Грубость это современный товар, который обычно называют рекламным золотом. Реклама бокса, имеющая все возможности воспользоваться этим товаром, отказалась от правил приличия в погоне за легким баксом. Рейтинг Нильсена (система измерения количества аудитории и популярности программ – прим. перев.) стала важнее продаж билетов для тех, кто имеет больше всех денег от бокса. И поэтому они не стесняются в средствах. В результате успешный призовой бой уже в меньшей степени связан с тем, насколько хорошо боксирует спортсмен и насколько он энергичен на ринге.

Пока циркулируют слухи о схватке  между тяжеловесами Дэвидом Хэем и Тайсоном Фьюри из-за суммы гонорара, пока очередной известный хвастун Эдриэн Бронер готовится сойтись в бою с бахвалом Полом Малиньяджи, грубая ругань, похоже, становится более эффективным приемом, чем хук в печень или жесткий удар справа.

Британские соперники Хэй и Фьюри, выступавшие в изрядно всем надоевшем тяжелом весе, до недавнего времени нацеливались на братьев Кличко – украинскую поросль, которая установила гегемонию на ринге над всеми крупными мужчинами с тех пор, как в отставку в 2004 году ушел Леннокс Льюис. Хэй в этом месяце должен был сойтись в поединке с мало кому известным сирийцем ливанского происхождения Мануэлем Чарром (на бумаге это довольно простой поединок, который теоретически должен приблизить Хэя к бою с обладателем чемпионского титула по версии  WBC  Виталием Кличко). Фьюри вел переговоры с мрачным европейским чемпионом Кубратом Пулевым из Болгарии, пытаясь таким образом посягнуть на титул Международной федерация бокса, принадлежащий брату Владимиру.

В мае Хэй отказался от боя с Чарром, сославшись на травму левой руки. Когда Фьюри не смог согласовать условия поединка с Пулевым, заявив, что он невыгоден ему с финансовой точки зрения, пошли слухи, что эта пара планирует встретиться между собой. Непобежденный гигант даже заявил, что эта встреча практически согласована.

Что интересно, гонорары будут устанавливаться на основе прогнозируемых объемов покупок с оплатой за каждый просмотр. Но почему фанаты должны толпой устремляться на матч между местными соперниками, которые пока не добились особых успехов в тяжелом весе?

Бокс стал недоступен – по крайней мере, для тех, кто не окопался на позициях защиты разделяемых титулов и разбавленных весовых категорий. Здесь бой Хэя против Фьюри стал чем-то вроде раритета. Хэй, ставший мастером саморекламы, ведет себя в своем углу постыдно и в то же время привлекательно. Его подвиги в тяжелом весе всячески рекламирует Би-Би-Си, а благодаря успешному появлению в реалити-шоу он стал известен всей британской аудитории. Он хорошо известный боксер третьеразрядной величины по знаменитости.

Большая часть карьеры Фьюри строилась на телевидении. Запоминающаяся фигура, биография этого человека из Моркама, суматошные выступления с неоднозначными результатами, хвастовство с пустыми угрозами и даже имя (Fury переводится как ярость – прим. перев.) – все это слилось воедино, и большой человек приобрел довольно дурную славу. Фанатам не нужно читать между строчек, чтобы понять, что поставлено на кон.

Но оба они очень многим обязаны своему дурному вкусу. О Хэе больше говорили и писали из-за его оскорбительной майки, на которой изображена отрубленная голова Владимира Кличко, чем из-за его достижений в полутяжелом весе, которых было немало. Вызвав гомон и гвалт своим заявлением о том, что матч с Одли Харрисоном станет «односторонним групповым изнасилованием», Хэй перешел к недостойной ссоре со своим соперником Дереком Чисорой. Это была отвратительная сцена, разыгравшаяся перед ошеломленными немецкими репортерами.

Фьюри это просто манна небесная для желтой прессы. В марте Британский боксерский совет сурово раскритиковал Хэя за брань в прямом эфире в адрес его злейшего врага Дэвида Прайса и  боксера полутяжелого веса Тони Белью. Он регулярно оскорбляет людей в социальных сетях своими инфантильными тирадами и может говорить всякие гадости от имени Ирландии.

Это довольно странно, но его хвастливая болтовня и самовозвеличивание в последнее время привели к появлению у Фьюри большого количества американских поклонников. Этот не отличающийся оригинальностью плохой пародист своими провокационными ужимками заставляет вспомнить про Джека Джонсона, Джорджа Вагнера и Мохаммеда Али.

Его грубая привлекательность на грани фола, а также примитивная показуха, похоже, только подстегивают спрос. Фанаты облизываются в предвкушении продолжительного урагана в СМИ, источник которого попирает устои и плюет на табу. Здесь боксерские способности Хэя и Фьюри отходят на второй план; они будут провоцировать возмущение до конца, набивая при этом свои карманы.

Но такая любовь к эпатажу не для всех. Король второго среднего веса Андре Уорд один из лидеров в своей категории, но он производит гораздо меньше шума, чем его коллеги – нанося тем самым себе ущерб. Уорд, ставший новым любимцем американского канала НВО, это расчетливый механик ринга, чьи методы выставляются на всеобщее осмеяние.

