«Моя самая большая мечта — стать астронавтом, все, что связано с космосом, так увлекательно. Конечно, я хочу туда. Возможность посетить новую планету вроде Марса — самое прикольное, что я могу себе представить».

Так говорит 21-летняя Клаудиа Скуглунд (Claudia Skoglund), фанат космоса со старших классов школы. Благодаря увлеченному учителю 15-летняя Клаудиа узнала про сообщество «Астрономическая молодежь». В своей комнате, заклеенной плакатами на космические темы, в студенческом общежитии Лундского университета, она теперь зубрит астрофизику.

Ее цель? Изучать космос — из космоса.

Джефф Безос (Jeff Bezos), Илон Маск (Elon Musk), Ричард Брэнсон (Richard Branson). Имена этих миллиардеров, которые со своими гигантскими инвестициями бросились в космическую гонку новой эпохи, в последние годы постоянно появлялись в громких заголовках прессы. Путешествия в космос никогда еще не были такой горячей темой со времен первого приземления на Луну в 1969 году. Обсуждается все — от планов переселения человечества на Марс до идеи устраивать для частных лиц путешествия по космосу вроде тех, что сейчас совершают на круизном лайнере в Средиземном море.

Из 556 человек, что на сегодняшний день побывали в космосе, всего 65 — женщины, то есть, меньше 12 %. Но сейчас мы на пороге изменений. Так считает Линда Люкман (Linda Lyckman), руководитель отдела инноваций в Шведской космической акционерной компании, которая помимо прочего обеспечивает работу космического центра Esrange.

«В последнее время мы нанимали очень много сотрудников, и у нас нет никакой необходимости в гендерных квотах: в компании полно талантливых женщин-инженеров».

Европейское космическое агентство в этом году впервые запускает рекрутинговую кампанию по поиску будущих астронавтов. По словам представителей агентства, они надеются привлечь на свою образовательную программу больше женщин. Набор проводится один раз в десятилетие.

В этом году в Европе предполагается набрать 26 астронавтов. Анна Ратсман (Anna Rathsman), генеральный директор Шведского космического агентства, а также председатель Совета ЕКА, говорит, что в космической индустрии, как и во многих других, долгое время руководствовались принципами, что за рычагами управления должны стоять мужчины.

Но уже то, что ее саму избрали председателем Совета, — признак происходящих изменений, считает Ратсман.

«Этим должны заниматься самые способные, и от пола это не зависит. С моей точки зрения возросший интерес и предпринимаемые шаги — не революция, а эволюция. Половина населения Земли — женщины, почему так же не может быть и в космосе?»

В то же время космическое агентство США НАСА планирует упразднить правило, которое критикуют за дискриминацию женщин. На сегодняшний день астронавты НАСА — женщины не могут совершать столько же полетов в космос, сколько их коллеги мужского пола из-за того, что НАСА ограничило уровень радиации, которому может подвергаться за карьеру астронавт, исходя из повышенного на три процента риска умереть от рака в связи с радиацией.

У мужчин риск рака из-за радиации обычно ниже, поэтому на основании таких подсчетов им позволили совершать больше космических полетов, чем женщинам.

Этот вопрос Пегги Уитсон (Peggy Whitson), бывший старший астронавт НАСА, подняла еще в 2013 году.

«Женщина сможет отлетать лишь от 45 до 50 процентов тех миссий, что разрешено отлетать мужчинам. Это значительное ограничение возможностей», — сказала она тогда The Telegraph и почеркнула, что такая система дискриминирует женщин по половому признаку.

Чтобы уравнять для всех правила игры, НАСА предложило общий стандарт, согласно которому любой астронавт может за свою карьеру подвергаться максимум 600 миллизивертам радиации. В пользу этого предложения оказался и новый доклад американских Национальных академий наук, инженерного дела и медицины. Согласно докладу, новые ограничения лучше, так как они принимают во внимание свежие научные данные, а также более точно и понятно определяют предельную дозу радиации.

У астронавтов-женщин есть много преимуществ по сравнению с коллегами-мужчинами. Об этом свидетельствуют исследования, проведенные как раз НАСА. Женщины часто психологически лучше переносят долгие периоды изоляции. Также пребывание в космосе оказывает менее негативное воздействие на их слух и зрение.

А еще женщины меньше чисто физически, и это тоже преимущество, говорит Линда Люкман (Linda Lyckman), руководитель отдела инноваций в Шведской космической акционерной компании.

«Им нужно меньше кислорода, а также от них меньше отходов — как в виде выдыхаемого углекислого газа, так и туалетных. Также, судя по всему, женщинам проще сохранять неизменным свой вес».

