После насильственного подавления протестов в Санкт-Петербурге и Москве пересматривать телевизионное интервью Тарьи Халонен очень больно, пишет Арья Паананен (Arja Paananen).

Комментировать творящийся в России хаос нелегко, но есть вещи, от которых нам, финским приверженцам демократии, отказываться нельзя.

У каждого человека есть право на жизнь.

И если это право каким-то образом нарушается, человек может рассчитывать на справедливое судебное разбирательство.

Но если и это право не реализуется, у жертвы и сограждан есть полное право выразить протест и потребовать перемен в своем обществе.

Именно таких основных прав человека сейчас касается происходящее в России.

Так что бывший президент Финляндии Тарья Халонен (Tarja Halonen), известный борец за права человека, могла бы занять твердую позицию в отношении российских событий. Но, похоже, она не смогла этого сделать — по крайней мере, в телевизионном интервью для канала Yle Tv1.

Давайте попробуем разобраться.

Администрация Владимира Путина попыталась убить политического соперника президента Алексея Навального при помощи запрещенного во всем мире химического оружия.

Однако Навальный все же выжил, и российский суд не только отказался изучить дело о попытке убийства, но и арестовал политика по сфабрикованным обвинениям.

Когда событие заставило россиян выйти из комы покорности и выступить против деспотического режима, Кремль приказал ОМОНу выйти на улицы, истязать митингующих дубинками и электрошокерами и угрожать им тюремным сроком.

В интервью с Сейей Ваахеркумпу (Seija Vaaherkumpu) аргументы Халонен напоминали идеи, навязываемые российской администрацией и прокремлевской пропагандой в том числе и у нас в Финляндии.

Ваахеркумпу решила не прерывать Халонен. Так что бывшая президент спокойно высказала именно те мысли, которые она хотела донести до слушателей.

Идеи были очень слабыми и были очень плохо сформулированы. Их было особенно больно слушать после воскресных протестов, которые разгоняли силой.

Тарья Халонен, конечно, сказала, что ситуация в России «вызывает сильное беспокойство». Но она даже не намекнула на то, что осуждает отравление Навального и его арест прямо после прибытия в Москву.

Ваахеркумпу все же попыталась подтолкнуть Халонен к нужным словам и спросила, какая позиция в отношении Навального экс-президенту ближе — позиция ЕС и премьер-министра Финляндии Санны Марин (Sanna Marin) или же президента Финляндии Саули Ниинистё (Sauli Niinistö). Однако Халонен отказалась комментировать этот вопрос.

Экс-президент Халонен все же поделилась некоторыми своими взглядами, и ее слова многим врезались в память. Далее в статье будут приведены сжатые цитаты и небольшие комментарии.

Халонен: «С той информацией, что мне известна, мне тяжело сказать, какая оппозиция могла бы стать альтернативой нынешней власти… Сейчас у меня нет уверенности, что это мог бы быть Навальный и сильные женщины в его окружении».

Паананен: Это одна из главных идей Кремля. Они пытаются убедить мир, что в России нет никакой альтернативы Путину, потому что в стране нет даже достойной оппозиции, так что с ними даже нельзя проводить переговоры. Или что Навальный и его ближайшее окружение — не альтернатива, потому что они, по сути, никто и всем на них плевать.

Халонен: «Там около половины протестующих — неопытные люди, которые пришли на митинг впервые в жизни. Важно не только количество человек, но и то, что происходит потом. Российская оппозиция оказалась не в самой простой ситуации. В этом смысле об оппозиции, с которой можно проводить переговоры и которая могла бы дальше прийти к власти, я знаю мало».

Паананен: В этом случае взгляды Халонен тоже совпадают с главной идей Кремля о том, что альтернативы Путину нет, как нет и оппозиции, с которой можно проводить переговоры. Комментарий о том, что российская «оппозиция оказалась не в самой простой ситуации», когда инакомыслящих одного за другим убивают, отравляют, пытаются отравить или сажают в тюрьму, кажется довольно слабым. У народа может и не быть опыта протестов, если администрация Путина не дает своим оппонентам проводить протесты или высказывать свое мнение в прессе.

Халонен: «Как можно изменить власть в стране, где никогда не было хорошей власти и независимого суда… Ситуация тупиковая, России нужно было оказывать больше помощи еще много лет назад, когда Россия была больше настроена на сотрудничество».

Паананен: Здесь вопрос не в «неразвитой власти», а в слишком долго существующем деспотическом режиме Путина. Запад вместе с Финляндией предлагали России помощь, пока Запад еще верил демократическим речам Путина. Сейчас Россия хочет играть по своим правилам, и ответственность за состояние власти страны лежит на Путине, а не на нашей Финляндии и не на Западе.

Халонен: «Мне кажется, что с годами Путин стал авторитарнее».

Паананен: Хорошо, что Халонен хотя бы сейчас заметила, что Путин стал авторитарнее. Авторитарность Путина была отчетливо заметна еще во время президентского срока Халонен, но тогда она еще продолжала верить, что Россия просто немного заблудилась на своей тропинке к демократии. После внесения поправок к Конституции и недавнего ужесточения законов для характеристики власти Путина больше подойдет слово «тоталитарность».

Халонен: «Культура общения русских мужчин стала более определенной. Вроде угрожающих заявлений типа „конечно, мы могли бы избавиться от Навального, если бы захотели". Такие манеры понравятся не всем».

Паананен: Речь идет не только о культуре общения русских мужчин, потому что спецслужбы, причастные к отравлению Навального, могли бы сделать так, что он вообще бы не смог больше ни с кем говорить. Халонен могла бы сказать, что мы все считаем убийство политических соперников или попытки убийства «плохими манерами».

Одновременное осуждение и Путина, и, на всякий случай, Навального за культуру общения вводит в заблуждение. Дерзкий способ Навального обращаться к Путину с помощью интернета — всего лишь следствие того, что по-другому он просто не может быть услышан.

Халонен: «Если с Навальным сейчас что-нибудь случится, это подольет масла в огонь, в этом отношении надо быть очень осторожным».

Паананен: Хоть бы сейчас ничего не произошло… Это туманное обращение «в этом отношении надо быть очень осторожным», вероятно, должно быть советом, адресованным Путину. Хороший совет, конечно, очень осторожный.

Халонен: «У нас хорошие добрососедские отношения, нам нужно развивать их и дальше… У меня нет на это ответа (на вопрос „Какая Россия отвечает интересам Финляндии?"), но, надеюсь, у современного руководства Финляндии он есть. Такова наша давняя традиция, этими вопросами занимается тот, кто стоит у власти».

Паананен: Тарья Халонен — полноправный гражданин Финляндии. При желании она могла бы ответить на вопрос и не рассуждать о полномочиях Ниинистё или Марин.

Давайте-ка я немного помогу. Например: Финляндия заинтересована в такой России, где соблюдаются все основные права человека.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.