Отстранение Антона Шипулина от Олимпиады в Пхёнчхане стало большим ударом для российского биатлона. Симон Фуркад прокомментировал отстранение российских биатлонистов и отметил необходимость одинаково строгого отношения к спортсменам всех стран.

 

— Как вы отреагировали на отстранение Антона Шипулина от Олимпиады из-за подозрений в допинге?


— Ни с самим вопросом, ни с точными причинами дисквалификации Шипулина я детально не знаком. И из-за того, что на стартах будет меньше россиян, соревнования будут совсем иными. Является ли это последствием недавних решений? Нельзя сказать, что виноват лишь скверный россиянин, который принимал допинг. Я давно знаю Антона Шипулина и поддерживаю хорошие отношения с российской командой.

 

— Считаете ли вы, что к России существует особое отношение?


— Правила должны быть одинаковыми для всех. Если спортсмена поймали на употреблении допинга и наказали, то это очень хорошо. Но правила должны быть одинаковыми для всех. Однако в последней истории были применены двойные стандарты. Для одних санкции тяжелее, чем для других. И я говорю не только о биатлоне.


— Как отреагировала российская команда?

 

— Иногда русские считают, что против них устроили заговор и что только им приходится расплачиваться. Имена дисквалифицированных спортсменов появляются постепенно, а не все сразу. Нужно наказать тех, кто в этом замешан, но нельзя указывать пальцем на всю нацию. Я ставлю себя на место спортсмена, которого это коснулось. Если существует государственная система допинга, а я ничего плохого не сделал, то я бы считал, что меня ущемляют и заставляют платить за глупость других. Я думаю, что некоторые не принимали в этом участия, но всех стригут под одну гребёнку.

 

— Часто упоминается употребление сальбутамола. Вы как астматик понимаете разницу?


— В молодости я сдал много тестов, потому что у меня проблемы с дыханием. Это слышно во время нагрузок, в горле свистит. Когда я был молод, у меня не было приступов во время нагрузок, но во время нагрузок в сложных условиях, в —10°С, —15°С или —20°С, на тренировках или во время гонки, мои бронхи повреждаются, и теперь у меня постоянные приступы астмы от физических нагрузок.


— Как вы лечите астму?


— При слабой астме всем разрешено принимать вентолин. Если ты не страдаешь астмой, то это лекарство ничему не помогает. А вот сальбутамол (содержащий вентолин) при высоких дозах имеет анаболические эффекты, поэтому на его употребление существует серьезное ограничение, но я далек от этого. Я использую его только во время интенсивных тренировок или соревнований. Это помогает снизить повреждение бронхов и использовать весь мой потенциал. Когда спортсмен переходит черту, мы имеем право задаться вопросом, а не пытался ли он обойти правила. Особенно в случае с сальбутамолом дающим желаемые побочные эффекты…

Симон Фуркад (Франция) на огневом рубеже во время тренировки на первом этапе Кубка мира по биатлону

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.