Вот в чем секрет города Краснодара: прямо на экране телефона, который протягивает мне Ирина Видманкина. Вечером в конце ноября погодное приложение гордо показывает 10 градусов по Цельсию. Одним движением большого пальца мы перемещаемся в Омск, город в Сибири, откуда Ирина уехала с семьей полтора года назад. На двадцать градусов холоднее, чем в Краснодаре, их новом месте пребывания. Из любопытства мы продолжаем наше путешествие и перемещаемся в Ренн: клубы двух городов встретятся в среду 2 декабря в матче группового этапа Лиги чемпионов УЕФА. Выбывшие из борьбы за выход в плей-офф, оба новичка Лиги чемпионов все еще могут продлить свое европейское приключение и получить путевку в Лигу Европы. Если говорить про температуру, то тут у команд ничья.

На юге, между побережьем Черного моря и Кавказскими горами, страшные русские зимы очень мягкие. «Первые несколько недель я часто смотрела, какая там погода, чтобы напомнить себе, как нам повезло, — смеется Ирина (43 года). — Потом перестала. По сибирскому снегу я совершенно не скучаю. В крупных промышленных городах он скорее черный, чем белый…»

В России, где демографический вопрос превратился в навязчивую идею, учитывая постоянно сокращающееся население (на 100 тысяч россиян меньше в 2018 году), Краснодар является дерзким контрпримером и образцом для подражания. Население города демонстрирует уверенный и непрерывный рост, как и его футбольный клуб, за несколько лет поднявшийся к вершинам российского чемпионата. За этим успехом стоит бизнесмен Сергей Галицкий. Именно он в 2008 году, не сумев купить местный клуб, создал ФК «Краснодар». Миллиардер Галицкий, также основатель сети супермаркетов, прекрасно понимает настроение времени: чтобы угодить властям и Владимиру Путину, нужно инвестировать в спорт.

Воспитание молодых талантов

Однако в отличие от многих олигархов, внезапно увлекшихся каким-нибудь футбольным клубом, Сергей Галицкий терпеливо развивает здоровую структуру, избегая чрезмерных затрат и делая ставку на отдельные продуманные приобретения, такие как Реми Кабелла, бывший игрок клубов «Монпелье» и «Сент-Этьен», а также на воспитание молодых талантов. Результаты не заставили себя ждать: три третьих места в чемпионате за последние годы и растущая поддержка местных жителей.

Положительная демографическая динамика Краснодара отражает отток населения из регионов Крайнего Севера, Урала и Сибири, которые, похоже, обречены на массовую депопуляцию. Цифры неточные, учитывая, что последняя перепись в России проводилась в 2010 году. Мэр города Евгений Первышов долгое время боролся за получение символического титула «города-миллионника» (их в России пятнадцать). Город получил его в 2018 году, очевидно, с опозданием на несколько лет. По некоторым оценкам, на настоящий момент население города составляет 1,5 миллиона жителей, включая тех, кто официально не зарегистрирован. В 2005 году население Краснодара насчитывало 700 000 жителей. Такой рост для России является беспрецедентным.

Миграция в основном происходит из регионов с холодным климатом, особенно из городов среднего размера, откуда жители уезжают в поисках лучших условий для жизни. «Это была мечта моего мужа, да и все друзья только об этом и говорили: там тепло!» — поясняет Ирина. За этим магическим словом стоит очень много реалий: в первую очередь, климат с мягкой зимой и жарким летом, выгодное географическое положение между морем и горами, фрукты и овощи, в четыре раза дешевле, чем на Крайнем Севера, и, главное, гораздо лучшего качества, доступное жилье.

Такая миграция в поисках комфорта является для России новым явлением. Россияне в принципе не очень мобильны, к тому же в эпоху СССР перемещение населения жестко контролировалось. В то время говорили о «далеком рубле»: жители центральных или южных регионов России на несколько лет уезжали работать на далекие производственные площадки в очень суровые природные условия, где зарплаты были выше. Но о том, чтобы провести пенсию на берегу моря, не было и речи.

