В прошлом месяце в Израиле в сервисе ТикТок появилось видео с призывом к пользователям снимать себя во время нападения на ортодоксальных евреев. Видео стало той искрой, из которой по всей стране разгорелось пламя возмущения. Группировка еврейских экстремистов «Лехава» организовала в ответ шествие. Евреи схлестнулись с арабскими группировками у Дамаскских ворот. Ситуация и без того напоминала пороховую бочку, и поэтому вспышка произошла очень быстро.

Почему это случилось? Разве нормальный человек может получать удовольствие от того, что нападает на других людей и бьет их? «Идет соперничество за лайки и просмотры, — рассказал израильским СМИ 15-летний юноша, пострадавший в ходе этих столкновений. — Видео араба, бьющего ультраортодоксального еврея, никого не оставляет равнодушным». Жестокий бунт, начало которому положили мечтающие о лайках подростки. Добро пожаловать в ТикТокизацию мировой политики.

Гениальность алгоритма социальных сетей состоит в его способности выяснить, что тебе нравится, и дать тебе этого еще больше. Ютьюб дал видео. Фейсбук и Инстаграм дали фотографии. Твиттер добавил аргументы и вскоре после этого начал оказывать мощное влияние на традиционные СМИ. Но в последние годы появился ТикТок, быстро завоевавший важную нишу, потому что он сочетает в себе все эти элементы и вызывает, наверное, наибольшее привыкание.

У этой принадлежащей Китаю платформы социальных сетей во всем мире около 730 миллионов пользователей, в том числе, примерно 10 миллионов из Британии. Фанаты считают свой сервис безвредным потоком всякой глупости. Критики же полагают, что это преисподняя, которую самовлюбленные люди заполняют всевозможным мусором. Всего за несколько минут пользователь может посмотреть что угодно: вдохновляющие на кулинарные подвиги рецепты выпечки, наставления по съемке клипов вирусных челленджей в духе знаменитого испытания ведром ледяной воды, благодаря которому удалось собрать более 150 миллионов фунтов стерлингов на лечение заболевания двигательных нейронов. Но как показывает израильское видео, не все в ТикТоке так благонравно и безопасно.

Жестокие столкновения в Иерусалиме — это не новость. Сегодняшнее отличие заключается в том, что любой инцидент в считанные минуты могут снять, выложить в сети и распространить среди миллионов людей. Это способствует радикализации, особенно в связи с тем, что видео можно редактировать, разжигая страсти. На прошлой неделе в сети разошлось видео, на котором израильский автомобиль забрасывают камнями, после чего водитель таранит толпу. Это видео в Газе распространилось с невероятной скоростью. А в Израиле негодование вызвал фильм об избиении еврея, который в итоге попал в больницу.

«Все называют это интифадой ТикТок, — сказала в прошлом месяце старший научный сотрудник Израильского института демократии доктор наук Техилла Шварц Альтшулер (Tehilla Shwartz Altshuler). — И мы видим только верхушку айсберга». Она подчеркивает, что видео ТикТок, по крайней мере, заметны. Еврейская молодежь предпочитает пользоваться WhatsApp, потому что это приложение защищено (и порой недоступно даже спецслужбам). Возникает иллюзия анонимности:  вправду сложно понять, кто какими материалами делится. Но общая тенденция вполне понятна. Съемка и распространение видео о насилии способствуют усилению конфликтов. А сегодня снимать и распространять видео просто как никогда.

Сегодня пользователи социальных сетей со всего мира в лентах новостей постоянно видят свежие видеокадры из Израиля и Газы. И в них нет никакой сбалансированности материала, свойственной профессиональному и ответственному телевидению. Распространяемые в сети видео обычно самые шокирующие и не сопровождаются осмыслением. Вот перед вами толпа линчевателей нападает на человека. Вот тысячи ракет ХАМАС летят в направлении Израиля. Вот взрываются самодельные бомбы, от которых гибнут сотни людей, в том числе дети. Ракеты разрушают дома, офисы СМИ и так далее.

Есть и комментарии, но они чаще всего ухудшают ситуацию. Посмотрев видео, пользователь ТикТок видит, как молодежь высказывает свои мнения, часто бросаясь такими словами как «геноцид» и «этнические чистки». Пользователей убеждают ставить лайки, репостить, делиться и даже выходить на демонстрации протеста. Это наверняка способствовало тому, что в прошлые выходные в ряде европейских городов прошли на первый взгляд спонтанные протесты под лозунгом «Свободу Палестине». Такие сервисы, как ТикТок, имеют тенденцию усиливать склонность людей делить мир на «добро» и «зло», из-за чего урегулировать сложные конфликты мирным путем становится труднее, а осуществлять провокации легче. К онлайновым культурным войнам добавляются войны реальные.

Еще несколько лет тому назад многие из нас считали, что способность социальных сетей объединять и сплачивать людей в реальном мире поможет свергать диктатуры и творить безусловное добро. Сила Твиттера и Фейсбука способствовала проведению протестов арабской весны в 2011 году. Но что из этого вышло? Некоторые протесты кончились крайне неудачными революциями, другие переросли в гражданские войны. Из-за новых технологий становится труднее осуществлять цензуру и подавлять массовые движения.

Но на самом деле роль социальных сетей преувеличена, главное действие происходит в реальности — ведь ливийцы не ограничились удалением полковника Каддафи из списков друзей. Однако соцсети помогают координировать действия протестующих. Международные хакерские группировки вмешались и не дали властям отключить интернет в Египте, как те ни пытались. Оптимисты среди нас поверили, что интернет оправдывает возлагаемые на него надежды, способствуя демократизации. Авторы типа меня предсказали на следующее десятилетие усиление либерализации. Но теперь предельно ясно, что мы ошибались.

