К нему обращаются Ваше Королевское Высочество, он приходится братом действующему королю Иордании и, как полагают, является прямым наследником пророка Мухаммеда в 43-ем поколении с момента смерти основателя ислама. Но будучи обладателем всех этих титулов, принц Иордании Али бин Аль-Хуссейн (Ali bin al-Hussein) стремится получить еще один — президента. Не страны — он отнюдь не собирается сменить монархический режим в Иордании — но одной из самых мощных организаций в мире спорта, равно как и одной из самых дискредитированных, после коррупционных скандалов: ФИФА.

Принц Али Хусейн, в настоящее время вице-президент ФИФА и президент Федерации футбола Иордании, взбудоражил мир футбольной политики, когда объявил о своем намерении баллотироваться на должность президента ФИФА, тем самым становясь конкурентом действующего президента Йозефа Зеппа Блаттера (Joseph Blatter). Блаттер собирается бороться за переизбрание даже после заявлений о том, это его последний мандат, а также после целой вереницы скандалов и обвинений в коррупции. «Я выдвинул свою кандидатуру на пост президента ФИФА, поскольку считаю, что настало время вернуть внимание общественности, в настоящий момент сосредоточенное на административных разбирательствах, обратно к спорту», — сказал Али в своем официальном заявлении. ÉPOCA связался с консультативным советом Федерации Иордании, но еще не смог побеседовать с принцем.

По словам профессора Эллиса Кэшмора (Ellis Cashmore), социолога Астонского Университета (Великобритания) и автора книги «Осмысление спорта» (Making sense of sports), грядущие выборы президента должны стать самыми интересными за всю историю ФИФА. Йозеф Блаттер, находящийся у власти с 1998 года, редко сталкивался с трудностями в процессе своего избрания и переизбрания. На последних выборах в 2007 и 2011 году у него даже не было противника — он оказался единственным кандидатом. На этот раз, помимо принца Иордании, на данный пост будут претендовать французы Давид Жинола (David Ginola) и Жером Шампань, итальянец Мино Райола (Carmine «Mino» Raiola) и голландец Михаэль ван Прааг (Michael van Praag). Чтобы получить право баллотироваться, кандидат нуждается в поддержке по крайней мере пяти из 209 ассоциаций, которые включает ФИФА. Аналитики считают, что только Али и ван Прааг в состоянии заручиться этой поддержкой.

Даже находясь на посту вице-президента, принц Али еще мало зарекомендовал себя в мире футбольной политики. Принятие его на должность вице-президента в 2011 году прошло почти незамеченным. К тому же назначение было омрачено маневром самого Блаттера, который стремился убрать из Исполнительного комитета ФИФА южнокорейца Чунг Монг-Чжона (Chung Mong-Joon). Южнокорейский миллионер, крупнейший акционер одного из подразделений Hyundai, он решительно критиковал администрацию Блаттера, обвиняя ее среди прочего в недобросовестном распределении средств федерации. Блаттеру удалось отстранить Чунга от деятельности комитета в 2011 году, и в результате этого маневра должность в конечном итоге перешла к Али, который стал самым молодым членом Исполнительного комитета ФИФА.

За время своего пребывания в должности ему удалось отличиться дважды. Во-первых, активным лоббированием, которым он добился отмены запрета на ношение хиджаба, исламского платка, для женских команд в официальных играх. ФИФА запретила ношение головного платка в 2007 году, что неоднократно приводило к отмене матчей между женскими футбольными командами, в том числе матча между Ираном и Иорданией, поскольку игроки отказывались снимать платки. Запрет, снятый в начале 2014 года, был воспринят как победа на пути продвижения женского футбола в мусульманских странах. Вторым случаем стала его позиция по докладу Гарсии.

