Что такое справедливость? В спорте справедливость — это все. С самого детства мы начинаем понимать, что преждевременный рывок на старте в состязании в беге на детской площадке, толчок на пятачке перед воротами, игра рукой в нарушение правил — это несправедливо, и мы сразу же громко возражаем: «Эй!»

Это чувство справедливости прочно укоренилось и в профессиональном спорте. Натирать мяч для крикета наждачной бумагой — это нечестно. Боксировать в перчатках с утяжеляющим наполнителем — нечестно. Сознательное искажение параметров квалификации спортсменов на Паралимпийских играх — нечетно. Сговор со ставочными синдикатами ради получения конкретного результата — нечестно. Допинг в спорте — нечестно. Мы устраиваем отборочные соревнования, чтобы друг с другом могли соревноваться спортсмены примерно одного уровня и чтобы не навредить людям. Боксеры-тяжеловесы никогда не выходят на бой с боксерами наилегчайшего веса. Начиная с подросткового возраста спортсмены разных полов соревнуются отдельно в большинстве видов спорта. И эти нормы уже давно являются общепризнанными. По крайней мере, они таковыми были.

43-летняя Лорел Хаббард (Laurel Hubbard) готовится стать первым трансгендером-олимпийцем после того, как ее включили в состав новозеландской сборной по тяжелой атлетике. Скорее всего, она станет одной из сенсаций Олимпийских игр в Токио, однако ее пример поднимает вопрос о том, могут ли женщины-трансгендеры иметь преимущество перед биологическими женщинами, и приводит к конфликту между теми, кто выступает за инклюзивность, и теми, кто отстаивает справедливость.

Я бы сказала, что, отождествляя понятия биологического пола и половой идентичности, мы отвергаем главную причину, по которой в спорте существует разделение по половому признаку, а именно — физическое преимущество мужчин. Если бы не было отдельных категорий для разных полов, у женщин не было бы шансов завоевывать медали на Олимпийских играх. Даже в беге на 100 метров — то есть в том виде соревнований, где разрыв между показателями мужчин и женщин минимальны, — примерно 10 тысяч мужчин по всему миру имеют более высокие личные показатели, нежели действующая олимпийская чемпионка Элейн Томпсон-Хера (Elaine Thompson-Herah), чей рекорд составляет 10,70 секунды. И это не ограничивается лишь легкой атлетикой. В беге, гребле и плавании разрыв в достижениях мужчин и женщин является наименьшим, 11-13%, но в велогонках он становится больше, достигая 16-22%, а когда речь заходит о подаче мячей в крикете и тяжелой атлетике, разрыв в достижениях составляет уже 29-34%. Разница в силе удара между мужчинами и женщинами достигает невероятных 162%. И это невозможно игнорировать. Однако в 2015 году Международный олимпийский комитет изменил правила таким образом, что теперь такие спортсмены, как Хаббард, могут соревноваться в женской категории, если их общий уровень тестостерона в крови держится на уровне 10 наномоль на литр по крайней мере один год. По совершенно очевидным причинам мужчины-трансгендеры могут соревноваться в мужской категории без каких-либо ограничений.

Однако все больше исследований показывают, что такие требования к уровню тестостерона в крови не гарантируют той «справедливости соревнования», на которую рассчитывает МОК. Росс Такер (Ross Tucker), эксперт по влиянию уровня тестостерона на спортивные достижения, сформулировал проблему весьма лаконично: «Снижение уровня тестостерона практически абсолютно неэффективно, если мы стремимся устранить биологические различия между мужчинами и женщинами». На самом деле нет никаких доказательств того, что снижение уровня тестостерона лишает мужчин таких преимуществ, как мышечная масса, сила, сухая мышечная масса, объем мышц и плотность костей. Несмотря на эти новые данные, полученные доктором Эммой Хилтон (Emma Hilton) и доктором Томми Лундбергом (Tommy Lundberg), МОК решил отложить принятие дальнейших решений до окончания Олимпийских игр в Токио и разрешил спортивным федерациям самостоятельно определять правила касательно трансгендеров. Некоторые из федераций заняли жесткую позицию, другие же разработали правила под руководством групп, лоббирующих интересы трансгендеров, не удосужившись проконсультироваться с женскими организациями и специалистами в области спортивных достижений. Всех, кто сомневается в справедливости новых правил, немедленно обвиняют в трансфобии, с чем недавно столкнулись Мартина Навратилова (Martina Navratilova) и Никола Адамс (Nicola Adams).