В этом десятилетии нашли многократные подтверждения заявления о том, что социальные сети могут нас разделять. Мы уже знаем, что контент экстремистского содержания распространяется быстрее всего, а самые жестокие, глупые и бескомпромиссные комментарии набирают больше всего лайков и просмотров. Онлайновая толпа готова тебя подбадривать, видя, как ты делаешь все более радикальные заявления. Некоторые вдумчивые политики в Твиттере создают себе образ более злых и разгневанных людей, поскольку возмущение и злоба стали новым языком и мощным средством политической коммуникации.

Алгоритм выдачи рекомендаций в Ютьюбе получил скандальную известность, потому что он загоняет пользователей в кроличьи норы, и постепенно, исподволь способствует их радикализации. В итоге возникает такая ситуация, что когда мы от нечего делать ищем в сети ответ на вопрос о том, плоская ли наша Земля, то за считанные минуты находим множество конспирологических видео, авторы которых объясняют, почему евреям понадобилось убеждать вас в правдивости мифа о круглой Земле.

Будучи самой крупной в мире социальной сетью, Фейсбук, пожалуй, получает наибольшую долю враждебной критики. Эту платформу обвиняют в чем угодно: от волны самоубийств под копирку (их транслируют в эфире) и помощи Дональду Трампу на выборах до призывов к смертоносным нападениям на представителей меньшинств (их тоже показывают в потоковом формате международной аудитории).

Теория Кьюанон, согласно которой Хиллари Клинтон руководит сетью сатанистов-педофилов, с которой Трамп пытался сорвать маску, вдохновила одного мужчину, который взял винтовку и приехал на плотину имени Гувера на машине, с большим запасом патронов под рукой. Спустя несколько месяцев из-за этой конспирологической теории по всему миру начались протесты с призывом «Спасем детей». Десятки таких протестов состоялись в Британии. И нет никаких сомнений, что теория Кьюанон стала одной из причин январского штурма Капитолия.

Социальные сети не являются источником наших конфликтов и нашей поляризации. Но они обладают поразительной способностью возбуждать и заряжать энергией. Люди, которые прежде демонстрировали полное безразличие к той или иной проблеме, или даже не знали о ней, могут вдруг оказаться  готовы выходить на демонстрации и протесты. Традиционные репортажи со всеми нюансами, которые украшали сводки главных новостей, всегда имели определенные изъяны, когда освещались такие вопросы, как отношения Израиля и Палестины. Но по крайней мере, в них была попытка показать исторический контекст и разъяснения разных сторон. Теперь такое профессиональное телевидение — карлик рядом с великаном соцсетей.

Последствия всего этого проще увидеть, когда суматоха носит более обыденный характер. На этой неделе «Нью-Йорк таймс» написала о том возмущении, которое вызвала группа в Фейсбуке, состоящая из бывших участников идущей много лет американской телевикторины «Своя игра». Зрители увидели, как один участник показал три пальца, когда было объявлено о его третьей победе в этом шоу. Эта группа почему-то решила, что на самом деле данный жест символизирует власть белых, и вскоре почти 600 ее членов подписали открытое письмо, осудив викторину за то, что она позволила это показать.

Эта их теория весьма сомнительна. После первой победы этот участник поднял один палец, после второй — два пальца, и это не вызвало никакой полемики. Антидиффамационная лига выступила с заявлением, отметив, что данный жест не является символом власти белых. Тем не менее, группа из Фейсбука решила твердо держаться своей точки зрения: зачем показали этот эпизод? И почему Антидиффамационная лига занимается своими психологическими манипуляциями, мороча людям голову? В зрительских кругах, которые заводятся с пол-оборота, любой вопрос, обсуждаемый онлайн, вдруг становится настолько серьезен, что из-за него стоит разозлиться.

Возникает вопрос о том, кому это выгодно. В общем и целом мы обычно подозреваем Фейсбук и прочие соцсети, которые позволяют алгоритмам разобщать и ссорить нас, так как они зарабатывают на этом десятки миллиардов ежегодно. Руководителю компании Twitter Джеку Дорси (Jack Dorsey) в прошлом году задали вопрос о том, считает ли он, что социальные сети безо всякой на то нужды провоцируют волнения. «А разве дополнительное внимание к таким проблемам не приносит пользу?— спросил он. — Некоторые люди, в прошлом не пользовавшиеся этим, потому что не понимали, сейчас понимают. И они могут присоединиться».

Что делать? В Вашингтоне и Брюсселе много говорят о необходимости вмешаться и успокоить ситуацию. Но это очень часто означает контроль над политическими высказываниями и желание ограничить людям возможность выражать противоположные мнения. Вот кто контролирует население, а не гиганты информационных технологий. Было бы лучше создать некий алгоритм подотчетности. Социальные сети — это мощные и влиятельные машины, и мы должны знать, как они работают. Когда Твиттер решил забанить Трампа, все ждали, что компания объяснит свое решение. Если ТикТок предпочитает одни политические послания другим, важно знать, какие именно и почему.

От политизации социальных сетей не уйти. Если ты в онлайне демонстрируешь свою принадлежность к еврейству, тебя забросают требованиями объяснить свою позицию и осудить Израиль. Если ты мусульманин, и это в сети заметно, тебя точно также будут оскорблять и унижать. Любое приложение, представляющее новости (или видео, или комментарии о текущих событиях), можно обвинить в тенденциозности.

Реакция на социальные сети легко может перерасти из разумной озабоченности в нравственную панику. Средства массовой информации всегда вызывают злобную реакцию. Так было еще во времена Мартина Лютера и изобретения печатного станка. ТикТок вряд ли приведет общество к распаду, но время, когда все верили новостям, благодаря ТикТоку подошло к концу. И сейчас мы начинаем осознавать последствия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.