Интервью с родившейся в Москве фигуристской Екатериной Кураковой, которая получила путевку на Олимпиаду в Пекине, где будет представлять Польшу.

Onet.pl: Поздравляю с попаданием на Олимпиаду! Это наверняка стало для вас реализацией мечты.

Екатерина Куракова: Большое спасибо! Да, моя мечта, пожалуй, впервые в жизни (смеется) действительно, осуществилась. Правда, я еще не до конца в это поверила. Когда я вернулась с соревнований в Оберстдорфе, я убрала свою серебряную медаль в шкаф. Следующей ночью, проснувшись, я побежала проверить, на самом ли деле она там лежит. И оказалось, что это был не сон.

— С какими надеждами вы отправитесь в Пекин?

— Я просто хочу вложить в выступление всю свою энергию, выступить как можно лучше и остаться собой довольной. Я хочу подарить счастье себе и другим людям. Когда мои родственники и знакомые видят мои успехи, они пишут, что я подняла им настроение. Мне бы хотелось, чтобы так вышло в Пекине.

— Какое место в Пекине вас устроит?

— Это самый плохой подход из возможных. Я не ставлю перед собой конкретных целей, чтобы не создавать дополнительных поводов для волнения. Я концентрируюсь только на своем выступлении, просто выхожу на лед и делаю свое дело, наслаждаясь тем, что я могу там быть, показать себя.

— Вы встали на коньки в четыре года. Как это произошло?

— Я была маленькой, но очень подвижной. Родители решили, что с ребенком, который не может усидеть на месте, нужно что-то делать. Кроме того, я часто болела, и врачи размышляли, как укрепить мое здоровье. Неподалеку от дома был каток, однажды мама меня туда привела. Конечно, ни о какой карьере никто тогда еще не думал, но так сложилось, что фигурное катание стало всей моей жизнью. Я не могу представить, что занималась бы чем-то другим. Мне нужно все время быть в движении, поэтому я рада, что стала спортсменкой.

— Много ли средств нужно вложить, чтобы выйти в фигурном катании на высокий уровень?

— Вначале приходится за все платить самому: не только за коньки, но и за костюмы. Потом, когда начинаешь добиваться каких-то успехов, тебя обеспечивают сначала коньками, потом нарядами. Сначала коньки мне предоставляли владельцы катка, потом федерация, а сейчас у меня есть спонсор, который присылает мне все: коньки, одежду, защитное снаряжение. Фигуристы зарабатывают не только на соревнованиях, но и на выступлении в разных шоу. О них, пожалуй, мечтает каждый, ведь это и хорошие деньги, и отличный опыт.

— Почти три года назад вы приняли решение выступать за Польшу. Как это было?

— В России такая конкуренция, что некоторые заканчивают карьеру в 16-18 лет. Со мной должно было случиться то же самое. Мне сказали прямо, что это уже конец, на крупные соревнования я больше не поеду. Но я продолжала в себя верить и считать, что заслуживаю шанса. В России мне его дать не хотели, тогда я написала Мареку Калишеку (Marek Kaliszek), председателю Польской ассоциации фигурного катания, с которым познакомилась на соревнованиях в Торуни. Благодаря ему удалось уладить все формальности, так что сейчас я выступаю за Польшу.

— Как в России отреагировали на то, что вы сменили страну?

— Сначала мой шаг пытались заблокировать. Там знали, что я все же хорошая спортсменка, а поэтому могу стать конкуренткой девочкам, выступающим за Россию. Но когда я начала оформлять вид на жительство в Польше, они ничего не могли сделать, хотя мое решение их, конечно, не обрадовало.

— У вас была возможность вернуться в Россию, если бы в Польше ничего не получилось?

— Когда я переезжала в Польшу, я знала, что или мне удастся осуществить мой план, или с фигурным катанием будет покончено. Настрой у меня был оптимистический, я повторяла себе: «Как здорово, я буду жить в другой стране!». Я была на седьмом небе, а мои родители плакали, но они всегда меня поддерживали, зная, что фигурное катание — это вся моя жизнь.

— Значит, можно сказать, что Польша позволила вам начать в карьере новую жизнь.

— Именно так. Польша дала мне огромный шанс, за который я очень благодарна. Я очень счастлива и чувствую себе лучше, чем когда-либо. Ведь могло случить так, что я бы уже два года не стояла на коньках, а теперь я попала на Олимпиаду в Пекине. Я знала, что Польша будет верным выбором, чувствовала, что я буду здесь востребованной. Чувствовать себя нужным — это, пожалуй, это самое важное.

— Вы быстро освоили польский язык. Как вы его учили?

— Сама. В первую очередь тогда, когда я тренировалась в Канаде. Каждый день перед тренировкой я сидела в кафе и зубрила слова. Когда я вернулась в Польшу и начала говорить, все очень удивились.

— В какой мере вы чувствуете связь с Польшей?

— Недавно я была в Италии и очень скучала там по Польше. Возвращаясь, я чувствую, что это мой дом. У меня здесь есть парень и друзья, которых я люблю. В будущем я бы, скорее, предпочла жить в Польше, чем в России.

— Как вас приняли польские фигуристы?

— Некоторые радовались, некоторые, пожалуй, косо смотрели на девушку из России, возможно, размышляя, чем обернется мое появление, не стану ли я их конкуренткой. Я всегда могла положиться на Наталью Калишек (Natalia Kaliszek) и Максима Сподырева. Они поддерживали меня, помогали, всегда были рядом. Благодаря ним я не чувствовала себя одинокой, я многим им обязана.

— В начале нашей беседы вы сказали, что попадание на Олимпиаду — ваша первая исполнившаяся мечта. О чем еще мечтает Катя Куракова?

— Я мечтаю купить в Польше квартиру. Пусть маленькую, но свою. Сейчас мне приходится снимать жилье, так что Катя мечтает о маленькой квартирке, где она сможет устроить все так, как ей нравится.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.