Самый распространенный аргумент в защиту инклюзивности заключается в том, что в спорте решающую роль играет естественное — врожденное — преимущество. То есть тот факт, что перед нами женщина-трансгендер, является всего лишь одним из естественных факторов, таких же, как 47-й размер ноги и феноменально гибкие лодыжки Майкла Фелпса (Michael Phelps). Проблема с этим аргументом заключается в том, что мы не выбираем себе соперников на основании длины стопы, и мы должны защищать неприкосновенность женского спорта, потому что преимущества, которые мужчины получают в период своего полового созревания, совершенно очевидны — в смысле скорости, силы и много чего еще. Длина стоп Фелпса обеспечила его преимуществом в плавании, а мужское половое созревание обеспечило его огромным преимуществом по всем направлениям. На Олимпийских играх в Пекине с результатом 1.42.96 он победил на дистанции 200 метров вольным стилем, побив мировой рекорд. На такой же дистанции Федерика Пеллегрини (Federica Pellegrini) побила мировой рекорд среди женщин, финишировав с результатом 1.54.82 — который не позволил бы ей даже пройти в полуфинал, если бы она соревновалась с мужчинами. И ее замедлял вовсе не мужской шовинизм.

Серена Уильямс (Serena Williams) сказала Дэвиду Леттерману (David Letterman), что, если бы она играла с Энди Мюрреем (Andy Murray), «я бы проиграла 6-0, 6-0 примерно за 10 минут». Мужское половое созревание и мужские половые гормоны обеспечивают мужчин преимуществом, поднимая их на совершенно другой уровень.

Некоторые утверждают, что эти споры бессмысленны, потому что женщины-трансгендеры ничего не завоевывают, и это правда. Простое объяснение заключается в том, что спортсмены, решившие сменить пол, попросту не слишком хороши. Как сказал Такер, лучшая велосипедистка обгонит 99% мужчин, но лучшие мужчины проедут на 10-15% быстрее. Тем не менее независимо от того, побеждают женщины-трансгендеры или нет — победит Хаббард или нет, — вполне закономерно сомневаться в справедливости правил, которые позволяют им соревноваться с женщинами, несмотря на их очевидное преимущество. Особенно с учетом той угрозы здоровью и безопасности, которая может возникнуть в тех видах спорта, которые предполагают борьбу, столкновения и командные соревнования. Учитывая те скрытые от глаз несправедливые исключения, которые приводят к тому, что некоторые женщины и девушки принимают решение покинуть спорт. И не очень скрытые примеры: 21-летняя штангистка Куинини Манумуа (Kuinini Manumua) должна была поехать на свои первые Олимпийские игры, однако вместо нее в состав сборной взяли Хаббард.

Американская велосипедистка Вероника Айви (Veronica Ivy) — ранее Рейчел Маккиннон (Rachel McKinnon) — утверждает, что женщины-трансгендеры — это женщины и что они просто должны иметь возможность проявлять себя в женском спорте на любом уровне. И у этого аргумента есть свои сторонники. Хотя, если так рассуждать, зачем тогда вообще делить спорт на мужской и женский? Пусть все соревнуются со всеми, и пусть все награды получают мужчины. Лично я придерживаюсь противоположного мнения. Научных данных пока довольно мало. Нужно сделать паузу. Выдохнуть. Женщины-трансгендеры должны иметь возможность реализовывать свои таланты в спорте в полной мере, поэтому, если в конечном счете наука предоставит им шанс участвовать в женских соревнованиях, нивелировав их первоначальное преимущество, — прекрасно. Но до тех пор необходимо отказаться от концепции гендерной идентичности и вернуться к категориям на основании биологического пола — женской категории и открытой категории, куда можно включить мужчин-трансгендеров, принимающих тестостерон, женщин-трансгендеров и мужчин.

Что еще важнее, необходимо осознать, что нельзя всегда получать то, что хочется. Женщины и мужчины-трансгендеры не могут доминировать в мужском спорте. Мужчины не могут принимать участие в женском спорте. Женщинам-трансгендерам нельзя позволять открывать дверь, которая оставалась закрытой по веской причине. Это просто несправедливо.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.