Конечно, это мысль, к которой надо привыкнуть. Но следует заняться ею более конкретно. Итак: Германия бойкотирует летом чемпионат мира по футболу в России. Равно как и Англия, Франция, Испания, Португалия и все другие страны Европейского союза. Турнир потерял бы тогда почти половину участников, в том числе большую часть фаворитов. Мероприятие обесценилось бы со спортивной точки зрения, а главная цель автократа России провалилась: в любом случае было бы невозможно инсценировать летом на протяжении четырех с половиной недель крупное пропагандистское шоу президента Владимира Путина.

Но в спорте вряд ли кто хочет думать об этом. Никакого бойкота, никогда — так звучит вместо этого неподобающий лозунг.

Речь не идет о бойкоте уже завтра. И, конечно, это нелегкое решение, поскольку крупный футбольный турнир предназначен не только для государственного руководства, но и для народа и поскольку он создает и поддерживает международные каналы общения. Однако в принципе исключать бойкоты — это неумно не только стратегически. Это дает карт-бланш всем авторитарным государствам, в которых так часто проводятся крупные спортивные мероприятия, чтобы они и дальше делали что хотят.

Немецкий футбольный союз говорит, что он — за наведение мостов


Футбол только теоретически является невинным времяпрепровождением, на практике политика давно овладела спортом. И в Германии, и тем более в таком государстве, как Россия. Райнхард Гриндель (Reinhard Grindel), президент Немецкого футбольного союза, сказал в прошлом году, что во время турнира нет места для «самовыражения политиков» — из-за огромной популярности футбола. Однако опыт учит: авторитарные государства используют крупные мероприятия как шанс для решительной инсценировки для внешнего мира, но прежде всего — для собственного населения. И поэтому и чемпионат мира должен рассматриваться в этом политическом контексте.

В случае с Россией в этот контекст входит целый ряд странных событий: от отравления в Великобритании при неясных обстоятельствах и противоречащей международному праву аннексии полуострова Крым до действий в сирийской войне. Кроме того, недавно была доказана система государственного допинга, существование которой Россия все еще не признала и при которой были бы наивными два предположения: что это шло на пользу всем олимпийским видам спорта, кроме футбола, и что, хотя эта система управлялась верхушкой министерства спорта, никто в государственном руководстве о ней не знал.

Это правильно, что такие страны, как Великобритания, Австралия или Исландия, приняли решение о бойкоте Чемпионата мира политиками и дипломатами или, по крайней мере, обсуждают это. Но гораздо более сильный удар был бы нанесен властелинам России спортивным бойкотом. Он не должен быть табу, но должен рассматриваться как угроза — и в зависимости от обострения спортивной политики использоваться. Немецкий футбольный союз говорит, что он — за наведение мостов вместо бойкота. Однако наведение мостов часто выглядит так, как это было во время зимних Олимпийских игр в Сочи в 2014 году: тогда спорт флиртовал с Путиным, в то время как он в день закрытия этих Игр приказал оккупировать Крым. Путин сам разрушил этот мост, который был сооружен по необходимости.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.