Через десять лет после атомной аварии в японской префектуре Фукусима можно подвести итоги и подсчитать человеческие потери.

Они высоки — но не из-за радиации.

По оценкам, более 2 тысяч жителей префектуры Фукусима погибли из-за того, что эвакуация зачастую проходила в условиях полного хаоса. Лишь один человек скончался от большой дозы радиации — спасатель, у которого развилась лейкемия. Но зато около 16 тысяч человек утонули или пропали без вести после цунами.

Доклад о медицинских последствиях аварии на АЭС в Фукусиме, на этой неделе представленный Научным радиационным комитетом ООН, резко контрастирует с апокалиптической риторикой, например, шведской партии «Зеленых», которая любит порассуждать о «смертельно опасной» атомной энергии.

НКДАР ООН констатирует, что число случаев рака среди населения районов вблизи атомной станции не отличается от количества заболевших в других частях Японии.

В предыдущем докладе НКДАР ООН зафиксировал, что несколько увеличилось число случаев рака щитовидной железы — это самый распространенный тип рака, связанный с радиацией. Однако комитет объяснил это тем, что население вообще стали гораздо чаще проверять на онкологические заболевания, и потому о многих случаях узнали раньше, чем могли бы.

С 2011 по 2015 год процедуру онкоскрининга в префектуре Фукусима прошли более 300 тысяч человек. Из них у 116 заподозрили или диагностировали рак щитовидной железы.

Более ранние доклады других ученые свидетельствуют, что уровень радиации даже сразу после аварии в префектуре не превышал естественную фоновую радиацию в некоторых частях света. С точки зрения здравоохранения, эвакуация десятков тысяч человек совершенно не требовалась. Многие из них до сих пор не вернулись домой, и не потому, что это на самом деле опасно, а потому, что они верят в то, что это опасно.

Результаты исследований НКДАР ООН очень похожи на данные после Чернобыльской катастрофы. Тогда НКДАР ООН подсчитал, что из-за массивного радиационного облучения умерли 28 человек — пожарные и сотрудники АЭС.

Помимо этого, вероятно, несколько тысяч детей и подростков в Белоруссии, России и на Украине пострадали от рака щитовидной железы (дети и подростки особенно склонны накапливать в щитовидной железе радиоактивный йод). Рак щитовидной железы лечить несложно, смертность от него составляет около 1%.

Не удалось доказать и увеличение распространения других форм рака, например, лейкемии — ни в подвергшихся облучению районах, соседних с АЭС, ни в других частях Европы, где выпадали обильные радиоактивные осадки (например, в шведском Уппланде).

Выводы ученых ООН и по Чернобылю, и по Фукусиме примерно одинаковые. Наиболее катастрофические последствия аварий — психологические и социальные. Многие принудительно эвакуированные граждане считают себя обреченными на болезни и безвременную смерть, из-за чего нередко начинают злоупотреблять наркотиками и алкоголем или совершают самоубийство.

Это душераздирающая иллюстрация того, как общественное мнение и политическая дискуссия об атомной энергии во многих частях мира по-прежнему искажены неправильными представлениями о связанных с ней рисках. Подобные представления не в последнюю очередь поддерживаются культурой. От поэмы-антиутопии «Аниара» Харри Мартинссона (Harry Martinsson) до трехглазых рыб в «Симпсонах» — везде атомная энергия служит символом того, как человек уничтожает мир.

Можно надеяться, что опыт, полученный после аварии на фукусимской АЭС, заставит более практично и с меньшей долей фантазии подходить к дискуссии об атомной энергии, в особенности в Швеции. Политики и авторитетные участники общественных дебатов, которые продолжают распространять образ смертельно опасной атомной энергии, явно опаснее, чем сама атомная энергия. Ядовитые отходы их дискуссий пора спрятать куда-нибудь на вечное хранение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.