Ежегодно 10 сентября во всем мире отмечается Всемирный день предотвращения самоубийств. Это день-акция, цель которой состоит в том, чтобы предотвратить все новые и новые добровольные уходы из жизни. Их растущая статистика тем более ужасает, что при ближайшем рассмотрении многие из этих смертей, оказывается, можно было предотвратить.

В Испании каждый день 10 человек погибают в результате самоубийств. Эта беда ни для кого из нас не должна быть чужой. Половина всей массы населения страны, включая вполне здоровых психически людей (так называемая неклиническая популяция) проявляет в течение жизни умеренные, а порой и тяжелые суицидальные наклонности, уверяет Педро Мартин-Баррахон Моран, эксперт по психологии самоубийства и чрезвычайных ситуаций.

Что мы можем сделать, если подозреваем, что человек из нашего окружения думает о самоубийстве? Чем мы можем ему помочь? Упомянутый нами Мартин-Баррахон Моран и Элиза Альфаро Ферререс, судебный психолог, разработали для El Mundo руководство на этот случай.

Каковы признаки риска самоубийства и как действовать

Существуют различные признаки суицидальной наклонности и провоцирующие факторы в разных возрастных группах. И все же человек с суицидальными мыслями и вправду ведет себя иначе, чем другие, делая это порой явно, а порой не столь очевидно для окружающих. Нас должны насторожить выражения «от меня никакого толку», «всем было бы лучше без меня», «хочется заснуть и никогда не проснуться», «не хотел бы быть для вас обузой».

Одна из самых больших ошибок и с наихудшими последствиями для человека, подверженного риску, — это если окружающие займут равнодушную позицию по формуле: «Тот, кто говорит о самоубийстве, никогда его не совершит». Из статистики нам известно, что более 80% людей, совершивших самоубийство, говорили об этом или проявляли признаки своего намерения раньше. Каждый пятый человек обратился к врачу первичной медико-санитарной помощи в тот же день, а около 60% записывались на прием к доктору в течение последней недели своей жизни. Мы часто не в состоянии обнаружить риск, потому что склонны недооценивать страдания человека, даже если он выражает свое страшное намерение.

Потеря интереса к самому себе и прощальное поведение

Ключевым признаком риска самоубийства является резкое изменение настроения по сравнению с обычным поведением человека. Есть очень очевидные и поразительные признаки, такие как отказ от поддержания имиджа. Человек перестает ухаживать за собой, резко увеличивает или уменьшает количество и качество сна. Насторожить нас должны и отсутствие аппетита, а также незаинтересованность в любых явлениях окружающей жизни (включая недавние собственные увлечения). Трудности с концентрацией внимания и низкая производительность на работе или учебе, неоправданные и непропорциональные расходы — все это сигналы тревоги. И уж совсем «тревожной кнопкой» является рискованное поведение или употребление психоактивных веществ.

Другим, менее очевидным ключевым признаком является резкое изменение настроения по сравнению с обычным поведением человека. Следите также за спонтанными и неоправданными улучшениями в настроении — они могут быть опасны! Внезапное спокойствие, бурные проявления привязанности, эта неоправданная радость или особая эмоциональность могут означать, что человек уже решился на самоубийство и теперь «прощается» с миром, пытаясь оставить все свои дела на примирительной ноте.

Мы называем это «прощальное поведение». Человек пытается «примириться с миром». Составление завещания или множества завещаний, написание прощальных писем, урегулирование вопросов страхования, передача домашних животных, раздача предметов высокой сентиментальной ценности, посещение семьи или друзей, которых давно не видели… Все эти действия, как бы они ни были приятны на первый взгляд близким, могут представлять неминуемую опасность самоубийства.

Основными факторами риска, в порядке важности, являются: предыдущие попытки суицида, психическая неустойчивость (склонность к депрессиям). Добавим сюда, что у мужчин особо уязвимый возраст — подростки младше 19 лет и зрелые мужчины старше 45 лет. Очень плохо влияют ощущение собственной бесперспективности в будущем, социальная изоляция и отсутствие поддержки семьи, а также долгое пестование суицидальных идей.

