Если кто-то в начале 1990-х годов называл Тбилиси «столицей мачизма», он вполне мог обосновать это. Повсюду в городе главенствовали дикие мужчины. При поддержке лидеров вооруженных формирований Китовани и Сигуа группировка «Мхедриони» («Всадники») во главе с криминальным авторитетом Джабой Иоселиани предприняла попытку по свержению избранного президента Звиада Гамсахурдиа. Тот сидел в президентском дворце и мрачно размышлял о литературе, смерти и судьбе Грузии. А в это время перед зданиями и на баррикадах стояли люди в камуфляжной форме с автоматами Калашникова наперевес и курили. В парламенте, в редакциях, в аэропортах, в руководстве крупных предприятий и в барах сидели мужчины — одни лишь мужчины. Женщины оставались в тени, и их было практически не видно. Это были не их времена.

А сегодня? Сегодня мы встречаемся в тбилисском отеле Stamba с Нино Замбахидзе, президентом грузинского Союза крестьян, предпринимательницей, инициатором различных проектов по развитию села, советнице правительства и обладательнице всевозможных международных наград и призов. Нино Замбахидзе — одна из самых известных грузинок — женщина с острым взглядом и тоненькой цепочкой на щиколотке, ловкая, напористая и преисполненная оптимизма. Она знакома с Хиллари Клинтон, раньше вела собственную телепрограмму, встречалась с Дональдом Трампом в качестве одного из «молодых глобальных лидеров» — и он слушал ее, не перебивая. Ей легко даются бойкие фразы вроде «You have to think outside the box» или «When the going gets tough, the tough get going», которые в обстановке брутального ретро-шика гостиницы Stamba, основанной на руинах старого советского издательства, звучат еще более убедительно.

Замбахидзе иногда называют «визитной карточкой» или «крестьянкой на высоких каблуках». Но эта женщина естественна. Ей удалось пробиться через десятки «стеклянных потолков», она смела и сильна — и весьма серьезно настроена в отношении своей социальной активности. Она начинала с трех торговых палаток, потом расширила свой бизнес, занявшись импортом кофе, чая и джинсов из США, сумев при этом избавиться от давления со стороны криминальных группировок. В 2008 году она занялась инвестициями в сельское хозяйство. Она купила землю и два дома неподалеку от границы с Турцией, получив в свое распоряжение пять гектаров фруктовых плантаций. Она производила сыры и кормовую кукурузу, строила холодильные склады для овощей и выкопала пруд для разведения рыбы. По ее словам, банк не хотел давать ей кредит, «потому что я женщина». Тем не менее, ей удалось собрать необходимую сумму.

Затем она совместно с деловым партнером Безо Бабунашвии организовала свою знаменитую «кампанию по подъему уровня самосознания» крестьян, в первую очередь, женщин. По этому поводу можно улыбаться или принять к сведению, что в той части СССР до того времени практически не было крестьян, которые обладали бы предпринимательской жилкой. Люди, которые назывались крестьянами, состояли в колхозах и совхозах — это были доярки, машинисты, трактористы. И вдруг появилась, Нино Замбахидзе, которая стала призывать их следовать ее примеру. Она объездила всю страну, посетив, по ее словам, 3 тысячи 800 деревень, жители которых были настроены весьма скептически. Но она выступала перед ними и давала им советы на все случаи жизни.

«Женщинам я всегда говорила, чтобы они хорошо одевались, отправляясь на переговоры». Успех оказался ошеломительным. Многие крестьяне решились стать индивидуальными предпринимателями, применять новые методы выращивания сельскохозяйственной продукции. «Я заставила их ощущать гордость, сделала их настоящими крестьянами». Союз крестьян она основала в 2012 году, а сейчас он насчитывает 4 тысячи членов. Он раздает кредиты и ссуды женщинам, занимающимся сельским хозяйством, помогает крестьянам налаживать связи с покупателями в городах, а Нино Замбахидзе неустанно работает над совершенствованием Союза. Она гордится своими достижениями и по праву считает себя образцом для подражания. Впрочем, положением женщин в Грузии она по-прежнему недовольна — в этой сфере предстоит еще большая работа. Хотя по сравнению с прошлым намного выросло количество работающих женщин, но в частном секторе заняты лишь немногие из них. Повсеместное ущемление со стороны мужчин несколько сократилось в объемах, но до сих пор никуда не делось. Женщины по-прежнему не занимают почти никаких руководящих должностей. «Женщинам нужно помогать со стартапами, тогда дело пойдет на лад». А в деревнях, где она так много работала над улучшением ситуации, положение до сих пор почти не изменилось, призналась Замбахидзе.

