Спустя 132 года после строительства одной из самых важных достопримечательностей в мире, знаменитой Эйфелевой башни Париже, по случаю празднования первого столетия Французской революции в 1889 году старого колонизатора продолжают обвинять в хищении почти 7 тысяч тонн алжирского металла.

В последние годы в средствах массовой информации двух стран стали появляться противоречивые истории об источнике сырья, использованного при возведении самого высокого здания в мире на тот момент. Как известно, пальму первенства французам пришлось уступить в 1930 году, когда в Нью-Йорке было построено здание Крайслер-билдинг.

Пока французская сторона настаивает, что металл для Эйфелевой башни был доставлен из французских городов Лорьян и Нанси, алжирцы придерживаются версии об украденном из их страны сырье. По их словам, его чистота вызвала восхищение инженера Гюстава Эйфеля, искавшего хороший металл для своего сооружения.

Так, алжирцы утверждают, что Франция украла тысячи тонн железа из двух шахт Руина и Заккар в городах Айн-Дефла и Хемис-Милиана (в 150 км к западу от столицы) для строительства Эйфелевой башни.

Чтобы положить конец противоречивым спорам и теориям о происхождении металла в социальных сетях, не основанным на каких-либо документальных подтверждениях, «Аль-Джазира» попросила алжирского специалиста, профессора Мохаммеда ас-Салеха Бакшура, выпускника Страсбургского университета (Франция) прокомментировать имеющуюся информацию.

Начало горнодобывающей деятельности в Алжире

Бакшур, также занимающий пост декана Факультета гуманитарных и социальных наук Университета Хассибы Бен Буали в провинции Шлеф (200 км к западу от столицы), отметил: «В Алжире было одно учреждение, специализирующееся на добыче железной руды, когда Франция решила построить свой архитектурный памятник в 1886 году. Речь идет о горнодобывающей компании Mokta-el-Hadid.

По его словам, компания была основана в апреле 1865 года инженером Полином Талаботом (Paulin Talabot), одним из теоретиков сенсимонизма, учения, активно способствовавшего реализации огромных глобальных проектов, таких как Суэцкий канал.

Талабот купил месторождение Айн-Мокра (ныне Беррааль) в провинции Аннаба на востоке Алжира у ее первоначального владельца, начавшего добычу железной руды в 1846 году.

Затем, в 1879 году, компания приобрела второе месторождение в городе Бени-Саф на западе Алжира.

Таким образом, только одна компания проявляла активность в секторе добычи железной руды в Алжире в начале строительства Эйфелевой башни (в 1887), согласно тому, что сообщает Август Павловски на девятой странице «Путеводителя по рудникам во Франции и Алжире», опубликованного в 1919 году.

Что касается производственных мощностей в период с 1886 года до завершения строительства Эйфелевой башни в 1889 году, то Франция добывала железную руду в пределах 2,6 миллиона тонн в год.

По данным Бакшура, чтобы покрыть дефицит ресурсов, помимо своей алжирской колонии, она импортировала 1,5 миллиона тонн руды ежегодно из 3 европейских стран (600 тысяч тонн из Германии, около 400 тысяч тонн из Испании и примерно 100 тысяч тонн в год из Бельгии).

Что касается металла, ввезенного из Алжира, то есть данные тех лет, опубликованные в специальном еженедельнике «Эхо рудников» (l'échos des mines) в двух выпусках (первый от 5 февраля 1888 г., а второй — 2 февраля 1890 г.). Так, в 1885 году алжирская колония отправила во Францию 140 тысяч тонн руды. В следующем году количество уменьшилось до 80 тысяч тонн, в 1887 году — до 47 тысяч, а в 1888 году достигло уже 25 тысяч тонн. В следующем периоде показатель снова увеличился до 35 тысяч тонн, когда строительные работы на Эйфелевой башне завершились. Что отличает алжирскую руду, так это высокое содержание в ней железа, от 49% до 52%, в дополнение к марганцу, содержание которого достигает от 5% до 7%, если речь идёт о руднике Бени-Саф. Если же это рудник Аль-Баруд, работы на котором начались в 1911 году, то доля железа в местной руде превышает 60%. Об этом говорится на странице 70 упомянутого выше путеводителя.

Алжирские рудники Заккар и Руина

По словам алжирского историка, открытие рудника Закар восходит к римскому периоду, а идея добывать там руду первой пришла в голову Эмира Абд аль-Ка́дира, осознавшего значение промышленной революции, имевшей место в Европе того времени. В 1839 году ему удалось построить первую оружейную фабрику европейского уровня, и используя опыт французских специалистов, он снабдил ее каталонским горном, первым таким горном в Северной Африке.

Однако после того, как Франция захватила город в 1840 году, она переоборудовала фабрику для других целей и закрыла рудник до 22 марта 1904 года, когда в Париже была основана горнодобывающая компания, работающая на руднике Заккар с долей 75%, в то время как ее партнёром стала компания Fillos.

Работа началась 7 октября 1904 года, когда производственная мощность на руднике составляла около 300 тонн в день и более 100 000 тонн в год. Эта информация опубликована еженедельником Echo of Mines (сентябрьский выпуск 1905 года).

Что касается рудника Руина, то он был открыт позже — в 1872 году — французским подрядчиком, заключившим контракт с компанией на строительство железнодорожной ветки между провинциями Оран и Алжир.

Получив лицензию на добычу руды от французской администрации, он создал Société des mines de fer de Rouina, а позже продал компанию другому подрядчику по имени Альфред Тиес в 1903 году.

Новый подрядчик начал эксплуатировать рудник 16 февраля 1906 года, а через год продал его, так как производственная мощность компании превысила 850 тысяч тонн в год, что составляло значительный показатель в тот период, согласно еженедельному выпуску газеты «Северная Африка» (Париж, Алжир, Палермо, Тунис) от 26 февраля 1921 года.

Предварительное заключение

Анализируя приведенные выше данные и показатели, алжирский историк Мохаммед ас-Салех Бакшур приходит к выводу, что металл, использованный при строительстве Эйфелевой башни, не был привезен из рудников Заккар и Руина.

В качестве доказательства он отмечает, что строительство Эйфелевой башни завершилось в 1889 году, в то время как работа на двух рудниках началась только в 1904 (Заккар) и 1906 (Руина) годах.

Согласно результатам его исследования, в период строительства французской достопримечательности существовала лишь одна компания и это Mokta-el-Hadid, владевшая 3 рудниками. Два из них находились на востоке Алжира, а третий — на западе страны. На тот момент у нее не было лицензии на добычу в рудниках Заккар и Руина.

Как следствие, вероятность использования стали, добытой упомянутой компанией, работавшей в Алжире, является очень небольшой, о чем говорит отсутствие задокументированных исторических данных. Чтобы убедиться в этом, по словам Бакшура, необходимо обратиться в Fould-Dupont и просмотреть архив относительно источников сырья, используемых заводом для строительства Эйфелевой башни. Так мы сможем точно узнать, была ли сталь произведена алжирской компанией или нет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.