Еще до победы Барака Обамы на ноябрьских выборах многие выражали надежды на то, что он сможет завершить 'новую холодную войну' между Соединенными Штатами и Россией. Через неделю после инаугурации Белый дом сообщил, что Обама и президент России Дмитрий Медведев беседовали о том, 'как прекратить дрейф в американо-российских отношениях'. Станет ли риторика примирения реальностью?

Намерения России далеко не прозрачны, а Обама при всей его фирменной гибкости - не голубь. Между тем, Обама, возможно, занимает выгодное положение для ведения сбалансированной политики в отношении России: если нужно - сдерживание, когда возможно - сотрудничество, плюс поддержка демократии. Будет ли эта политика дружественной или враждебной - во многом зависит от Кремля.

Призывы к улучшению отношений с Россией исходят, в основном, от тех экспертов, которые считают, что вина за нынешние трения лежит, в первую очередь, на Америке. По их утверждениям, после распада Советского Союза Соединенные Штаты относились к России с высокомерием победителей, игнорируя ее законные интересы и озабоченности в сфере безопасности. Это проявилось в том, что Америка приблизила НАТО к границам России, предложив членство в альянсе бывшим советским сателлитам, и стремится разместить элементы системы ПРО в Восточной Европе.

Это мнение практически совпадает с официальной позицией России. Но отражает ли оно реальность? Несомненно, многие россияне чувствуют себя униженными тем, что после 'холодной войны' их страна потеряла статус сверхдержавы. После почти целого столетия провалов и потрясений у России сформировалось болезненное коллективное самомнение. Многие смотрят на Запад - и, в особенности, Соединенные Штаты - через призму неприязни, подозрительности и стремления к уважению. При режиме Владимира Путина и его продолжении при Медведеве государственная пропаганда эксплуатировала и стимулировала подобные воззрения. Страх перед могущественным врагом и ненависть к нему может использоваться для наращивания поддержки и оправдания авторитаризма; воинственная риторика в отношении Соединенных Штатов может укреплять национальную гордость.

Многие российские политологи - например, Лилия Шевцова из фонда Карнеги - считают, что за возражениями российских властей против расширения НАТО и ПРО стоит именно эта смесь из самомнения, паранойи и своекорыстной пропаганды.

В апреле прошлого года генерал Владимир Дворкин, бывший высокопоставленный участник переговоров о разоружении со стороны СССР, писал в статье для онлайн-журнала EJ.ru, что на самом деле Кремль опасается не военной угрозы со стороны НАТО, а 'цивилизационной изоляции' в том случае, если он продолжит сопротивляться демократии и открытости в то время, как его соседи полностью интегрируются с демократическим капиталистическим Западом.

В другой своей статье Дворкин отмечал, что, даже если предлагаемая система ПРО в Восточной Европе задумана как средство защиты от России, то вряд ли она сможет уничтожить хотя бы одну из тысячи российских ракет.

Известно, что Обама несколько скептически относится к полезности системы ПРО - так же, как и многие ученые (однако следует отметить, что НАТО поддерживает американский проект противоракетного щита). Необходимо продолжать изучать вопрос о ее эффективности; но, вместе с тем, из-за недавних угроз России разместить ракеты на границе с Польшей Соединенным Штатам будет трудно отказаться от этих планов так, чтобы это не выглядело как отступление перед шантажом. Хотя членство Украины и Грузии в НАТО пока, видимо, снято с повестки дня из-за внутренних проблем этих стран, Соединенные Штаты должны дать мощный сигнал о том, что Россия не может безнаказанно угрожать этим странам.

Совместные стратегии по поддержанию стабильности в Афганистане и обузданию ядерных амбиций Ирана, часто упоминаемые в качестве возможной сферы американо-российского сотрудничества, в конечном итоге, будут в интересах как России, так и Америки. Но для того, чтобы такое сотрудничество было успешным, России придется отказаться от ее нынешних политических установок, согласно которым престижно бросать вызов Соединенным Штатам, а не вести совместную работу.

Инаугурационная речь Обамы содержала в себе знаменательные слова, которые звучат как прямое послание режиму Путина-Медведева (и так были восприняты критиками режима в России): 'Тем лидерам со всего мира, которые пытаются посеять семена конфликта или обвиняют во всех бедах своего общества Запад, мы говорим: знайте, ваш собственный народ будет судить о вас не по тому, что вы разрушили, а по тому, что вы сумели построить. Тем, кто удерживается у власти благодаря коррупции, обману и подавлению инакомыслия, мы говорим: знайте, что вы не на той стороне истории; но мы протянем вам руку, если вы решите разжать кулак'.

Видимо, кто-то воспринял это слишком близко к сердцу: информационная программа 'Вести' российского государственного телевидения, которая вела трансляцию инаугурации и разместила выдержки на своем сайте, отредактировала перевод, убрав слова о 'подавлении инакомыслия'.

Если это послание станет основой политики Обамы в отношении России, то это будет значить, что президент взял верный тон, проявив решимость дать отпор автократии, но оставив открытой дверь для партнерства.

Кейти Янг - пишущий редактор журнала Reason, автор книги 'Выросшая в Москве: воспоминания о детстве в Советском Союзе' (Growing Up in Moscow: Memories of a Soviet Girlhood)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Учитель Путин (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Свободу младшему сержанту Глухову!" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Нашкодили, москали? (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Секс-проект Шелленберга (Общественная палата читателей ИноСМИ)

_______________________________

Здесь могла бы начаться американо-российская оттепель ("The Guardian", Великобритания)

Победа Обамы может отрезвить Россию ("The Times", Великобритания)

После долгих лет недоверия Кремль протягивает США оливковую ветвь мира ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.