Или все-таки изменилось? Далеко на периферии, в местечке Меоре Обча в окрестностях города Багдати находится виноградник «Вина от Байи». Он носит имя 27-летней предпринимательницы Байи Абуладзе, занимающейся виноделием. На площади в десять гектаров Байя производит ежегодно семь тонн винограда, из которого потом производятся различные вина. Вино разливается в 16 тысяч бутылок, которые продаются не только в Грузии, но и на Западе, в том числе и в Швейцарии. Однако мы встретились с Байей не на ее угодьях, а в Тбилиси — в магазине 8000 Vintages, название которого напоминает о том, что в Грузии виноделием занимаются уже 8 тысяч лет — дольше, чем где-либо еще. Согласно последним подсчетам, в Грузии насчитывается 525 сортов вина.

Байя Абуладзе, определенно, не такая крестьянка, которым помогает Нино Замбахидзе. Она шла своим путем самостоятельно — смело, решительно и упорно. При этом нельзя сказать, что она любит вино буквально с рождения. Она родилась в семье учителей, а виноделием занимался лишь ее дед, да и то лишь в качестве хобби. Она изучала социологию в Тбилиси, а люди из ее окружения пытались направить ее в какие-то другие стороны. Однако затем, в 2015 году, она решила заняться виноделием — и не только она. Она долго уговаривала 25-летнюю сестру Гванзу и 21-летнего брата Георгия и в итоге смогла «заразить» их своей идеей. Теперь они работают вместе: с настоящим энтузиазмом Гванзы и с серьезными рассуждениями со стороны Георгия, который когда-то изучал историю, а теперь грызет «гранит науки» о винах — энологии. «Я уверена, что он станет настоящим экспертом», уверена Байя Абуладзе. Несмотря на всю свою внешнюю сдержанность, она настроена весьма решительно.

Магазин «Вина от Байи» маленький, даже крохотный по сравнению с большими поместьями на территории Грузии, особенно в Кахетии на востоке страны. С экономической точки зрения это вовсе необязательно является недостатком. Небольшие семейные предприятия более гибки и могут справляться с проблемами, которые могут оказаться смертельными для больших компаний. В сборе урожая принимают участие три человека. В остальном же две сестры и один брат Абуладзе всю работу выполняют сами, лишь изредка прибегая к помощи родителей. Пока все идет хорошо. Первый же урожай в 2015 году оказался вполне приемлемого качества, и с тех пор качество вина лишь растет. «2020 год будет хорошим», уверена Байя.

Дегустировать вино вполне можно и в Тбилиси, но на зеленых холмах в Меоре Обче, под мягким осенним солнцем ее вина еще вкуснее. Здесь мы встретились с Гванзой, ее младшей сестрой, рыжеволосой женщиной с хорошим чувством юмора, заражающей своей радостью от работы окружающих. Гванза училась «всякой всячине», в основном, в Тбилиси. Она бывала в Швеции, несколько раз в США, а также на Мозеле, где производятся белые вина, которые она очень любит.

Как же много всего изменилось за последние годы! Мать и отец Абуладзе — советские люди, никогда не бывавшие за границей. Но их дети — настоящие странники, ловкие, находчивые, красноречивые, везде ощущающие себя как дома. Гванза любит путешествовать и открывать для себя новые блюда. Но сейчас, именно сейчас она хочет только одного: работать. «Я хочу работать больше», говорит она постоянно и почти с упрямством. Всего 30 лет назад от грузина этих слов было не дождаться. В советские времена, да и много лет спустя работать было невыгодно: в СССР прилежность считалась некой формой глупости, а в хаосе, воцарившемся в посткоммунистические времена, был велик риск в одночасье все потерять или стать жертвой ограбления. Теперь же прилежные люди, в том числе и мелкие предприниматели как Абуладзе, получают прибыли. Это заметное изменение и в то же время причина, по которой женщины добиваются успехов. Грузинская эмансипация — не единственный, но один из результатов смены системы. «Мелкую» коррупцию практически удалось искоренить — это, пожалуй, главное достижение бывшего президента Михаила Саакашвили, личность которого вызывает много споров. Когда Гванза Абуладзе только родилась, СССР уже давно распался, так что она выросла уже при новых правилах. Это чувствуется по тому, как она рассказывает о своей жизни. «Я доверяю полиции. Мы все доверяем полиции». В советские времена человека, который сказал бы это, сочли бы сумасшедшим.

