То, что в последние дни происходит на польско-белорусской границе, не только отражает брутальный русский взгляд на человека, глубоко уходящий корнями в историю — и простите меня, что я не в состоянии тут провести различие между «русским» и «белорусским», потому что в Белоруссии ведь ни одна птица не упадет на землю без воли Путина.

Эта трагическая игра также демонстрирует, насколько легко нелиберальным режимам достать до глотки Европы. Как уже однажды сделали турки, россияне повернули европейские гуманистические ценности против самой Европы, используя их как орудие вымогательства. И снова оказалось, что ЕС не может даже мыслить реалистично, не говоря о том, чтобы действовать, а его элиты обеими ногами погрязли в идеалистической трясине.

«Wir schaffen das» («Мы с этим справимся» — нем.). Уже много десятилетий ясно, что единственный способ обезопасить себя от миграции с юга — это закрыть внешние границы. Точка. Тем более ясно это должно было стать после 2015 года. Но ничего не произошло, ничего не происходит и сейчас. Брюссель сидит, сложив руки, оставив Польшу барахтаться в одиночестве. С исторической точки это совершенно невероятно — чтобы нечто настолько богатое, как Европа, было при этом настолько беззащитным. Речь идет не только о «солидарности с Польшей», как выразилась министр обороны Трине Брамсен (Trine Bramsen), но и о защите нас самих — тех, кто живет в Западной Европе. Не только Польша снова попала в сферу интересов России, но и вся Европа резко сократилась с геополитической точки зрения после падения Берлинской стены — события, которое вообще-то тогда сочли большой победой либеральных ценностей Запада, демократии и прав человека.

Несколько лет назад ЕС мог говорить с Россией с позиции силы. Теперь это уже не так. Сегодня все наоборот. Что-то очень важное произошло, когда Джо Байден этим летом дал зеленый свет путинскому газопроводу «Северный поток — 2». И не только для стран, через которые он проходит. Возможно, некоторым странам ЕС становится немного больно из-за того, что они отказываются от атомной энергии.

Ослабление Европы — факт не только геополитический, но также культурный и интеллектуальный. В ведущих европейских странах сейчас есть сильные формирующие общественное мнение группы людей с хорошим образованием, которые считают собственную цивилизацию глобально вредной. Эти носители крайнего проявления гуманистической ненависти к себе подобны религиозной секте, не терпящей возражений — взгляните только на все ширящуюся самоцензуру и крепнущую «культуру отмены» в университетах.

Этот пост-марксистский сценарий, конечно, не доминирует, но, тем не менее, мощно влияет на общественность и процессы принятия решений в университетах и СМИ. Согласно ему, традиционное западное самопонимание и чувство собственного достоинства должны быть полностью уничтожены, и «культурное разбавление» увеличившимся потоком мигрантов рассматривается как возможный путь к этому. История сводится к нескольким простым «этическим» истинам о западном угнетении, и любое возражение считается еще большим угнетением. Эту тенденцию критиковали как нечто, больше всего напоминающее цензуру тоталитарных режимов 20-го века, но теперь она воплощается еще и по собственному желанию.

Под влиянием этого мощного общественного движения лица, принимающие политические решения в европейских столицах и Брюсселе, не могут ясно видеть и принимать реалистичные решения о безопасности Европы. Политический паралич существует. В европейских столицах по-прежнему правит миф элит о том, что человечество ждет только больше демократии и равных прав.

И на фоне этого мифа становится все более очевидным, что либерально-гуманистический образ жизни, возможно, был скорее временной исторической случайностью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.