В Москве был найден документ службы разведки интербригад (групп иностранных добровольцев, приехавших в Испанию во время гражданской войны 1936-1939 года для военной поддержки республики против войск Франко — прим. ред.). Этот документ доказывает, что в 1937 году велась слежка за Вилли Брандтом, будущим канцлером Германии и председателем Социалистического Интернационала. «Под колпак» попал и Джордж Оруэлл, будущий великий британский писатель. Слежка велась в столице Каталонии в связи с тем, что они оба были сторонниками троцкистской Рабочей партии марксистского единства (ПОУМ). Слежку за ними вели одни и те же агенты в одно и то же время.

«Весной 1937 года в Барселоне, в весьма напряженный период, за Джорджем Оруэллом и Вилли Брандтом в одно и то же время вели слежку одни и те же сталинские агенты», — объясняет изданию Público израильский исследователь Глеб Зильберштейн (Gleb Zilberstein). Он доказал это, найдя биологические следы туберкулеза на письме от 1937 года, обнаруженном в московских архивах Интернациональных бригад в Коминтерне. Ведь именно во время гражданской войны в Испании британский писатель Оруэлл заболел туберкулезом, из-за которого и умер тринадцать лет спустя.

Зильберштейн и профессор Пьер Джорджо Ригетти (Pier Giorgio Righetti) из Миланского политехнического университета проводят исследование, выясняя перипетии судеб Оруэлла и итальянца Луиджи Лонго (Luigi Longo), который был тогда инспектором интербригад. В тех же архивах им удалось найти документ с весьма интересной и ранее неизвестной информацией. Она касается пребывания в Барселоне не только Оруэлла, но и Вилли Брандта. Того самого Вилли Брандта, который через 30 лет с лишним станет федеральным канцлером Германии (1969-1974), а также председателем Социалистического Интернационала (1976-1992).

В Барселоне они попали как раз во времена гражданской войны. Оба видели напряженные отношения, сложившиеся между организациями антифранкистского Народного фронта, в особенности между анархистами из Национальной конфедерации труда (НКТ), троцкистами из Рабочей партии марксистского единства (ПОУМ) и сторонниками СССР из Объединенной социалистической партии Каталонии (ОСПК). Все эти события оказали существенное влияние на мировоззрение обоих. Писатель Оруэлл стал яростным противником тоталитаризма, что очевидно по таким его работам, как «Скотный двор» (три месяца назад отмечалось 75-летие первой публикации этой книги) и роман «1984». Политик Брандт стал приверженцем социал-демократии.

«После того, что Оруэлл видел в 1930-е годы в Мьянме (тогда эта страна называлась Бирмой и была под колониальным управлением англичан — прим. ред.), он стал придерживаться антиимпериалистических и антифашистких взглядов. Затем он приезжает в Испанию и становится свидетелем так называемых майских событий, когда произошли столкновения между республиканскими организациями. Тогда он становится ярым сторонником антитоталитаризма», — объясняет журналист и исследователь Виктор Пардо (Víctor Pardo). Он один из тех, кто больше всего знает о кратковременном, но весьма насыщенном событиями пребывании писателя в Испании во время Гражданской войны.

Брандт и Оруэлл крутились в одних и тех же политических кругах в Барселоне, общались с одними и теми же людьми, поэтому за ними следили одни и те же сталинские шпионы. А этими шпионами каталонская столица тогда просто кишела. Сталинские агенты были связаны с интербригадами, подчинялись Коминтерну и недоверчиво относились к троцкистской организации ПОУМ, сторонниками которой были и Брандт, и Оруэлл. По крайней мере, именно об этом свидетельствует документ, найденный в Москве.