Может ли это означать, что женщины лучше приспособлены к космосу, чем мужчины? Это зависит от того, в каком направлении будет развиваться отрасль, считает Люкман.

«Если мы будет строить колонии на других планетах, нам нужно будет позаботиться о разнообразном составе общества. Исследования показывают, что женщины способны видеть ситуацию в целом иначе, чем мужчины, и предположительно им легче позаботиться о благополучии всей колонии в общем, — говорит она и продолжает. — Та космическая техника и инфраструктура, которые мы сейчас развиваем, данные, которые собираем и отправляем на Землю, все службы и процессы — все это в конечном счете предназначено для конкретных пользователей, людей. И в будущем эти люди могут быть кем угодно, все это создается для всего человечества. Поэтому и сами создатели должны быть самыми разными».

На Международной космической станции (МКС) сейчас туалеты переделывают так, чтобы они были более приспособлены для женщин. Но даже если прогресс в этой сфере и есть, пока существует слишком мало исследований, посвященных женщинам и гравитации, подчеркивает Линда Люкман.

В 2019 году выход в космос группы, состоящей из одних женщин, в том числе американки шведского происхождения Джессики Мейр (Jessica Meir), сначала пришлось отложить, поскольку не нашлось достаточно скафандров нужного размера. Проблему космических скафандров, которые рассчитаны в основном на мужчин, поднимала, например, Эмили Каландрелли (Emily Calandrelli), космический инженер, известная по сериалу Netflix «Чудесная лаборатория Эмили» (Emily's wonderlab), где она в одном из эпизодов примеряет огромный российских космический скафандр. По ее информации, в России едва ли вообще есть скафандры, приспособленные для женщин.

«К сожалению, на космических конференциях я по-прежнему вижу 80% белых мужчин в черных костюмах. Но зато я заметила, что все больше женщин занимают в отрасли высокопоставленные позиции», — говорит Линда Люкман.

Она упоминает, например, Кэти Людерс (Kathy Lueders), руководителя управления пилотируемых проектов, и Гвинн Шотвелл (Gwynne Shotwell), операционного директора Space X.

Начинающий астронавт Клаудиа Скуглунд, говорит о том же.

«Мужчин в этой сфере, конечно, гораздо больше, даже там, где я учусь. В моем классе большинство мужчин. Но я служила в армии, так что привыкла. Я вижу в этом шанс, я могу показать, что справлюсь с этим делом как минимум так же хорошо. А сейчас интерес к отрасли растет среди молодых девушек».

Тот факт, что все больше женщин стремятся работать с космосом и космическими технологиями, отчасти объясняется тем, что женщины в общем и целом начали отвоевывать себе пространство в ранее считавшихся чисто мужскими профессиях, считает Линда Люкман.

В последней группе профессиональных астронавтов, набранных НАСА, примерно 45% были женщины. А когда Объединенные Арабские Эмираты в феврале совершили свою первую космическую вылазку в космос, отправив к Марсу зонд, 35% участников проекта были женщины — это, конечно, большая разница с западным миром. В апреле страна также представила свою первую астронавта- женщину Нуру аль-Матруш, которая одновременно стала и первой астронавтом- женщиной арабского мира.

Такие образцы для подражания, как, например, Джессика Мейр, избранная в программу НАСА «Артемида», в рамках которой на Луну должны отправить первую женщину и первого не белого человека, предположительно, сыграют в этом процессе решающую роль.

Генеральный директор Шведского космического агентства Анна Ратсман считает перемены, происходящие в отрасли, естественными, ведь и в других сферах гендерные различия начинают выравниваться.

«Но я надеюсь, что это все не пустые слова больших организаций по поводу увеличения числа женщин, а реальная цель, к которой они будут идти».

Люкман из Шведской космической акционерной компании тоже полна надежд. Все больше женщин стремится у них работать, а сама она часто читает лекции в школах. Как и в случае с Клаудией Скуглунд, именно увлеченный учитель натолкнул ее на мысль, что можно работать с космосом.

«Я думаю, очень важно налаживать контакт с молодыми девушками. Когда мне было девять лет, я хотела быть парикмахером, но мой учитель Стен сказал: „Но почему, тебе ведь так хорошо даются математика и физика. Ты точно не нашла для себя ничего интересного, что было бы связано с этими предметами?"»

Люкман сказала, что любит космос, и на следующий день Стен принес ей брошюру об астрономии.

«Чтобы избавиться от устаревших представлений, иногда нам нужен всего лишь маленький толчок».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.