Плоть в обмен на плоть. Культура викингов полна легенд и правдивых историй, когда для получения власти или победы требуется жертва в виде увечий или непосредственно потери жизни приносящим себя в жертву воином. Одна из центральных историй скандинавской мифологии — жертва Одина, отца всех богов, который, не колеблясь, вырвал себе глаз, чтобы иметь возможность испить из колодца Мимира и таким образом обрести бесконечную мудрость.

Если даже верховный бог был способен пожертвовать часть своего тела, то до каких пределов мог пойти простой смертный в обмен на божественную милость? Чтобы быстро отправиться в Валгаллу (рай скандинавских язычников),0 нужно было погибнуть с мечом в руке, облегчало попадание в Валгаллу и жертвоприношение. Неудивительно, что постоянная война и человеческие жертвоприношения в ритуальных целях были обычным делом среди викингов.

Как объясняют Ким Хьярдар и Вегард Вике в своей книге «Викинги на войне», викинги приносили в жертву животных и людей в своих ритуалах, но тем не менее идут споры, насколько такая практика была распространена. «Мы должны различать жертвоприношения в религиозных церемониях и ритуальные казни на похоронах выдающихся личностей», — предупреждают они в этой работе.

Арабский путешественник десятого века по имени Ахмад ибн Фадлан рассказывает в летописи о том, как он стал свидетелем этого второго вида жертвоприношения, когда на берегу Волги была казнена рабыня, а ее останки сожжены рядом с хозяином на похоронном судне. Археологические остатки свидетельствуют о многочисленных аналогичных случаях захоронения рабов рядом с благородными персонами из числа викингов.

Впрочем, и в других подвластных викингам местах они вели себя также. На острове Мэн, в Ирландском море, недавно была найдена могила богатого викинга рядом с останками молодой женщины, которая была убита ударом по голове. Анализ останков показал, как и в других подобных случаях, что не было родственных отношений между обладателями этих двух тел. Более того, по качеству костей можно было отличить бедных людей, преимущественно питавшихся рыбой (предположительно, рабов), от других, которые питались мясом и молочными продуктами — то есть едой, характерной для людей с достатком.

Исключительное событие

Что касается человеческих жертвоприношений, не связанных с погребением, то наиболее распространенная теория заключается в том, что к ним прибегали только во времена великих социальных потрясений или в тех случаях, когда смерть животных считалась слишком скудным приношением. Обычным делом было приносить в жертву людей с более низким социальным статусом: женщин, рабов или детей. При этом в «Саге о Инглингах», высшей жертвой, которую могли принести викинги, был сам король.

Адам Бременский писал о тех местах в Швеции, где проводились эти ритуалы:

«Рядом с этим храмом стоит очень большое дерево с очень широкими ветвями, вечно зеленое зимой и летом. Что это за дерево, никто не знает. Есть также колодец, где язычники обычно приносят свои жертвы. Они погружают в колодец живого человека»

Описания таких ритуалов присутствуют почти во всех хрониках наблюдателей, посетивших деревни викингов. Француз Дудо де Сен-Кантен, автор ключевого труда о норманнах, среди обычаев викингов выделяет человеческие жертвоприношения в честь бога войны Тора. По верованиям викингов, этот бог мог утихомирить штормы в открытом море или предсказать будущее, но с одним условием — в обмен на живую плоть.

Дудо указывает на то, что судьба приносимых в жертву решалась с помощью гадания маленькими костями — клеромантией. Жертву, избранную богами, убивали сильными ударами по голове. А когда из нее вытекала кровь, воины обмазывали этой кровью свое тело. Вряд ли это было приятное занятие, но поскольку контроль над штормами в открытом море предположительно зависел от этих предложений богу Тору, обряды время от времени совершались.

Византийские летописцы также рассказывают, как викинги хоронили своих павших в битве. Они повествуют, что все это происходило при лунном свете и сопровождалось умерщвлением пленных, которые обычно убивались прямо на месте, у могил.

Гигиена викингов

Фильм «Воин номер 13» с Антонио Бандерасом в роли эмиссара из Багдада, который жил с группой воинов-викингов, основан на реальной истории вышеупомянутого Ахмада ибн Фадлана. Этот мусульманский миссионер познакомился на берегах реки Волги с большой общиной викингов-русов, которых он пытался обратить в исламскую веру в конце десятого века. Русами тогда называли в тех местах всех «северных людей».

Контакт между такими разными цивилизациями послужил Ахмаду ибн Фадлану поводом для многих наблюдений. Так, он подчеркивает культурную пропасть между привычной ему ближневосточной культурой и культурой скандинавов, отмечая самые яркие традиции этих народов глазами мусульманина. Он отмечал, что скандинавы часто расчесывают волосы и что они физически прекрасны, но при этом его шокировала редкость у них омовений, на Ближнем Востоке совершавшихся весьма часто. Ибн Фадлан считал это очень негигиеничным образом жизни:

«Северяне-русы физически очаровательны, но нет сомнения, что из всех созданий Аллаха русы — самые нечистоплотные. Они не моются после секса и после испражнений, поэтому нисколько не удивительно, что они не моются и после еды. Они как дикие ослы…

Они умываются каждый день, но водой из чаши, которую они делят между собой, а чашу эту подносит то одному, то другому рабыня. Каждый человек в эту чашу высмаркивается и плюет туда, а потом они в той же воде моют лицо и волосы!

Они живут группами по десять или двадцать человек в деревянных домах, где они всей семьей сидят на большой лавке. Рядом выстраиваются кружком рабы, чтобы можно было продавать их купцам. Можно иметь с рабыней интимные связи прямо при ее муже или суженом (…) Иногда случается, что купец приходит забрать купленную рабыню, и вдруг он обнаруживает хозяина дома, который как раз в этот момент познает с ней радости любви. И вот, новый хозяин вынужден ждать, пока старый хозяин не насладится вдосталь, прежде чем приступить к покупке»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.