Два пути, различие которых преувеличивали

О пребывании писателя, которого на самом деле звали Эрик Блэр (Eric Blair), в Испании во время войны известно в общих чертах. В Британии он был членом Независимой рабочей партии (ILP), но не смог вступить в интербригады из-за того, что работал полицейским в Мьянме. В Барселону Джордж Оруэлл приехал в конце декабря 1936 года c аккредитацией журналиста и тогда же записался в ряды ополченцев ПОУМ (Рабочей партии марксистского единства). С ними он отправился на фронт в Арагон, сначала в окопы рядом с горной цепью Сьерра-де-Алькубьерре, а затем в осажденный город Уэска, где 20 мая он был тяжело ранен выстрелом снайпера. Его участие в войне, которое началось в качестве ополченца с винтовкой, чей год выпуска на семь лет предшествовал году рождения самого Оруэлла, и закончилось ранением, продлилось 115 дней.

Ранее, 25 апреля, он с разрешения руководства отправился в Барселону, чтобы встретиться с женой Эйлин. Несколькими неделями ранее она навещала его в полевом госпитале Монфлорите, вблизи от Уэски, где он лечился после ранения в руку. Тогда же Джордж Оруэлл стал свидетелем майских столкновений 1937 года между анархистами (ПОУМ и НКТ) и сталинистами (ОСПК, которую поддерживал женералитет (региональное правительство) Каталонии во главе с просталинской партией «Левые республиканцы Каталонии»). Активистов ПОУМ стали преследовать и уничтожать еще до того, как Оруэлл во второй и последний раз вернулся на фронт.

Не прошло и месяца с того момента, как в него выстрелили, а 23 июня он вместе Эйлин уехал во Францию на поезде, чтобы спастись от преследований сторонников советского пути развития для Испании. Сталинисты потеряли его след за двадцать дней до того, как в одном из судов Валенсии появились обвинения в отношении Оруэлла и его жены в том, что они ярые троцкисты и сторонники «пятой колонны». Это могло стоить им жизни.

Что касается Брандта, журналиста, который в те времена тоже поддерживал троцкизм и был членом Социалистической рабочей партии, то о нем известно, что он приехал в Испанию в феврале 1937 года под чужим именем. Брандт представился норвежцем Гуннаром Гаасландом (Gunnar Gaasland), военным корреспондентом различных скандинавских изданий. В Испанию он прибыл, чтобы вступить в Международный союз молодых революционеров, которым руководила организация под названием Иберийская коммунистическая молодежь. Брандт не участвовал в военных действиях, но при осаде Уэски участвовал в обороне в составе подразделений ПОУМ.

Больше нет практически никакой задокументированной информации о пребывании Оруэлла и Брандта в Барселоне во время гражданской войны. Поэтому интригующим остается вопрос, почему они оба тогда стали оппонентами советского коммунизма. Помимо вышеуказанных фактов, известно, что Брандт покинул Германию в 1933 году из-за угроз со стороны нацистов и сменил имя. На самом деле его зовут Герберт Фрам (Herbert Frahm). Испанию он покинул в июне 1937 года, тогда же Оруэлл и Брандт оказались в одно и то же время в отеле «Фалькон» (Falcón), расположенном на улице Рамбла. ПОУМ использовала его в качестве резиденции для руководителей, а также как общежитие для ополченцев и их гостей.

«В Барселоне Брандт остановился в отеле «Фалькон'', где и познакомился с Джорджем Оруэллом. Некоторое время они жили под одной крышей», — рассказывает экономист и историк Нюрнбергского университета Вальтер Бернекер (Walther L. Bernecker) в книге «Брандт и Гражданская война в Испании». Однако согласно другим исследованиям, даже если они и познакомились, то эта встреча никак на них не повлияла, потому что ни один потом не упоминал ее в своих работах.

За их окружением следили они и те же шпионы

Тем не менее найденный документ доказывает, что писатель и политик вращались в одних и тех же кругах и что за ними и их окружением вели наблюдение одни и те же группы шпионов, связанные с советской разведкой при помощи Интернациональных бригад, организованных Коминтерном.

Доклад под названием «ПОУМ. Люди III» (III-POUM-Leute) был составлен в апреле 1937 года, когда сталинисты готовили нападение на анархистов. Он написан на немецком, а значит, не был предназначен для местных каталонских тайных агентов.

