«Так же трудно понять логику, почему фолькетинг (парламент) раз в год вывешивает радужный стяг, хотя в аналогичной церемонии в Международный женский день, в День борьбы со СПИДом и другие дни было отказано».

У меня нет мнения о сексуальности людей. Зато у меня есть мнение о гражданских правах: никто не должен подвергаться дискриминации или пользоваться привилегиями из-за сексуальной ориентации. Принцип должен быть одинаковым для лесбиянок, гомосексуалов, бисексуалов, трансгендеров, асексуалов и всех остальных, кто попал в аббревиатуру ЛГБТИК+.

Есть у меня и другое мнение: государство не должно поддерживать отдельные политические движения, а обязано блюсти нейтралитет. Поэтому когда вооруженные силы в форме участвуют в ежегодном гей-параде — это неправильно. Неправильно и распоряжение фолькетинга, чтобы над замком Кристиансборг (резиденция датского парламента — прим. перев.) реял радужный флаг. Обитель демократии должна представлять все политические ориентации.

Датские инклюзивность и толерантность могут стремительно обернуться дискриминацией, если государство не заведет четких принципов насчет особых интересов.

Возьмем два конкретных примера. Почему солдатам не разрешают участвовать в демонстрациях «Людей в черном» против карантина, а участие в гей-параде, наоборот, всячески поощряется? Главнокомандующий Флемминг Лентфер обязан дать принципиальный ответ. Должны быть некие общие принципы участия в демонстрациях, будь то тракторный протест фермеров или митинг за бесплатную раздачу марихуаны в Христиании.

Так же трудно понять логику, почему фолькетинг раз в год вывешивает радужный стяг — хотя в аналогичной церемонии в Международный женский день, в День борьбы со СПИДом и другие дни было отказано. Еще год назад официально можно было поднимать лишь датский Даннеброг, а также флаги других скандинавских стран, флаг ЕС и флаг ООН. Это был хороший принцип.

Спикер фолькетинга Хенрик Дам Кристенсен объясняет внезапное «да» радужному флагу так: «Я полагаю, что настало время фолькетингу послать сигнал, что мы признаем право каждого человека быть тем, кем он хочет быть. Точно так же, как демократия касается всех и каждого».

Но копенгагенский гей-парад — не классическое правозащитное мероприятие. Цитирую сайт организации: «Копенгагенский гей-парад выстраивает свою работу на интерсекциональной феминистской идеологии». А это совсем не то право, что мы знаем из декларации о правах человека, конституции или культовой речи борца за гражданские права Мартина Лютера Кинга, провозгласившего: «У меня есть мечта». Интерсекциональность исходит из гендера и сексуальности меньшинства. То есть уже не все равны.

Далее в тексте говорится: «Копенгагенский гей-парад считает гендер и сексуальность социальной конструкцией». То есть подразумевается, что мужчины не рождаются мужчинами, а женщины — женщинами, а кто-то за них решает. Согласны ли с этим утверждением вооруженные силы и фолькетинг?

А для всех желающих поучаствовать можем добавить, что копенгагенский гей-парад сотрудничает лишь с теми компаниями и организациями, у кого есть датский коллективный договор. То есть классическая свобода собраний, судя по всему, растворилась в цветах радуги.

У организаторов гей-парада есть определенная политическая повестка, и она не для всех. Помните об этом. Следовательно, фолькетинг и другие правительственные организации должны сделать выбор: либо один флаг для всех организаций, либо военная форма на всех демонстрациях. А иначе — спасибо, но нет.

Я предлагаю последнее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.