Его критикуют за захваты и повреждения, он эффективен, но толпу не возбуждает. Однако это редко сдерживает боксера второго полусреднего веса Флойда Мэйуэзера, ставшего сейчас главной приманкой зрителей в боксе, или ветерана-полутяжа Бернарда Хопкинса, который сегодня хорошо зарабатывает, несмотря на свои невзрачные выступления. Так чего же именно не хватает Уорду?

Эксцентричности. Богобоязненный и обходительный Уорд решителен и энергичен. Однако для потребителя он человек-неудачник. Сегодня эксцентричность даже при отсутствии характера и больших успехов это более простой и верный путь к материальному благополучию.

У Мэйуэзера и Хопкинса с этим все нормально. Будучи вариациями на тему американской мечты, они создали себе такие образы, которые говорят о наличии у них артистических данных. Флойд это законченный городской плейбой, ведущий хулиганский образ жизни и швыряющийся деньгами. Он сначала грозится уничтожить своих оппонентов, и только потом замолкает и преподает им уроки бокса. Хопкинс не выходит из образа бывшего преступника, но на ринге он больше похож на художника Ай Вэйвэя, чем на известного бандита «Туки» Уильямса.

Фьюри, как и Уорд, набожный христианин, но в отличие от «оклендского умницы» он ради рекламы и известности готов пожертвовать принципами. Ведя себя как чемпион, и будучи образцом для подражания, Уорд как-то сильно проигрывает.

Даже недавно побежденный им Карл Фроч, и тот создал себе имидж «плохиша». Накануне повторного поединка с Миккелем Кесслером в прошлом месяце этот ноттингемский задира в нехарактерной для себя менере прорычал: «В субботу вечером, если понадобится, я убью этого замудонца». Это было какое-то помрачение ума, в результате чего довольно уважительная реклама превратилась в нечто крайне зловещее, а следовательно, в увлекательное зрелище.

Чисора строит свою карьеру на производстве фурора. Его вспышки откровенны, импульсивны и обычно очень грубы. Несмотря на поражения в четырех из шести последних поединков, он по-прежнему привлекает к себе внимание промоутера Фрэнка Уоррена (Frank Warren).

В субботу в Нью-Йорке завершится, наконец, многомесячное лихорадочное злословие Бронера и Малиньяджи, которые сойдутся в открытом бою лоб в лоб. Давая в мае пресс-конференцию, которая стала поистине жалким зрелищем, полным оскорблений, женоненавистничества и гомофобских высказываний, они опустились до новых глубин неприличия, когда Малиньяджи рассказал, как он избил свою бывшую подружку.

Профессиональный бокс нежностями не отличается. Это спорт крайностей, где крайностями отличается все – от представлений о нем до личностей, им занимающихся. Причитания по поводу его грубости следует умерить. Однако, поскольку мгновенно действующие СМИ находятся в распоряжении бойцов и постоянно указывают на них пальцем, боксеры вдруг обрели свою сцену, где нет никаких ограничений. Но полезно ли это, или свободой слова следует пожертвовать ради будущего бокса и его чистоты?

В смешанных единоборствах был принят кодекс поведения, в котором говорится, что оскорбительно поведение, включая оскорбительные высказывания, влекут за собой дисциплинарные наказания. Но бокс не столь сплоченный вид спорта, чтобы регулировать его таким образом. Всемирный боксерский совет посчитал уместным запретить Крису Арреоле выходить на ринг в течение шести месяцев, когда тот выругался во время послематчевого интервью. А вот приносящих большие прибыли бойцов, таких как Мэйуэзер, он оставил в покое. Надо искать в этом деле золотую середину.

А теперь о настоящих, а не словесных поединках. Бывший царь легкой весовой категории Бронер, набравший 67 кг, в новом качестве испытания не проходил. А Малиньяджи проиграл лучшим людям, с которыми он сталкивался на ринге, включая Мигеля Котто, Рики Хаттона и Амир Хана. С точки зрения стиля схватка не обещает быть особо интересной. Интерес будет подогреваться в основном отравленными риторическими стрелами, которые противники станут пускать друг в друга. Бронер в этом деле явный фаворит, и он, скорее всего, останется непобежденным.

У Хэя также мало шансов на победу. Фьюри со своей блуждающей техникой вполне может заставить его опуститься на ранг ниже, заставив сражаться с менее титулованными спортсменами. После мощного нагнетания напряжения эта встреча может стать монументальной разрядкой.

Майк Тайсон довел до совершенства эту идею «второго я», дающую неплохой заработок. В 1997 году, когда его вторая карьера начала рассыпаться, «Железный Майк», который когда-то наводил страх на ринге, а потом начал торговать своей репутацией, приспособился к этим изменениям. Он создал гротескную карикатуру на себя самого, которая приятно щекотала нервы зрителям и дала ему определенный запас времени. Способствуя возникновению культуры, которая громко требует ссор и словесных перепалок, эти спортсмены виновны лишь в одном – в собственной изобретательности. Популярность такой культуры гораздо больше говорит об обществе, чем о боксе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.