Олимпийские игры в Токио завершились, и пятое место в медальном зачете отошло команде ROC (Олимпийского комитета России — ОКР). Вместо наказания за государственную допинговую программу Олимпиада превратилась в извращенный триумф России, которая показала всю слабость санкций как международной реакции на свои действия.

Разумеется, систематическое мошенничество в Москве отрицают, но когда Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) в 2019 году ввело четырехлетнюю дисквалификацию, которую Спортивный арбитражный суд (CAS) в 2020 году сократил до двух лет, российским спортсменам все же пришлось смириться с тем, что выступать под своим флагом они не смогут.

Впрочем, на дно они все равно не залегали. На зимних играх 2018 года в Пхёнчхане они в простой серой форме поднимались под звуки олимпийского гимна. Символом российской делегации из 335 олимпийцев в Токио стал олимпийский логотип в бело-сине-красном триколоре, а их белая форма была украшена синим и красным. А вместо гимна россияне побеждали под мелодию Первого концерта Чайковского для фортепиано с оркестром.

А звучала она часто: Россия заняла пятое место по золоту и третье — в общем зачете. Хотя формально на Олимпиаде соревновалась делегация ОКР, на деле все называли их просто русскими.

Едва ли это можно считать особым ударом по Москве. Наоборот, если эта ситуация и произвела какой-то эффект, то она спровоцировала со стороны русских какое-то воинственное сопротивление. Министерство иностранных дел опубликовало видео, где обычно острая на язык пресс-секретарь Мария Захарова боксирует с манекеном с биркой «пресса», а потом отвечает на постановочные вопросы о российском присутствии в Токио: «Статус не имеет значения. Главное — гордость наших спортсменов, и мир это знает». Ролик завершается в меру остроумным хэштегом #WeWillROCYou, который и стал лейтмотивом российской реакции (намек на шлягер группы Queen, игра слов вокруг аббревиатуры ОКР-ROC — прим. перев.).

И не только на уровне правительства. Знаменитый ди-джей Smash смикшировал песню Queen «We Will Rock You» с фортепианным концертом № 1, и это стало чем-то вроде неофициальной темы для роликов о российских успехах в TikTok.

Разумеется, особым статусом ОКР Москва до сих пор недовольна. Это происходит потому, что русские действительно так думают: к ним относятся особенно предвзято и враждебно. Официальная версия гласит, что никакой допинговой программы не было. Неофициально — допинг употребляют все, но наказывают только русских. Возможно, в этом есть доля правды. Хотя системные допинговые операции, наподобие российской, скорее редкость, журнал «Экономист» на основе ряда опросов предположил, что в Токио могут жульничать «от 10 до 40% спортсменов». Между тем, российских спортсменов, которые в большинстве случаев ни разу за всю карьеру не пробовали допинг, высмеивают за провалы и ругают за успехи.

Например, проиграв Евгению Рылову золото на 200 метров на спине, американский пловец Райан Мерфи предположил, что заплыв мог быть «не вполне чист». А американская гребчиха Меган Калмо и вовсе без обиняков заявила, что российской команды на Олимпиаде «в принципе не должно быть», добавив, что российское серебро оставило «неприятный осадок».

И в этом весь мир современных санкций. Слишком часто карательных мер хватает на то, чтобы вызвать раздражение, но не хватает на то, чтобы повлиять в нужном нам направлении.

Имея дело с такой могущественной страной, как Россия, трудно представить себе достаточно существенные меры, чтобы вынудить Кремль сменить курс. Экономические санкции не побудили Москву ни сдать Крым, ни прекратить необъявленную агрессию на Донбассе. От личных санкций против якобы «дружков Путина», безусловно, страдают отдельные лица, но Кремль и глазом не моргнет. (Между прочим, стоит вспомнить, что Путин как раз всячески убеждал своих союзников-бизнесменов вернуть свои деньги из офшоров в Россию — где они будут в пределах уже его досягаемости).

Это не значит, что ничего делать не надо. Это лишь признание, что, желая наказать нарушителей правил, Запад и мировое сообщество должны подумать о мерах, которые действительно возымеют эффект, а не просто дадут нам самим ощущение собственной праведности. Надо помнить о возможном обратном эффекте. Однако раз за разом мы об этом не думаем.

Марк Галеотти — автор книги «Нам нужно поговорить о Путине» и других книг о России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.