В докладе подряд упоминаются две группы людей иностранного происхождения, поддерживавшие ПОУМ и имеющие отношение и к Оруэллу, и к будущему канцлеру Германии Брандту.

Бранд, о котором в докладе сказано, что «он работал в исполкоме ПОУМ» и «был связан с Эльзой Гомбергер (Homberger)», работавшей в той же организации. Она не только выполняла «технические задания» для журнала Deustche Revolution, но еще и отвечала за корреспонденцию между партией и ее членами, находящимися за границей. Также в докладе сказано, что срок действия ее немецкого паспорта закончился пять лет назад, еще до переезда в Барселону, когда она жила в Тосса-де-Мар.

Загадочный командир Копп

Эйлин Блэр работала секретарем Джона Макнейра (John McNair), руководителя Независимой рабочей партии, который организовал прибытие британцев и их вступление в ряды ополчения ПОУМ. Ее описывают как «англичанку, муж которой ушел на фронт» и у которой был налажен контакт с Георгом Коппом (Georg Kopp), загадочным бельгийским командиром русского происхождения, который руководил британцами-антифашистами из ПОУМ на Арагонском фронте. Там у него в подчинении и находился Джордж Оруэлл. Кроме того, просоветские шпионы приписывали Коппу роман с женой писателя.

Оруэлл несколько раз упоминает Коппа в рассказе «Памяти Каталонии», опубликованном в 1938 году. Он называет его «близким другом, который пожертвовал всем — семьей, национальностью, карьерой — ради борьбы с фашизмом в Испании».

«Изучая архивы Оруэлла, мы случайно наткнулись на документ Вилли Брандта», — рассказывает Зильберштейн. Ему показалось интересным, что Брандт использует собственное имя, а не норвежский псевдоним.

«Мы нашли неизвестные архивы разведки интербригад, согласно которым за Оруэллом и Брандтом слежку вели одни и те же агенты в одно и то же время», — добавляет он. Учитывая дату, указанную на документе, речь идет и о тех днях, которые Оруэлл провел в Барселоне весной, когда с разрешения начальства приехал повидаться с женой Эйлин.

«Информаторы были во всех отелях и барах»

Британские добровольцы в рядах ПОУМ имели непосредственное отношение к группе информаторов и доносчиков, которые действовали и в политических, и в военных кругах Барселоны. «Информаторы спецслужб были во всех отелях и барах города», — объясняют Зильберштейн и Ригетти в одной из своих работ. По их словам, многие люди не хотели жить в квартирах, а предпочитали отели, из-за чего возникали жалобы на слишком высокую стоимость медицинских услуг. Но при этом постояльцы отелей постоянно находились под наблюдением информаторов.

«Очевидно, что существовала сеть шпионов, собиравших информацию об основных силах (британских, немецких и русских), а также об испанцах: например, о республиканском правительстве, о ПОУМ, об анархистах и членах Коммунистической партии Испании», — добавляют они.

Эти шпионы уже обратили внимание на Эйлин, Коппа и Макнейра, с которым был связан Оруэлл во время пребывания на фронте. «Когда 27 апреля Эрик Блэр, он же Джордж Оруэлл, приехал в Барселону с фронта, то оказался в липкой паутине шпионажа и слежки. По его словам, появлялось ощущение, что вокруг царит политическое соперничество и ненависть, и возникший тогда страх надолго запомнился. Вокруг все со страхом говорили, что скоро начнутся проблемы».

Поэтому Зильберштейн и Ригетти считали, что Оруэлла и Эйлин действительно могли арестовать, обвинить в работе на фашистов и казнить, как это впоследствии и случилось со многими руководителями и ополченцами ПОУМ.

«Пребывание Эрика и Эйлин Блэр в Барселоне в мае-июне 1937 года было по-настоящему очень рискованным, поэтому их побег во Францию ни много ни мало позволил им спастись от смертельного приговора», — добавляют исследователи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.