«Большая детройтская тройка» (General Motors, Ford, Chrysler) снова возвращается, по крайней мере на бумаге. Прилив гордости General Motors весьма показателен. Детройтский гигант просто не смог надеть на себя платье бедного родственника, то есть дать окончательное согласие на продажу "Опеля" консорциуму Magna-"Сбербанк" в то время, когда началось возрождение Chrysler, пусть даже и в партнерстве с Fiat. Но особенно сложно было сделать это через 48 часов после заявления второго конкурента General Motors, компании Ford о том, что она снова стала прибыльной, и уже к 2011 году  рассчитывает получать солидный доход. Таким образом, первое лицо в компании General Motors Фритц Хендерсон (Fritz Henderson), дабы не повесить на себя клеймо менеджера, продавшего Opel русским, пошел на рискованный шаг, грозящий обернуться двойным дипломатическим скандалом. С одной стороны с немецким правительством, уверенным в том, что оно решило проблему с Opel, с другой стороны с российскими властями, которые остолбенели от окончательного решения, принятого советом директоров детройтского концерна.

Это смелое решение, принятое в Мичигане, несомненно оценят европейские автопроизводители. Оставив ни с чем консорциум Magna-"Сбербанк", General Motors разбили все планы премьера Владимира Путина, который делал ставку на Opel, чтобы с его помощью вывести упадочный российский автопром на уровень стран-лидеров мировой автомобильной промышленности. Так что замок, придуманный Кремлем, рухнул еще до того, как был заложен первый камень.

Глава концерна Fiat и Chrysler Сержио Марчионе, которого несколько месяцев назад  выставили из Берлина несмотря на то, что его предложение о покупке Opel было более интересным с производственной точки зрения, не сказать, чтобы был сильно рад решению своих бывших союзников из Детройта. "Это был стопроцентно рациональный выбор – заявил он вчера, прежде чем углубиться в детали по делу Chrysler. - Учитывая то, что случилось, это был единственно правильный выход. Это будет хорошо для Европы. Теперь General Motors придется рационализировать свою европейскую инфраструктуру, которая слишком громоздка и сложна".

Как бы то ни было, из  США идут положительные сигналы. Всего год назад, в это же время, главы концернов General Motors, Ford (его глава Алан Муллали единственный, кто  выжил после цунами) и Chrysler задавались вопросом, как найти выход из кризиса. Тогда Ford пошел своим путем, рационализируя свой бизнес и прибегая к увольнениям, а General Motors и Chrysler попали в более сложное положение, из которого без помощи Белого дома, а также Fiat (в случае самого маленького из концернов «Большой детройтской тройки»), они бы не выбрались. Затем появились новые экономические стимулы, американцы стали вести себя более сознательно, и рынок опять пришел в движение. И начался его передел.