспертного мнения по поводу конструкции носового визора.

Когда мы стали ее изучать, нам не потребовалось много времени, чтобы увидеть слабые места: ошибки в конструкции деталей, недостаточная запорная фурнитура. Позже расчеты показали, что по нынешним стандартам запорную фурнитуру следовало сделать в десять раз прочнее.

Постепенно в мельчайших деталях удалось установить, как крушение было связано с аппарелью и носовым визором. Множество появившихся затем теорий заговора свидетельствуют, что их авторы не понимают функцию аппарели и носового визора, ведь они порой даже утверждают, что аппарель вообще не открывали. Согласно этим теориям, «Эстония» затонула по другим причинам.

Носовой визор отошел, когда «Эстонии» к югу от финского острова Утё пришлось преодолевать сильные волны (до 14 метров), потому что запорная фурнитура была до смешного слабой. Какое-то время визор висел на мощных петлях и гидравлических цилиндрах. Его мотало то вверх, то вниз, и он, словно консервный нож, вгрызался в верхнюю часть «Эстонии», а затем мощно ударял по ее бульбу.

Носовую аппарель, которая служила водонепроницаемым барьером, визор также тащил за собой. У аппарели такая длина, чтобы она могла выходить дальше бульба, поскольку в закрытом состоянии для нее места под визором нет. Поэтому ее конец должен помещаться в карман визора.

Так что аппарель в тот момент была закреплена в визоре, и потому, когда он начал отваливаться вперед, открылась. Из-за этого аппарель стала своего рода желонкой, через которую внутрь судна полились потоки воды. Высокие волны, вероятно, мгновенно хлынули на палубу.

Теории заговора, согласно которым аппарель была закрыта, основаны на видео, на котором запечатлена затонувшая «Эстония». Но судно лежит на боку, и потому аппарель просто в силу гравитации повернулась на петлях и кажется закрытой.

Но все это, конечно, в свое время хорошо изучали. Множество фактов доказывают описанный мной ход событий.

— Носовой визор забрали с места крушения. Пробы краски, оставшиеся в том месте визора, которым он стучал по бульбу, совпадают с краской на днище «Эстонии». Уже по одному этому можно представить, как визор отваливался от судна.

— Вмятины на балках под аппарелью подтверждают версию, что аппарель открылась и упала на бульб.

— Все стопорные болты отошли — либо у кронштейнов, либо у ригелей.

Это следует считать таким же непреложным фактом, как то, что в логотипе Dagens Nyheter есть точка. Поэтому версия участвовавшего в эстонском расследовании Маргуса Курма (Margus Kurm), утверждающего, что «Эстонию» могла протаранить шведская подводная лодка, представляется по меньшей мере притянутой за волосы.

Что вообще могла делать подводная лодка на поверхности в такой шторм? Каждый, кто бывал в море во время шторма, знает, насколько сильно судно швыряет в такую погоду. Каково же тогда находиться внутри подводной лодки?

Кроме того, в этом случае подводная лодка получила бы гораздо более серьезные повреждения, чем «Эстония». А затонувшую подлодку не спрячешь.

Пробоина, которую сейчас обнаружили в обшивке «Эстонии», подлила масла в огонь теорий заговора. Но почему их авторы исключают самое очевидное объяснение? «Эстония», вероятно, ударилась о скалу на дне моря, а пробоина образовалась, когда судно, которое, между прочим, весило 15 000 тонн, соскользнуло по ней вперед.

Пусть «Эстония» покоится с миром!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.