Когда Александр Карелин 30 лет назад приехал в Гётеборг, чтобы выступать за Гётеборгский клуб тяжелой атлетики (GAK), эта новость произвела эффект разорвавшейся бомбы.

Событие оставило воспоминания на всю жизнь не только противникам Карелина, попавшим вместе с ним в Группу С во время Фюрстадских поединков (Fyrstadsbrottningarna — ежегодные соревнования, которые устраивает Шведская ассоциация борцов).

В последние нестабильные годы своего существования Советский Союз представил нам борца, какого еще не видел свет.

Александр Карелин с его ростом в 191 сантиметр весил 130 килограммов. С самого своего международного дебюта в 1987 году и вплоть до финала Олимпийских игр 2000 года, где он получил травму и проиграл американцу Рулону Гарднеру (Rulon Gardner), Карелин был непобедим. Карелин завоевал три олимпийских золота, 12 золотых медалей с чемпионатов мира и 12 — с чемпионатов Европы.

Шведский великан той же весовой категории Тумас Юханссон (Tomas Johansson) из Хапаранды встречался с Карелиным на чемпионатах 11 раз и все поединки проиграл. Общая разница в счете между ними — 74:1.

Уже после первого олимпийского золота в Сеуле, но еще до второго в Барселоне Александр Карелин в ноябре 1990 года приехал на соревнования в Гётеборг.

В книге «Спортивное наследие» (Idrottsarvet) бывший спортивный репортер Göteborgs-Posten Сеге Берглунд (Cege Berglund), который освещал соревнования по борьбе и знал русский язык, рассказывает, какие события стояли за этой сенсацией. За многие годы работы он неоднократно встречался с Карелиным и смог узнать его получше.

В то время борцовские клубы имели право к соревнованиям ненадолго привлекать в свою команду иностранных борцов. И то, что именно Гётеборгский клуб тяжелой атлетики решил усилить команду лучшим борцом всех времен, было не случайно.

Делал сальто-мортале во время разминки

Эта идея пришла в голову председателю клуба Калерво Хиппеляйнену (Kalervo Hippeläinen), жившему в Мёльнлюке и знавшему русский язык. И он упорно продвигал ее при поддержке финансового директора клуба Курта Нильссона (Kurt Nilsson).

Позднее, после распада Советского Союза, Хиппеляйнен стал менеджером Александра Карелина.

Тот факт, что удалось привлечь лучшего в мире борца в Гётеборг на классические Фюрстадские поединки, невероятно повышал престиж клуба и соревнований, а также обеспечил массу внимания со стороны общественности.

Сам Карелин понятия не имел, какие противники его ждали в ринге Гётеборгского клуба тяжелой атлетики. Он полагал, что среди них будет Тумас Юханссон, и не ожидал, что вместо этого ему придется сразиться с совершенно неизвестными спортсменами из борцовского клуба «Эргрюте» (причем из второй лиги), Тролльхэттана и Кумлы.

Помимо достижений, он уже успел прославиться своей зрелищной разминкой перед боями. Зрителям, собравшимся в зале Гётеборгского клуба тяжелой атлетики, посчастливилось понаблюдать, как 130-килограммовый Александр Карелин делал сальто-мортале вперед и назад, пока его противники разогревались более традиционными способами.

Йерри Стенберг (Jerry Stenberg) из Тролльхэттана, бывший тогда на пике своей борцовской карьеры, едва успел осознать, что случилось. Через 24 секунды после начала поединка он уже лежал на полу ринга.

Магнус Пернхейм (Magnus Pernheim) из «Эргрюте» продержался 54 секунды, но потом матч закончился и для его.

Лучше всего дела пошли у Моргана Вестмана (Morgan Westman) из Кумлы, который выдержал целых 78 секунд.

Следил, чтобы противники падали мягко

Но Подъемный кран из Новосибирска, наводящий ужас на противников со всего мира своей манерой поднимать их над головой и затем бросать на ковер, вел себя очень по-доброму все 2 минуты 36 секунд соревнований в Гётеборге.

Позднее его будущий менеджер Калерво Хиппеляйнен рассказывал, что Карелин старался бросать противников очень мягко, чтобы те не травмировались.

Хотя Карелин сделал все, ради чего его пригласили, Гётеборгскому клубу тяжелой атлетики все равно не удалось избежать последнего места в группе.

Больше поединков в Гетёборге у Карелина не было. Он прожил в городе около месяца, размещаясь то в жилых помещениях спортивного комплекса Гётеборгского клуба тяжелой атлетики, то в доме семейства Хиппеляйнен в Мёльнлюке.

Все видевшие его говорят, что тренировался он очень напряженно, но у него всегда находились время и силы помогать в спортивном комплексе. Например, огромный рост и сила Карелина очень пригодились, когда понадобилось передвинуть сейф клуба.

Воспоминания на всю жизнь

За свои старания борец-исполин получил и еще одну награду. В показанном по Четвертому каналу документальном фильме «Когда Александр Карелин приехал в город» (När Alexander Karelin kom till stan) бывший телерепортер Йоран Закриссон (Göran Zachrisson) рассказал, что за участие в боях группы С Фюрстадских поединков от имени Гётеборгского клуба тяжелой атлетики борцу вручили полноприводный автомобиль Mitsubishi Pajero.

Закриссон сам потом проследил, чтобы Карелин получил также и зимнюю резину, без которой он не смог бы отправиться на новой машине из Гётеборга в Новосибирск. А это больше 4 тысяч километров.

Карелин вернулся в Гётеборг годом позже. На этот раз он посетил ресторан Rondo и послушал Курта Ульссона (Kurt Olsson) и дамский оркестр.

Прежде чем вернуться домой, борец решил потратить деньги, заработанные на рекламе для шведских компаний.

Сеге Берглунд привел его в знаменитый музыкальный магазин Bengans, где борец купил 10 или 15 дисков Тома Уэйтса.

У всех, кто имел отношение к визиту Александра Карелина в Гётеборг, это событие оставило воспоминания на всю жизнь.

А вы знали?

У любимого чада много имен, гласит шведская поговорка. Александра Александровича Карелина всегда очень любили и восхищались им, а потому и прозвищ ему надавали великое множество. «Александр Великий», «Подъемный кран из Сибири» и «Русский медведь» — вот лишь три из них. А те, кто сомневался в спортивной морали России, величали его «Эксперимент».

За десять лет Карелин не проиграл ни единого очка. Он потерпел поражение лишь в последнем матче — в финале Олимпийских игр в Сиднее в 2000 году, но вся остальная его карьера представляет собой один длинный ряд побед.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.