«Припозднились лет на 30, но все равно приятно», — реагирует на новость Томас Нильсен (Thomas Nilsen). Летом 1991 года он приковал себя цепью к комбинату в знак протеста.

Всего в акциях местной экологической кампании «Остановим советские облака смерти» в начале 1990-х поучаствовали тысячи норвежцев.

Прошло 30 лет, и многолетней экологической катастрофе настал конец. 23 декабря завод закроется.

«Тогда выбросы прекратятся, и мы ожидаем существенного улучшения экологической ситуации», — пишет менеджер «Норникеля» по коммуникациям Татьяна Егорова в электронном письме NRK.

«Нас ждет крупнейшее сокращение выбросов диоксида серы в Северной Европе за многие-многие десятилетия. Это прекрасно. Не только для российской природы и Кольского полуострова, но и для приграничных районов Финнмарка, и для его жителей тоже», — объясняет Томас Нильсен.

Долгосрочные последствия

В 1980-х годах комбинат ежегодно выбрасывал в воздух порядка 400 тысяч тонн диоксида серы.

В последние годы ежегодные выбросы сократились примерно до 80 тысяч тонн. По данным Норвежского института исследований воздуха, это все равно в пять раз больше совокупных норвежских выбросов.

«Ситуация значительно улучшилась, но отдельные эпизоды случаются — даже здесь, в Сванвике. Совсем недавно, в октябре, мы намерили концентрацию выше предельно допустимой», — говорит исследователь Туре Флатланнсму Берглен (Tore Flatlandsmo Berglen).

В 2019 году было несколько случаев, когда выбросы превышали даже российские предельно допустимые цифры, хотя они выше норвежских.

Вся растительность вокруг комбината вымерла. Пейзаж похож на пустыню. С норвежской стороны всё не так серьезно, но флора и фауна пострадала и в Финнмарке.

С закрытием комбината запах серы улетучится, и воздух станет свежее.

Однако тяжелые металлы — например, никель, медь, кобальт и мышьяк — загрязняют природу на долгие годы, говорит исследователь Норвежского института биоэкономики Пол Эрик Аспхольм (Paul Eric Aspholm). «Некоторые загрязнители, например, двуокись серы, быстро выветриваются, а вот тяжелые металлы, которые скапливаются на речном дне, в земле и в лесу, исчезнут не так быстро. Их последствия — надолго».

Но ситуация уже круто изменилась по сравнению с 1990-ми годами. Снижение выбросов уже дало положительный эффект.

«Мы видим благотворное влияние на рыбу. Стало больше лягушек и мелких грызунов. Мха на деревьях тоже прибавилось. Кроме того, мы видим, что содержание тяжелых металлов в разных организмах снижается», — говорит Аспхольм.

Экологическое алиби для владельца

Владимир Потанин — совладелец «Норникеля» и один из богатейших россиян. Решение закрыть комбинат он назвал частью модернизации «Норникеля»: компания переходит на более высокие экологические стандарты.

Но закроется лишь комбинат в Никеле, а в Мончегорске работа продолжится. Там оборудование гораздо современнее.

Томас Нильсен считает, что закрыть завод в Никеле Потанин решил ради экономии.

«Он решил, что в Мончегорске производство дешевле, и к тому же у него появилось железное экологическое алиби. Спрос на никель в будущем вырастет из-за зеленого сдвига в мировой экономике».

«Потанину понадобился „зеленый имидж", и он его получит, закрыв завод», — добавляет Нильсен.

Справка о «Норникеле»

— российская промышленная группа

— управляет шахтами и горнообогатительными заводами

— ведущий производитель никеля и палладия в мире

— производит большое количество золота, платины и меди

— в Норвегии компания печально известна производством никеля, загрязняющим окружающую среду

Будущее города внушает опасения

Когда прошлой осенью стало известно о грядущем закрытии предприятия, около 800 никельчан испугались, что останутся без работы.

Спустя год стало ясно, что многих рабочих переведут в Мончегорск и Заполярный.

Кроме того, 285 сотрудников комбината согласились на досрочный выход на пенсию, сообщает Егорова.

Но еще больше людей беспокоит будущее Никеля как города.

Есть надежда, что создать новое жилье и рабочие места поможет приток туризма. Еще одна зацепка связана с компанией «Уралгрит». У нее есть планы по переработке гигантских отвалов шлака, оставшихся после производства никеля, — его собираются пустить на абразивы.

По заявлению самой компании, она сможет создать в городе от 30 до 50 рабочих мест. Но пока что проект находится на стадии разработки и будет запущен лишь в 2021 году.

Тимур Ахунзянов из «Уралгрита» пишет в электронном письме, что Никель выбрали по двум причинам: хорошее качество сырья из отвалов шлака и близость к порту Киркенеса.

Но никельчанка Ирина Неганова оптимизма не питает. Она живет в городе уже много лет и работает в туристической компании Barents Travel.

«Я с трудом представляю себе, чтобы Никель снова начал процветать или чтобы в районе затеяли что-то серьезное. Буду рада, если ошибаюсь», — говорит она.

Рады, что загрязнение исчезло

В Киркенесе и Пасвикдалене, еще ближе к границе с Россией, жители рады, что Никель перестанет загрязнять окружающую среду.

«Как по мне, это очень хорошо. Мы знаем, что местная экология в критической ситуации. Закрытие комбината в Никеле для многих станет сигналом», — считает глава киркенесского филиала «Природы и молодежи» Марта Мёллерсен (Marta Møllersen).

Ингве Беддари родился и вырос в Пасвикдалене и прожил здесь почти 60 лет.

«Мы, местные, едим много местной рыбы, охотимся, собираем ягоды и грибы. И когда задумываешься о последствиях для здоровья, аж под ложечкой сосет», — говорит Беддари.

У многих жителей Сванвика в Никеле есть друзья и знакомые.

«Я немного переживаю, как бы Никель не превратился в город-призрак, тогда жители разъедутся, и наши встречи прекратятся, дружба иссякнет», — говорит Беддари.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.