Майкл Гарсия (Michael Garcia), американский адвокат, который работал в администрации Буша, в 2012 году был назначен ФИФА расследовать случаи обвинения в коррупции и взяточничестве, имевших место при выборе страны, принимающей у себя чемпионат мира, а это Россия — в 2018 году и Катар — в 2022 году. В сентябре 2014 года он отправил 300-страничный доклад по результатам своего расследования в комитет по этике ФИФА. Однако комитет отказался обнародовать доклад и вместо этого опубликовал резюме на 40 страниц, где Россия и Катар освобождались от обвинений, а федерации, их предъявившие, подверглись критике. Гарсия заявил, что сокращенная версия была опубликована с «искажением фактов», и подал в отставку. Согласно BBC, Али был первым, кто в Исполнительном комитете ФИФА стал открыто защищать отчет и требовать публикации полного текста. Его примеру последовали другие руководители, но отчет до сих пор не был опубликован.

Кэшмор уверен в том, что Али воспользуется репутацией, подпорченной Блаттером и его союзниками, чтобы представить свою кандидатуру как жизнеспособную альтернативу и без какого-либо темного прошлого. «Принц Али хорошо образован и проработал в федерации достаточно долго, чтобы знать, как она функционирует. Его позиция заявлена как альтернативная режиму, сегодня считающемуся самым коррумпированным среди спортивных организаций, титул, которые ранее принадлежал МОК [Международному олимпийскому комитету], а теперь принадлежит ФИФА», — сказал он. Али уже тиражирует свой имидж «незапятнанного» и обещает десятилетнюю программу реформирования крупнейшей футбольной организации. На подобного рода позиционирование принц более всего рассчитывает. В одиночку он не имеет никаких шансов на победу в предвыборной гонке, но если ему удастся убедить Мишеля Платини (Michel Platini) и УЕФА, футбольную конфедерацию Европы, в серьезности своих намерений как кандидата, он может оказаться среди главных конкурентов Блаттера.

Но даже не смотря на благие намерения принца, футбольный мир в большинстве своем по-прежнему смотрит на него с подозрением. Шотландский журналист Эндрю Дженнингс (Andrew Jennings), автор книги " ФОЛ! Тайный мир FIFA. Книга, которую пытались запретить " (FOUL! The Secret World of FIFA: Bribes, Vote-Rigging and Ticket Scandals) о коррупционных скандалах в футболе, сомневается в том, действительно ли принц является реформатором, которому можно доверять. «Мы не знаем, кто он, не знаем, что он предлагает. Все, что мы знаем, это что он не Зепп Блаттер. Я не знаю, сколько европейцев станут поддерживать его, только чтобы показать Блаттеру средний палец», — говорит он. Дженнингс ссылается на то, что УЕФА не хочет поддерживать Блаттера, но в то же время до сих пор не нашла кандидата от оппозиции, которого могла бы выдвинуть. По мнению журналиста, мотивы Али намного более приземленные, нежели провозглашенное им стремление изменить моральный облик футбольного мира: «Этот человек неминуемо потеряет свою работу в качестве вице-президента ФИФА. Ему необходимо искать новое место работы, чем он и занимается».

Получить это место будет нелегко. У принца Али есть время до четверга (29-го января), чтобы зарегистрировать свою кандидатуру и официально подтвердить поддержку по крайней мере пяти футбольных федераций, чтобы иметь возможность участвовать в выборах. Международные аналитики считают, что он сможет получить номинации благодаря симпатизирующим ему ближневосточным ассоциациям и, возможно, европейским федерациям от оппозиции. Если ему удастся стать официальным кандидатом на этот пост, он сможет принять участие в выборах, которые состоятся в мае, и на которых будут голосовать 209 стран или территорий, являющихся членами ФИФА. Но и в этом случае шансы Али невелики. Блаттера поддерживают федерации Африки, Южной Америки, Северной Америки и некоторых стран Азии. Вероятнее всего, принц проиграет в этой битве. И Йозеф Зепп Блаттер удержится на троне своего футбольного царства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.