Нино Замбахидзе и сестер и брата Абуладзе можно назвать глашатаями новой эпохи, но они не являются исключениями. Грузинские женщины после распада СССР добились огромного прогресса. Страна за эти годы сделала весьма заметные шаги в сторону Запада. Люди проявляют сознательность в гендерных вопросах, повсюду (в первую очередь, в университетах) регулярно появляются все новые и новые женские группы и инициативы.

Огромного успеха в мужском мире политики добилась Тинатин Хидашели — первая и пока единственная женщина в Грузии, занявшая пост министра обороны. В мире «мачо», окруженная одними мужчинами, она является абсолютным исключением. Из всех бывших союзных республик лишь Латвия и Литва осмелились доверить свои вооруженные силы женщинам. Впрочем, тут следует заметить, что эти страны входят в состав ЕС и НАТО и очень много внимания уделяют задаче максимально отличаться от России. Мы встретились с приветливой и словоохотливой Тинатин Хидашвили в ее офисе в Тблиси, а вытереть ноги от уличной грязи нам предложили на коврике у двери с изображением Путина. Хидашвили принципиально не боится идти наперекор другим, но Россию здесь не любит никто: Россию здесь считают врагом — могущественным врагом, оккупировавшим Абхазию и Южную Осетию, но сыгравшим важную роль в объединении грузин перед лицом его бесконечных угроз и вызывающего поведения.

Темпераментная, волевая, красноречивая Хидашвили, по сути, является этакой «сестрой-близняшкой» Замбахидзе в политике — женщиной, «сделавшей себя самой», в одиночку противостоящей мужскому обществу. При этом она просит не называть ее феминисткой. Она просто хочет помогать женщинам, но скорее собственным примером, а не через институционализацию преимуществ системы или квоты. «Немного борьбы не помешает», — считает она. С содроганием она вспоминает страшные времена гражданской войны 1990-х годов: «После пяти часов вечера было нельзя появиться на улице, а уж девушкам и подавно».

То, что ей довелось видеть тогда, ужасало ее, но не запугало. Она довольно рано обнаружила у себя «этот странный «бзик» ощущения личной ответственности за все». У нее очень развито чувство социальной справедливости, она хотела участвовать в дискуссиях по разным вопросам, изменять вещи к лучшему, и отказывалась идти по пути, который в обществе считается подходящим для женщин. Если бы она стала учительницей или врачом, ее бы никто не заметил. Она же стала адвокатом, выбрав, таким образом, классическую мужскую профессию. «Все вокруг считали, что я сошла с ума, и перестали общаться со мной». Она стала правозащитницей — самой известной во всей Грузии. Она основала неправительственную организацию под названием «Ассоциация молодых грузинских адвокатов» и сделала себе имя, безжалостно критикуя процессы, в ходе которых подозреваемые становились жертвами пыток. «Я спасла жизнь четырем молодым людям, приговоренным к смерти». Потом она пошла в политику. Вместе с Саакашвили она боролась против смертной казни и во время так называемой «Революции роз» 2003 года прославилась как отважный борец против старой элиты.

Министром обороны она стала в мае 2015 года, представляя Республиканскую партию. Этот пост она занимала до августа 2016-го и покинула его не потому, что не справилась со своими задачами, а потому что ее партия покинула правящую коалицию в преддверии выборов 2016 года. С армией и генералами у нее не было никаких проблем — они быстро признали ее, потому что она была решительна и занимала ту же позицию, что и большинство: стремилась к сближению с США и НАТО.

Несмотря на уход из политики, Тинатин Хидашвили в душе осталась политиком — патриотичной и активной гражданкой своей страны до мозга костей. Она признает достижения своего бывшего соратника Саакашвили в борьбе с коррупцией. А еще ей очень хочется, чтобы Европа и Америка делали более активные шаги навстречу Грузии. По ее словам, Грузия выполняет все условия, необходимые для вступления в НАТО и ЕС, и является намного более «западной» и современной страной, чем некоторые страны Восточной Европы. И она при этом совершенно права. Однако шансы на прием в ряды западных альянсов ничтожно малы — и в этом заключается «большая трагедия Грузии». Европейцы, по ее словам, панически боятся рассердить Москву и не хотят связываться со страной, часть территории которой остается оккупированной. То же самое можно сказать и об Украине. «Я, конечно, понимаю европейцев, но если они бездействуют, если они и дальше будут осознанно „забывать" о Грузии и игнорировать ее, наши люди потеряют надежду. Фактически европейцы сейчас своими руками создают новый „железный занавес"».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.