«Не все называется. Иное влечет дальше слов». Александр Солженицын (1918-2008)

Ибо даже самые преданные «пробудисты» (сторонники «пробуждения» или «воукизма» — идеологии, в основе которой лежит повышенное внимание к вопросам социальной, расовой и гендерной справедливости — прим. пер.) в сегодняшней Америке — будь то истинные сторонники или примкнувшие к ним — все знают, что Америка находится в мире, находящемся «дальше слов», который не описать словами. Это напоминает повышенное возбуждение перед тем, как рухнуть на землю в короткой агонии верной смерти. Этакий «момент Тельмы и Луизы» (ссылка на фильм «Thelma and Louise», который завершается стоп-кадром парящего над Большим каньоном кабриолета — прим. пер.)

В такое время и до того, как наша страна рухнет на землю, нам, возможно, захочется перечитать строки, написанные Александром Солженицыным — непростым писателем, преданным России человеком, почти 20 лет прожившим в Америке.

Это человек, который любил свою страну, но не тиранию своей страны. Это человек, который своим великим умом принял социализм и коммунизм, а затем отвернулся от этих идеологий, как только увидел их в действии. В 1945 году по приказу Сталина его арестовали и отправили в исправительно-трудовые лагеря. Советский Союз выслал его из страны за писательскую и издательскую деятельность, и в итоге Солженицын оказался в Монпелье, штат Вермонт. Солженицын был сложным человеком, видимо, с измученной душой. Он всячески старался объяснить, насколько неправильно ее понимали Россия и Америка.

И поэтому стоит отметить то, что он сказал об американском обществе в своей вступительной речи в Гарвардском университете в 1978 году.

Солженицын устроил стране полный разнос. Америке не хватает гражданского мужества. Внешняя политика Америки отражает слабость, трусость и недостаток мужественности. Американцы стали материалистичными, бездуховными, нерелигиозными, ставят человека в центр Вселенной и имеют наглость думать, что западный социальный конструкт, его социальная концепция должна экспортироваться по всему миру.

Солженицын считал американские средства массовой информации не более, чем поверхностным поставщиком дезинформации под видом «свободы прессы» — в Америке ее нет, сказал он. На самом деле это свобода от глубокого исследования. Освещение событий в Америке поверхностно, и информация наспех притягивается за уши. Это порождает массовые предрассудки, невежество и самообман.

По его словам, Америка утратила свое христианское наследие и стала бездушной — исповедуемый ею рациональный гуманизм лишает людей их нравственных основ и создает ту нищету духа, которая позволяет порочным идеологиям проникать в общество и овладевать им. Признаки этого он видел повсюду. Искусство в Америке находится в состоянии упадка. В Америке нет достойных государственных деятелей. Когда безумные и необузданные не получают того, чего хотят, они приходят в бешенство, устраивая поджоги и грабежи. Что касается сегодняшних активистов, можно было бы добавить массовые акции — даже на свадьбах и в туалетах. Только «лом» в виде ужасных событий способен расширить взгляды заблуждающихся и заставить их мыслить непредвзято — момент или моменты Тельмы и Луизы, которые уничтожат все.

Солженицын не стал бы рекомендовать миру наш тип общества.

С этой речью, напомню, он выступил в 1978 году. Он жил в Вермонте с тремя сыновьями и второй женой. Прежде чем вернуться в Россию, он отправил своих детей в Массачусетский технологический институт и в Гарвард, где они получили образование. В своих мемуарах того времени "Угодило зернышко промеж двух жерновов. Очерки изгнания. Часть вторая" Солженицын признался, что восхищается идеями и принципами, которые он позволил себе испытать в Америке, хотя в основном держал их при себе. Он восхищался здешней природой вещей. Ему нравилась идея нашего верховенства закона и наша яростная защита свободы. Ему нравилось чувство сдержанности, присущее Новой Англии.

Солженицын предупреждал, что если мы продолжим наше нравственное падение и позволим, чтобы взамен нашей системы свободного предпринимательства пришел социализм, то «любой социализм приведет к полному уничтожению человеческой натуры и к гибели человечества». Он предупреждал нас, что путь, по которому мы идем, приведет в мир, который «дальше слов». Его коллега Игорь Шафаревич выразил это так: цель социализма — отмена частной собственности, упразднение семьи как органической структуры общества и отмена религии.

Америка находится в машине на краю обрыва. Двигатель включен. Мы как — поддадим газу и полетим с обрыва навстречу верной погибели? Достаточно ли американцев, обладающих силой духа, чтобы вынуть ключ?

Достаточно ли политиков, способных сказать «нет» обоим законопроектам, находящимся сейчас на рассмотрении в Конгрессе и направленным на разрушение нашего общества, пагубные последствия которого невозможно исправить? Помнит ли какой-нибудь религиозный лидер хоть что-нибудь о нашем глубоко укоренившемся нравственном наследии, которое в основу ответственности человека ставит Бога и всегда бдительно следит за тем, чтобы «старый обманщик дьявол» не сбил нас с пути истинного?

Предупреждения Солженицына в адрес Америки не были восприняты с должным внимание и пониманием. Его критика Америки заключалась, в частности, в том, что мы не понимали и не уважали матушку Россию. Кстати, Солженицын тоже не до конца понимал Америку. Его точка зрения, согласно которой Просвещение XVIII века отделило Америку от Бога, ошибочно. Конституция 1787 года отвергала теократию, но признавала важность религии в общественном устройстве, оставив на усмотрение каждого штата решение религиозных вопросов, включая создание местных церквей. Отцы-основатели отнюдь не собирались возводить стену, разделяющую людей и Бога. Американцев отделили от Бога материализм и релятивизм. В этом Солженицын был прав.

Алексис де Токвиль (Alexis de Tocqueville), 1831, говорит об этом коротко и ясно: «Свобода видит в религии… божественный источник своих прав. Она взирает на религию как на охрану нравов, а на нравы — как на гарантию законов и собственного существования». Токвиль также считал изобретение церковного прихода как еще одного уровня местного управления, одним из величайших талантов в искусстве управления государством.

Возможно, гражданское мужество, которое нам сейчас необходимо, лучше всего олицетворяют не политики и государственные деятели, а обычные американские родители, пытающиеся спасти своих детей. Родители, в ДНК которых заложены лучшие американские черты — сила и нравственность. Это они выключат «двигатель» нашей склонности к культурному самоубийству, которую мы сами себе внушили, и обнимут Тельму и Луизу крепкими, но любящими руками, пока те не придут в себя.

Однако мы благодарим этого великого человека хотя бы за то, что он указал нам, как мы оказались на краю обрыва. Интересно, что бы он сказал об Америке в 2021 году?    

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.