Денис Масленников, бывший майор полиции, вышел на пенсию в 30 лет. В его родном городе Норильске, расположенном недалеко от побережья Северного Ледовитого океана, год службы засчитывается за два. Вскоре после этого он увез жену и троих детей, а позже и родителей, в Краснодар. «Дело не только в холоде, — поясняет он. — Я не хотел, чтобы мои дети выросли в месте, где нет никаких перспектив, а одни экологические катастрофы». Сегодня ему 39 лет, он работает в секторе недвижимости и ведет сайт для новых жителей города.

«По сравнению с молчаливыми и прямолинейными северянами южане улыбчивые, но хитрые, нужно приспосабливаться!» Такой массовый приток населения является непростой задачкой и для самого города. «Конечно, это сила и хороший знак, — рассуждает мэр города Первышов. — Но если бы это зависело от меня, я бы взял паузу на пару лет, чтобы мы успели адаптироваться». Учитывая, что приезжают часто молодые семьи, все государственные службы оказываются перегружены, особенно школы. Количество детей в классе часто превышает 35 учеников, некоторым учебным заведениям приходится начинать часть занятий в 17 часов.

Другой бич Краснодара — это пробки. Город может посоперничать с Москвой за звание самого загруженного города России. Узкие улицы, придающие центру города особое очарование, становятся проклятием, общественный транспорт перегружен. В некоторых районах ситуация превращается в настоящий кошмар. Например, в район Гидростроителей, где проживает 30 000 человек, ведет всего одна подъездная дорога.

Эти новые районы, представляющие собой бескрайнее нагромождение высоток, полностью изменили облик города, некогда бывшего казачьей столицей с очаровательными невысокими домиками царской эпохи. Часть этих районов строилась впопыхах: отсюда посредственное качество, перегруженность систем электро-, водоснабжения и канализации, плохие дороги…

Новый стадион с иголочки в 2016 году и последующее разочарование

Среди недавних строительных проектов — великолепный футбольный стадион, построенный в 2016 году Сергеем Галицким и придавший городу особый блеск. Однако и этот предмет гордости у некоторых вызывает чувство разочарования, особенно у новых жителей города, у которых нет зарплат футболиста, а то и работы вообще. «Если ты готов работать в торговле или сфере услуг, то что-нибудь найдешь, — говорит бывший полицейский. — Если ты шахтер или сталевар, тебя ждет разочарование». По его словам, треть вновь прибывших в итоге уезжает обратно.

«Ошибка была в том, чтобы строить жилые комплексы площадью до двух миллионов квадратных метров в год, не думаю об остальном», — признает мэр, избранный в 2016 году и пообещавший за пять лет модернизировать инфраструктуру города.

По мнению многих наблюдателей, заторы являются не столько результатом сложной адаптации к притоку населения, сколько следствием четкой политики, которая проводилась под влиянием строительных компаний. «Мы строили не для того, чтобы расселить людей, а чтобы их привлечь», — резюмирует оппозиционный депутат Игорь Азаров. По его мнению, увеличение количества строек, многие из которых ведутся незаконно, служит лишь для того, чтобы поддерживать низкий уровень цен.

«Город уже переполнен, а застройщики продолжают расклеивать рекламу Краснодара на каждом сибирском автобусе». Журналист Нина Шилоносова придерживается той же точки зрения, ссылаясь на «ложные рейтинги» качества жизни в российских городах, составленных на заказ для привлечения новых кандидатов на отъезд. Строительные компании имеют мощные связи в судебных органах и органах безопасности, что позволяет им совершенно спокойно продолжать бетонировать берега Кубани. Именно им игроки «Ренна» будут обязаны своей долгой поездкой до стадиона под солнцем Краснодара.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.