Нежный возраст

Особо уязвим подростковый возраст (из-за импульсивности подростков, их сверхэмоциональной реакции на беды и абсурды взрослой жизни, низкой терпимости к разочарованию, склонности к непосредственным откликам на внешние раздражения). В подростковом коллективе депрессию обнаружить сложнее, поскольку она проявляется чаще через раздражительность (крики, хлопанье дверями, гневные реакции, вызывающая манера общаться; рискованное сексуальное поведение или употребление психоактивных веществ, драки и т.д.).

Порой необходимо просто поприсутствовать и потерпеть молчание страдающего человека, не наполняя молчание пустыми фразами.

Родителей должно насторожить ношение подростками нескольких браслетов. Тревожна и ситуация, когда подросток настаивает на длинных рукавах, хотя такая одежда не по погоде. Таким образом подросток может скрывать следы порезов или других самоповреждений. Не успокаивайтесь, если первая попытка оказывается неудачной: часто такая неудачная попытка становится первой ступенью лестницы, которая заканчивается самоубийством.

Ситуации, когда наши подростки уделяют меньше внимания мобильному телефону, а каждый раз, когда они обращаются к нему, они нервничают или капризны — это признаки издевательств в школе, или буллинга. Насторожить должна и ситуация, когда у них проявляются частые недомогания или болезни, которые мешают им посещать занятия. Порченые или брошенные в воду (мокрые) школьные принадлежности — это тоже признаки издевательств (bullying,). А буллинг — это один из важнейших факторов, способствующих частым самоубийствам в нежном возрасте.

Что нужно от нас человеку, который говорит, что не хочет жить?

Во-первых, такой человек должен быть выслушан без прерывания, без того, чтобы собеседник пытался «спасти» страдающего от боли или минимизировать уровень страданий жалующегося. Нельзя подвергать сомнению эти страдания или ставить вопрос о том, являются ли их причины разумными или «достаточными». Людям в кризисе не нужно получать неодобрительные оценки или призывы к скорейшему объявлению себя выздоровевшим от суицидальных мыслей оптимистом. Не надо успокаивать страдающего человека пустыми фразами типа «Ты молод, у тебя впереди вся твоя жизнь», «Чего тебе не хватает в жизни»?«, «Время все лечит» и т.д.

Надо иногда вытерпеть и плач, и жалобы, не подталкивая к успокоению пустыми фразами. Слушание также означает подавление свои собственные импульсы, чтобы не взять на себя роль эксперта, делая морализаторские комментарии из собственного опыта или сравнивая пострадавшего человека с другими людьми.

Мужчина

В работе с человеком, подверженным суицидальному риску, есть две особенно важные стратегии: нужно придать жалобам пациента важность, показать, что вы относитесь к ним серьезно. (Но помните: придать важность суицидальному поведению — не значит одобрить самоубийство как решение.) Нужно вернуть человеку ощущение нормальности: объяснить ему, что мысли о самоубийстве не делают его сумасшедшим и не означают какую-то особую слабость или безумие. Тысячи людей имеют эти мысли ежедневно. Объясните человеку, что у него здоровая реакция на ситуацию сильного страдания, нормальная реактивная реакция, которая, возможно, была бы у любого, если бы он прошел через такие же трудности. А потом подтолкните человека к мысли, что у этого тяжелого положения вещей есть альтернативы, из его бед есть выход, даже если в данный момент его трудно увидеть.

Речь идет о попытке изменить точку зрения на самого себя. Вместо «У меня с головой не все в порядке» или «что-то не так со мной», не говоря уже о «у моих проблем нет решения» мы должны добиться от пациента более доброжелательной к самому себя оценки ситуации. И почти всегда — оценки более реалистичной. Будьте теплыми и чуткими, но обязательно показывайте свое серьезное отношение к проблемам собеседника.

Во-вторых, склонный к самоубийству человек должен чувствовать себя в безопасности. Как профессионалы или просто как неравнодушные ближние человека в рискованной ситуации, мы должны обеспечить интимное пространство, где у человека есть условия, чтобы иметь возможность выплеснуть свои чувства. Они должны быть выражены естественно, без давления во время разговора, бюрократических процедур и упреков. Больше того, с человеком надо говорить в обстановке, где он может показать свою уязвимость и эмоции без страха (разговор не должен идти в присутствии других пациентов в коридоре больницы или посреди дороги общего пользования).

