Это детская больница, но детей здесь нет. Семьи с детьми бежали от войны в Нагорном Карабахе в Армению.

В больнице мы встретили несколько десятков пациентов среднего и пожилого возраста. Все они заражены covid-19.

В тесной палате лежат пятеро больных. Медсестра надевает ослабленному пациенту кислородную маску.

Спустя 20 минут медсестра относит аппарат в другую палату и ставит его рядом с койкой пациентки. Женщина дышит с трудом.

Война усугубила эпидемию

Во время войны пандемия вышла из-под контроля. Ресурсы небольшого Нагорного Карабаха на борьбу с вирусом ограничены.

В больницы постоянно поступают солдаты в тяжелом состоянии. Согласно официальным данным, в армии Нагорного Карабаха уже погибло больше 800 армянских солдат. Статистика о числе раненых не ведется.

В другом конце коридора работает поликлиника. Сюда привозят новых пациентов с коронавирусом. Лечение им назначает врач-инфекционист Мальвина Бадалян.

Сейчас у нее непростое время. Меньше чем за час в больницу поступает пять новых пациентов.

«Что тут скажешь про статистику», — вздыхает Бадалян.

«Не знаю. Сегодня нам уже привезли 18 пациентов, а время всего два часа дня», — делится она.

Хирурги проводили операции, несмотря на угрозу заражения вирусом

Корпус для больных коронавирусом в детской больнице Степанакерта, самого важного города Нагорного Карабаха, начал работать совсем недавно. Раньше пациенты с коронавирусом лежали вместе со всеми.

«Честно говоря, в начале войны мы не думали о коронавирусе. В больницы привозили огромное количество гражданских и военных, пострадавших в бомбардировках», — рассказывает Бадалян.

Коронавирусом заразились и многие врачи, рассказывает она. Во время наступления Азербайджана возможности выйти на больничный не было.

«Хирурги отдыхали столько, сколько было нужно для того, чтобы стоять на ногах. И возвращались в операционные».

Вирус распространяется в тесных бомбоубежищах

Случаи заражения covid-19 были зафиксированы в Нагорном Карабахе еще до войны, но тогда ситуация еще была под контролем.

Когда в конце сентября Азербайджан начал наступление, примерно половина населения Нагорного Карабаха бежала в Армению. Остальные прячутся. Люди ночуют в подвалах многоэтажных домов. Там тесно, влажно и холодно.

«Там коронавирус и распространяется. Врачи и медсестры ночуют в подвале больницы. Поэтому у многих врачей и медсестер тяжелая или легкая степень коронавируса».

Мальвина Бадаян говорит, что тяжело больных лечат в больнице. Часть переводят из Нагорного Карабаха в столицу Армении Ереван. И все же многие борются с болезнью в подвалах и у себя дома.

«Мы стараемся доставить лекарства всем нуждающимся», — отмечает Бадаян.

Коронавирус — словно еще одна передовая

Из больницы мы отправляемся с медсестрой Люсине в бомбоубежище на окраине Степанакерта.

В Нагорном Карабахе возобновили борьбу с коронавирусом спустя пару недель после начала войны. Люсине приходит к больным в район боевых действий, подвалы и бомбоубежища.

Люсине несет из многоэтажного дома в гараж две сумки. В гараже установлен тент.

Здесь лежат двое мужчин. Они кашляют и сухо здороваются. Люсине берет у обоих мазок на вирус. Во время мазка из носа мужчины корчатся.

«Большинство пациентов с коронавирусом болеют в бомбоубежищах. Мы берем в больницу только наиболее сложные случаи».

Я спрашиваю, сравним ли коронавирус в Нагорном Карабахе с еще одной передовой. Люсине кивает.

Десятилетний мальчик ищет защиты у женщины-военного

Люсине собирает анализы для теста на коронавирус еще у четверых военных, среди которых есть женщина. Вместе с ней — десятилетний мальчик Гори, но это не ее сын.

Гори — первый ребенок, которого я встречаю за неделю пребывания в Нагорном Карабахе. Все остальные бежали от войны.

Заразившийся коронавирусом министр здравоохранения продолжает работать

Позже мы отправляемся к чиновнику, отвечающему в Нагорном Карабахе за вопросы здравоохранения.

Министр здравоохранения Арарат Оганджанян признает, что с началом войны ситуация с вирусом вышла из-под контроля. Однако сейчас в больнице открыт специальный корпус, в бомбоубежищах проводят тесты на коронавирус. Больные получают лекарства.

«Сначала врачам и медсестрам надо было помочь раненым, хотя все знали, что пострадавшие заражены коронавирусом. Такова война», — говорит Оганджанян.

У министра тоже нет статистики о количестве заболевших. По его словам, ежедневно в Нагорном Карабахе проводится около ста тестов. Результат ужасает: примерно у трети есть высокая температура и кашель, то есть коронавирусная инфекция.

«Больные всюду», — говорит он.

«Вторая проблема — фронт. Болезнь распространяется и там».

В конце интервью министр здравоохранения делает неожиданное признание.

«У меня коронавирус уже две недели. Я продолжаю работать, несмотря на температуру», — утверждает Арарат Оганджанян. Он говорит, что пьет лекарства и старается работать главным образом в своем кабинете.

Министр Оганджанян не думает, что конфликт закончится скоро.

После войны в начале 1990-х азербайджанцам пришлось покинуть Нагорный Карабах, а армяне бежали из Азербайджана.

После этого конфликт между армянами и азербайджанцами лишь усугубился.

О кризисе в Нагорном Карабахе

— В начале существования СССР Сталин присоединил Нагорный Карабах к Азербайджану.

— В советские годы на территории Нагорного Карабаха проживали как армяне, так и азербайджанцы.

— После распада СССР началась война, унесшая жизни 30 тысяч человек.

— Нагорный Карабах контролирует Армения, а Азербайджан хочет включить эту территорию в свой состав.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.