Экономический кризис, растущий государственный долг, чрезмерные обязательства за рубежом – так империей не управляют. Америке требуется хороший стратегический совет. И быстро. Америка никогда не была Римом, и если она начнет применять его стратегии сейчас – беспощадное расширение империи, господство над другими народами и смертельный меч тотальной войны – это лишь ускорит упадок Америки. Лучше присмотреться к восточному воплощению империи – Византии, которая пережила своего римского предшественника на восемь столетий. Америке стоит повторно открыть для себя именно уроки национальной стратегии Византии.

К счастью, у византийцев гораздо проще учиться, чем у римлян, не оставивших практически никакого письменного наследия, посвященного их стратегиям и тактикам, лишь фрагменты текста и одну педантичную компиляцию, написанную Вегетиусом, который мало разбирался в войне или в искусстве управления государством. Однако византийцы записывали все – свои технологии убеждения, правила сбора разведданных, принципы стратегического мышления, тактические доктрины и способы военных действий. Все это ясно представлено в ряде дошедших до наших времен византийских военных руководств и большом учебном пособии по управлению государством.

Я провел последние два десятилетия, изучая эти тексты, чтобы составить подробное описание национальной стратегии Византии. Соединенным Штатам не мешало бы прислушаться к следующим семи правилам, если они хотят оставаться великой державой:

I. Избегайте войны всеми возможными способами, при всех возможных обстоятельствах, но всегда действуйте так, будто война может начаться в любой момент. Проводите подготовку войск и будьте готовы к битве в любое время – но не стремитесь воевать. Главное назначение готовности к бою – это уменьшить вероятность необходимости воевать.

II. Собирайте информацию о врагах и их мышлении и следите за их деятельностью постоянно. Попытки делать это всеми возможными способами могут оказаться не очень продуктивными, но они редко оказываются предпринятыми зря.

III. Выступайте решительно, и в защите и в нападении, но избегайте битв, особенно крупномасштабных битв, за исключением очень благоприятных обстоятельств. Не ведите себя как римляне, которые считали убеждение лишь дополнением к силе. Вместо этого, прилагайте силу в минимальных дозах, чтобы помочь убедить тех, кого можно убедить, и нанести вред тем, кто пока не поддается убеждению.

IV. Замените войну на истощение и оккупацию стран маневренной войной – быстрыми ударами и набегами, призванными нарушить привычный образ жизни врага, с последующим быстрым выходом из боя. Задача не в том, чтобы уничтожить ваших врагов, потому что завтра они могут превратиться в союзников. Множество врагом могут быть меньшей угрозой, чем один, если их можно убедить напасть друг на друга.

V. Стремитесь заканчивать войны успешно, вербуя союзников, способных изменить баланс сил. В военное время дипломатия еще важнее, чем в мирное. Откажитесь, как это сделали византийцы, от глупого афоризма о том, что когда говорят пушки, дипломаты умолкают. Самые полезные союзники – это те, кто находится ближе всего к врагу, потому что они лучше всех знают, как с ним воевать.

VI. Подрывная деятельность – это самый дешевый путь к победе. На самом деле, она настолько дешева, по сравнению с рисками и стоимостью войны, что подобные попытку нужно предпринимать всегда, даже когда речь идет о самых на вид непримиримых противниках. Помните: подкупить можно даже религиозных фанатиков, как это первыми открыли византийцы, потому что фанатики могут очень творчески подойти к придумыванию религиозных оправданий для предательства своего собственного дела («так как окончательная победа ислама все равно неизбежна…»).

VII. Когда дипломатии и подрывной деятельности оказывается недостаточно, и войны неизбежна, используйте методы и тактики, эксплуатирующие слабости врага, избегайте растрачивания боевых войск и терпеливо сводите на нет силы врага. Это может потребовать долгого времени. Но никакой срочности нет, потому что как только вы покончите с одним врагом, другой, несомненно, займет его место. Все постоянно меняется, по мере того как правители и страны взлетают и падают. Лишь империя вечна – если, конечно, она не исчерпает себя.