Призрак бродит в мире международного спорта. Или даже два призрака. Один называется антидопинг, второй — Россия.


Парадоксы кричат во весь голос. Международный олимпийский комитет в прошлом году не допустил на Олимпийские игры Россию из-за мошенничества с допингом, поддержанного государством и раскрытого после зимних Игр в Сочи в 2014 году. Это решение было принято как знак того, что Международный олимпийский комитет, МОК, в конце концов начал серьезно бороться с допингом.


Но что же произошло перед открытием Игр в Южной Корее? Российские атлеты были допущены к Олимпиаде с черного хода — не как официальные представители России, а как «олимпийские атлеты России», то есть российские спортсмены просто участвуют в соревнованиях, но не как представители своей страны.


В чем же разница? Интересно ознакомиться с тем, как прибывших на игры российских атлетов представляют дома в России, где СМИ, как известно, придерживаются националистической политики Путина.


Надо исходить из того, что российские СМИ обходят стороной тот факт, что Россия — персона нон грата на Олимпиаде, ведь фотографии из Южной Кореи показывают противоположное.


Так каким же образом МОК смог сказать «да» и «нет» российскому участию? Ответ на этот вопрос гласит, что было дано разрешение российским атлетам, не замешанным в допинговом скандале в Сочи четыре года назад. Разрешение получили 169 спортсменов. Это необходимый компромисс, потому что Россия получила урок, но в то же время невиновные (мы должны исходить из такой предпосылки) российские спортсмены получили возможность участвовать в Играх.


Еще один кричащий парадокс: 28 российских атлетов, которые ранее были отстранены пожизненно из-за допинга, оправданы Международным спортивным арбитражным судом, CAS, но в то же время им было заявлено, что они не могут участвовать в корейской Олимпиаде. То есть оправдание и санкции одновременно.


Не так много десятилетий назад спортивный мир и не в последнюю очередь национальные олимпийские организации стали заложниками своих правительств. Мы это видели особенно отчетливо в 1980 и 1984 годах на летних Играх в Москве и Лос-Анжелесе.


Ряд западных стран во главе со США решили бойкотировать летние Олимпийские игры в Москве в знак протеста против вторжения Советского Союза в Афганистан годом ранее. Идея получила поддержку, потому что ее выдвинули многие советские диссиденты. Это заставило американского президента Джимми Картера (Jimmy Carter) начать кампанию за проведение бойкота.


В последовавших дебатах редко можно было услышать, что западные правительства таким образом ввели практику, за которую они обычно критиковали своих противников (особенно коммунистические страны восточного блока), — они запрягли спортивные организации в политическую телегу.


Как олимпийский турист на московских трибунах в 1980 году я отчетливо помню эти дебаты и, в частности, то, что самый весомый аргумент против американского бойкота исходил от многих организаций, входивших в МОК. Они заявляли, что атлетов сделали жертвами за действия, с которыми они не имели ничего общего.


Так зачем же делать российских (в то время советских) спортсменов ответственными за действия правительства, на которое они никаким образом не могли повлиять? Это захват политических заложников — так мы тогда говорили. Вторжение в Афганистан происходило не по приказу Советского олимпийского комитета.


Нынешняя ситуация в корне отличается от той. Олимпийские организации России несут главную ответственность за мошенничество с допинг-контролем, благодаря которому российские спортсмены чрезвычайно успешно выступили в Сочи в 2014 году.


А главную ответственность в этом скандале несет Григорий Родченков, который сегодня прячется в США, потому что рассказал о своих манипуляциях с пробами на допинг в тот раз. Родченков опасается, что с ним произойдет то же, что и с двумя его коллегами, которые ранее занимали руководящие посты в российском антидопинговом агентстве. Оба погибли при неясных обстоятельствах.


То, что МОК позволил большому количеству российских спортсменов принимать участие в Играх, несмотря на предшествующую скандальную историю с властями, похоже на запутанный, но необходимый компромисс. МОК хотел спасти то, что можно было спасти из оставшихся олимпийских идеалов, позволив спортсменам участвовать в Играх, несмотря на грязные действия их правительств и властей. Когда же начнется сбор подписей среди остальных участвующих организаций? С протестом против официальной России, но с поддержкой отдельным российским спортсменам?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.