В-третьих, надо, чтобы у уязвимых к суициду людей было ощущение, что им верят. Существует неявная связь между суицидальными мыслями и психическими заболеваниями. Может помочь та информация, что 50% так называемых нормальных людей (неклиническая популяция) испытывают склонность к суициду на протяжении всей своей жизни. Отсутствие информации о самоубийствах, избегание темы самоубийств со стороны СМИ наводит многих на мысль, что самоубийство — это «для ненормальных». Это, мол, типично только для людей с психическими заболеваниями, а не обычное дело в «нормальных» семьях. Мы-то самоубийства видим ежедневно. Почти любой человек бывает так перегружен, что начинает думать о том, не покончить ли счеты с жизнью.

В-четвертых, подверженные суицидальным наклонностям люди имеют право на уважение своего образа жизни. Страдания человека уникальны и личностны, нужно уважать и те методы, которыми он справляется с ними. Мы не можем подвергать сомнению «качество или количество» чужой боли, или право человека испытывать суицидальные мысли. Каждый может иметь очень мощные, законные и реальные с его точки зрения мотивы для таких мыслей. Нельзя в глаза называть их иррациональной идеей или когнитивным искажением.

Как правило, суицидально настроенный человек не хочет умирать, он хочет прекратить страдать, и это желание надо уважать. Но беда в том, что в опасный момент человек проходит через так называемое туннельное видение. Ему кажется, что есть только две альтернативы: продолжать страдать, как он это делает, или покончить с собой и положить конец своей боли. На самом же деле есть и другие выходы, надо человеку помочь найти их.

В-пятых, необходимо дать человеку ощущение воздействия на вас и других людей. Человек, подверженный риску, должен чувствовать, что то, что он говорит, «влияет на других». Лучше всего, если у суицидника будет даже ощущение способности двигать другими людьми. Ему не нужны литературные цитаты или глубокие фразы. Ему нужен только другой человек, с которым можно поделиться, который готов оказать ему искреннюю помощь, остаться рядом с ним даже в чрезвычайной ситуации, если это необходимо. Главное даже не помогать физически, а именно сопровождать, быть рядом — и мыслью, и телом.

Как разговаривать с человеком который хочет хочет покончить с собой

Мы все являемся проводниками перемен и можем протянуть руку помощи, чтобы помочь преодолеть суицидальный кризис, если бы знали, как это сделать. У нас все еще есть в головах определенные глубоко укоренившиеся мифы. Например, что «разговор о самоубийстве вызывает суицидальное поведение». Не бойтесь, спрашивайте прямо и без эвфемизмов.

— Будьте теплыми и чуткими: «Я хотел бы знать, как тебе помочь», «Поможет ли вам, если вы расскажете мне, как вы себя чувствуете?».

— Будьте честны: «Я не могу себе представить, каково это — чувствовать себя так, как ты сейчас себя чувствуешь. Но если ты поможешь мне, я смогу лучше понять тебя». «Я чувствую себя бессильным из-за того, что не знаю, что делать сейчас». «У многих людей есть такие же мысли, они тоже много страдают, и они не могут найти другое решение…»

— Серьезно относиться к любым проявлениям, угрозам или подозрениям в самоубийстве.

— Сохранять спокойствие, передавать спокойствие, сочувствие, беспокойство за ближнего. Если надо, дать ближнему почувствовать его влияние на вас и на других. «Ты так важен для нас, мы так тебя ценим. Должно быть, тебе очень трудно, если ты смотришь на самоубийство как на решение».

— Показать надежду и шансы на преодоление ситуации. Самоубийство — это вечное решение, но проблема-то временная. Тут поможет такая фраза: «Извините, я знаю, вам очень трудно, это пугает меня. Но ведь это не конец света, не тупик, и я здесь с вами, чтобы преодолеть эту сложную ситуацию…».

— Попытаться найти практические решения, даже если они временные. (Если человек в кризисном состоянии, останьтесь в его квартире, чтобы контролировать или назначать прием лекарств, если таковые есть. Как минимум ограничьте доступ ко всему, что может служить самоповреждению. Будьте с человеком в этой ситуации в любое время, если необходимо.)

— Выиграть как можно больше времени. Предложите отложить его решение на другое время («Подумайте еще раз завтра»).

— Дайте поговорить и выпустить пар.

— Обратитесь за профессиональной помощью: службы неотложной помощи, больница, Центр первичной медико-санитарной помощи или клиника психического здоровья. Всегда имейте под рукой средства контакта со всеми из них.

Прием у врача

Что мы не должны делать

Игнорировать предупреждающие знаки или более или менее четкие проявления их намерения. Мы также не должны полагаться на спонтанную ремиссию или на простенькую формулу «время вылечит все». Ни в коем случае риск не должен быть преуменьшен или легкомысленно проигнорирован. Когда кто-то говорит о самоубийстве, он не привлекает внимания, он просит о помощи в ситуации, с которой он не знает, как справиться.

Возможно, есть случаи, когда эти просьбы о помощи слишком часты, несоразмерны стимулу или триггерной ситуации. Бывает, что есть со стороны жалобщика и некоторые манипулятивные или инструментальные намерения. Как бы то ни было, мы должны обратить внимание на жалобы.

Никогда не делайте выговоров и упреков («Как можно так думать?», «С жиру бесишься!», «Самоубийство трусливо» и т.д.). Ни в коем случае не бросайте вызов («Если бы вы действительно хотели убить себя, вы бы уже сделали это»). Самая страшная провоцирующая фраза: «Чтобы покончить с собой, нужна храбрость, а у тебя ее нет». Эту фразу нельзя говорить никогда.

 

Между доверием и спасением

В какой-то момент может появиться конкретная просьба о том, чтобы мы сохранили тайну разговора с человеком в тяжелой ситуации. Тут нужно четко сказать, возможно, решившемуся на худшее: между твоим доверием и твоей жизнью я всегда выберу твою жизнь. Так, например, в случае проявления опасных наклонностей у несовершеннолетних не должно быть никаких колебаний в информировании их родителей или лиц, несущих ответственность за их попечение. Надо сообщить им, что ребенок находится в ситуации риска. Да, ребенок поделился с нами сокровенным, но если его жизнь в опасности, а мы не самые способные помочь ему люди, мы просто обязаны разделить эту ответственность с другими людьми, лучше всего профессионалами, которые могут помочь нам спасти человека.

После попытки

В случае, если попытка самоубийства все же состоялась и человек попал в больницу, не стесняйтесь и предоставьте как можно больше информации об известных вам обстоятельствах. Расскажите, были ли предыдущие попытки самоубийства, есть ли суицидальная семейная история, есть ли психические расстройства и было ли какое-либо лечение. Если вы видели попытку самоубийства или беседовали до нее с человеком, уточните, решил ли он сам не убивать себя, раскаялся ли и т. д..

Если совершивший попытку самоубийства — ваш родственник, перед выпиской из больницы спросите врача: как вы думаете, мой родственник готов покинуть больницу? Назначена ли последующая встреча со специалистом? Какова может быть моя роль как члена семьи, чтобы избежать рецидива? Какие симптомы или признаки должны встревожить нас?

По возвращении больного домой надо минимизировать доступ к средствам, которые представляют риск самоубийства: холодное и огнестрельное оружие, сильнодействующие препараты. Не унижать, не принижать и не давать рекомендации; следовать рекомендациям больницы; содействовать и поддерживать возвращение на работу или учебу и восстановление в общественной жизни. Можно связаться с ассоциациями родственников, потерявших близкого человека в результате самоубийства. При желании — предоставлять полезную информацию в группы взаимопомощи, которые облегчают устранение возможных инцидентов.

* Педро Мартин-Баррахон Моран. Ответственный за Чрезвычайные ситуации и Национальную сеть психологов по предотвращению самоубийств в психологах Принцесса 81.

Элиза Альфаро Ферререс Судебный и юридический психолог. 20 лет работы в качестве преподавателя в университетах Валенсии и Жауме I.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.